Глава Белого дома встречается 18 октября с премьер-министром Италии Маттео Ренци (Matteo Renzi). «Вы находитесь в авангарде и лидируете в решении проблем беженцев, это гуманитарная катастрофа, это испытание нашей гуманности в целом. Необходимо осуществлять инклюзивную экономическую политику, которая делала бы большие ставки на наших граждан, давая им образование, навыки и необходимую подготовку для возможности повысить заработную плату и сократить разрыв в обществе».


«Жесткие меры затормозили развитие Европы». Барак Обама дает это эксклюзивное интервью газете «Repubblica» по случаю прибытия итальянского премьер-министра в Америку. Он говорит о феномене Трампа, обо всех видах популизма, предлагая в качестве решения экономическую политику, благодаря которой «сократился бы разрыв между гражданами, можно было бы увеличить заработные платы, инвестировать в образование». Он признает роль Италии в решении проблем с беженцами в Средиземном море, но предупреждает, что «столь малое количество стран в авангарде не сможет самостоятельно выдержать это бремя». Он призывает к большему сотрудничеству между западными секретными службами «для предотвращения террористических атак». И предлагает «полную поддержку реформ Ренци».

«Repubblica»: Господин президент, в начале Вашего первого мандата американская и европейская экономики были в глубокой рецессии. С того момента в экономике США в течение семи лет продолжался период роста, в то время как Европа до сих пор испытывает негативные последствия рецессии: слабый рост и высокий уровень безработицы. Не пора ли переоценить роль фискальной политики и государственных инвестиций? Иными словами, не потерпели ли фиаско жесткие меры?

Барак Обама:
Во-первых, я бы хотел сказать, что мы с Мишель очень рады принимать у нас премьер-министра Ренци и госпожу Ландини (Landini). Италия уже давно является одним из самых верных и сильных союзников Америки. На мой взгляд, опыт Соединенных Штатов в последние восемь лет показывает верность наших решений. Вскоре после моей инаугурации мы приняли Recovery Act (программу государственных инвестиций), чтобы стимулировать экономику. Мы действовали быстро, чтобы спасти нашу автомобильную промышленность, стабилизировать наши банки, инвестировать в инфраструктуры, увеличить кредитование небольших предприятий и помочь семьям не лишиться жилья. Результаты налицо. Американские предприятия создали более 15 миллионов новых рабочих мест. Уровень безработицы снизился вдвое. Мы снизили дефицит бюджета. Наконец-то люди наблюдают повышение зарплат. Доходы выросли, уровень бедности снизился. Нам предстоит еще многое сделать, чтобы помочь работающим людям и семьям улучшить их положение, но мы двигаемся в верном направлении.

Другие страны выбрали иной подход. Я считаю, что жесткие меры способствовали замедлению роста в Европе. В некоторых странах мы наблюдали годы стагнации, подогревавшей экономическую фрустрацию и беспокойство, которое мы видим на всем европейском континенте, главным образом, среди молодежи, которая с большей вероятностью сталкивается с проблемой безработицы. Именно поэтому я считаю, что политика и амбициозные реформы премьер-министра Ренци очень важны. Он хорошо знает, что такие страны, как Италия, должны пройти свой путь реформ, чтобы увеличить производительность, стимулировать частные инвестиции и способствовать инновациям. Однако в то время как страны развиваются при помощи реформ, делающих их экономики более устойчивыми, он признает, что им необходимо пространство для осуществления необходимых инвестиций в целях поддержания роста и занятости, а также расширения возможностей. Итальянская экономика начала свой рост. Все больше итальянцев находят работу. Маттео хорошо знает, что прогресс должен происходить еще быстрее, и центральной темой наших обсуждений станет то, как наши страны могут продолжать совместное сотрудничество для увеличения роста и трудоустройства по обе стороны Атлантики.

— Прообразом американского «феномена Трампа» стали популистские и националистические движения в Европе. Что Вы предлагаете своим европейским союзникам, как им следует действовать после Брексита? Как реагировать на движения, которые стремятся разделить Европу, возвести стены, уменьшить иммиграцию, ограничить нашу открытость международной торговле?

— В наших странах те же силы глобализации, способствовавшие значительному экономическому и человеческому прогрессу в течение десятилетий, ставят также перед нами политические, экономические и культурные задачи. Многие люди считают, что торговля и иммиграция лишает их каких-то возможностей. Мы наблюдали это на референдуме Великобритании о выходе из Евросоюза. Мы видим это в расширении популистских движений, как справа, так и слева. На всем европейском континенте мы видим, что под сомнение ставится сама концепция европейской интеграции, подспудно предполагается, что европейские страны чувствовали бы себя намного лучше, выйдя из союза.

В подобные моменты, даже если мы признаем подлинные стоящие перед нами задачи, важно помнить, насколько наши страны и наша повседневная жизнь выигрывают благодаря интеграции. Наша глобальная интегрированная экономика, включая торговлю, способствовала улучшению жизни миллиардов людей во всем мире. Процент крайней бедности резко снизился. Благодаря международному сотрудничеству в сфере науки, здравоохранения, технологии люди стали жить дольше, у них появилось больше возможностей по сравнению с прошлым. Европейский союз остается одним из самых больших политических и экономических успехов современности. Ни одна страна Евросоюза не пошла с оружием против другой. Африканские и среднеазиатские семьи рискуют жизнью, чтобы дать детям то качество жизни и те привилегии, которыми пользуются европейцы, никогда нельзя считать, что это происходит само собой.

Наша задача, таким образом, состоит в том, чтобы добиться более широкого распространения положительных сторон интеграции и корректного решения возможных экономических, политических или культурных проблем. Это требует инклюзивной экономической политики, значительных инвестиций в наших граждан, обеспечения их образованием, компетенциями, воспитанием, необходимым для увеличения заработной платы и нивелирования разрыва в обществе. Необходима система коммерческих обменов, защищающая работников и окружающую среду. Необходимо сохранять на высоком уровне планку наших ценностей и традиций плюралистического, разнообразного общества; и отказаться от политики «мы» против «них», стремящейся превратить иммигрантов и меньшинства в козлов отпущения.

— По обе стороны Атлантики переговоры по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству находятся на стадии заморозки. Протекционизм растет по всему миру. Вам хорошо известны возражения Америки по свободному обмену, но европейская перспектива выглядит несколько иначе: многие наши граждане, даже в таких странах, как Германия, пользовавшаяся огромными коммерческими преимуществами, считают, что новое соглашение с Соединенными Штатами Америки сведет на нет защиту наших потребителей, наших работников, нашего здоровья. Для многих европейцев Ваша страна превратилась в символ капитализма без границ, где правила диктуют многонациональные компании. Что Вы скажете в ответ на обеспокоенность европейцев?

— Да, в наших странах осложнилась политика торговли. Но история показывает, что свободный рынок и капитализм являются, возможно, самой мощной силой для создания возможностей, стимулирующих инновации и поднимающих уровень жизни. Мы наблюдали это в Западной Европе в десятилетия после окончания Второй мировой войны. Мы видели это в Центральной и Восточной Европе после окончания холодной войны. Мы видели это по всему миру, от Америк до Африки и Азии. В то же время мы также видели, что глобализация может ослабить положение рабочих, усложняя возможность получения достойной заработной платы, при переносе рабочих мест в перерабатывающей промышленности в страны с более дешевой рабочей силой. Я предостерегал общество от бездушного капитализма, для которого приоритетом являются немногие высокопоставленные лица, и который лишь усугубляет неравенство и разрыв между богатыми и бедными.

В глобальной экономике, где значительная часть нашего благосостояния зависит от торговли между нашими странами, невозможно ретироваться и развести мосты. Протекционизм ослабляет наши экономики, нанося ущерб всем, особенно нашим рабочим. Мы же должны извлечь урок из прошлого и вести торговлю правильно, так, чтобы глобальная экономика была способна предложить преимущества всему населению, а не только нескольким избранным. Предприниматели нуждаются в поддержке, чтобы трансформировать их идеи в бизнес. Нам нужны сильные сети безопасности, чтобы защитить людей в трудные времена. Мы должны продолжать работать, чтобы остановить крайности капитализма, вводя более строгие стандарты в банковском секторе и в налоговой сфере, добиваясь большей прозрачности, чтобы помочь предотвратить повторяющиеся кризисы, угрожающие нашему общему благополучию.

Нам также необходимы коммерческие соглашения высокого уровня, как Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство. Даже если взаимный обмен между Соединенными Штатами и Европейским союзом поддерживает около 13 миллионов рабочих мест в наших странах, существует ряд ставок и различных регламентов, правил и стандартов, препятствующих увеличению обмена, инвестиций и рабочих мест. Упраздняя ставки и расхождения с нормативами, мы облегчим торговлю, главным образом для нашего мелкого и среднего бизнеса. Соглашение о трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве не понизит стандартов. Напротив, оно повысит их в сфере защиты работников и потребителей, защиты окружающей среды и гарантирует наличие открытой и бесплатной сети интернет, основного элемента для наших цифровых экономик. По всем этим причинам Соединенные Штаты продолжат вести переговоры по этому соглашению, которое потребует политической воли со стороны всех наших стран.

— Мы побеждаем в войне против «Исламского государства» в Ираке и в Сирии? Как идет «другая» война против джихадистов, как предотвращаются террористические атаки в наших странах?


— Наша коалиция продолжает непримиримо бороться против ИГ (запрещенной в России террористической организации) на всех фронтах. Коалиции продолжает наносить авиаудары по целям ИГ. Мы продолжаем уничтожать его руководство и командующий состав, чтобы они не могли снова нам угрожать. Мы продолжаем наносить удары по нефтяным инфраструктурам и финансовым сетям, лишая их средств, при помощи которых финансируется терроризм. На территории Ирака ИГ уже потерял больше половины населенной территории, находившейся когда-то под их контролем, а иракские силы начали операции по освобождению Мосула. Уже больше года ИГ не проводит успешно ни одной крупной операции в Ираке и в Сирии. В целом, он сохраняет оборонительную позицию, а наша коалиция — наступательную, и, несмотря на то, что это очень трудная борьба, я верю, что мы выиграем, а ИГ проиграет.

Италия является ключевым партнером нашей коалиции. Она вносит один из наиболее существенных вкладов в наше дело, снабжая нас преподавателями и консультантами на иракской территории. Итальянские карабинеры тренируют тысячи иракских полицейских, которые будут помогать стабилизировать обстановку в иракских городах, когда они будут освобождены от ИГ. Кроме того, Италия является необходимым партнером процесса, который приведет нас к созданию правительства национального единства в Ливии. Соединенные Штаты и Италия работают, чтобы помочь ливийскому правительству укрепить его способность отразить силы ИГ и вернуть власть над своей страной".

"Помимо этого, даже если ИГ продолжит терять территории в Ираке, Сирии и Ливии, у него есть возможность проводить или организовывать теракты, как мы наблюдали на Ближнем Востоке, севере Африки, в США и в Европе. Предотвращение преступлений, совершаемых отдельными людьми и маленькими террористическими группами, планирующими убийства невинных людей в наших странах, остается одной из самых сложных наших задач. Даже если в пределах каждой из наших стран ведется работа по предотвращению возможных террористических актов, мы должны больше работать вместе: делиться информацией и разведданными, препятствовать перемещению иностранных террористов и усиливать безопасность на границах.

— Иногда создается впечатление, что наша страна единственная решает вопрос с наплывом беженцев в Средиземноморье. Что Вы думаете о необходимости европейской солидарности в этом вопросе?

— Италия находится на передовой линии в вопросе беженцев, который представляет собой гуманитарную катастрофу и является проверкой нашей гуманности. Изображения множества отчаявшихся мигрантов, мужчин, женщин, детей, ютящихся в маленьких лодках, тонущих в Средиземном море, — это душераздирающее зрелище. Италия сохраняет здесь свои лидерские позиции. Европейский морской флот в Средиземном море под итальянским руководством спас жизни сотен тысяч мигрантов. Ренци старается решать этот вопрос с сочувствием и с учетом кризиса, подчеркивая необходимость оказания содействия африканским странам, откуда прибывают многие из мигрантов. Однако, как я уже говорил на саммите по беженцам, который я созывал в ООН в прошлом месяце, всего несколько стран, находящихся на передовой линии, не могут в одиночку выдержать столь огромную нагрузку. Поэтому НАТО этим летом подписал летом этого года соглашение об увеличении своей поддержки в ходе морских операций Евросоюза в Средиземном море. Вот почему Соединенные Штаты считают, что соглашение между Евросоюзом и Турцией важно для разделения ответственности за берега в ходе этого кризиса, а также для того чтобы гарантировать координированные действия, соблюдение прав человека в отношении мигрантов, обеспечить слаженную и гуманную миграционную политику. Поэтому Соединенные Штаты продолжат оставаться самым крупным донором гуманитарной помощи по всему миру. Это будет так и в отношении беженцев, учитывая наше обязательство по приему и расселению 110 тысяч беженцев в течение ближайших 12 месяцев.

Учитывая масштабы этого кризиса, весь мир должен стремиться делать еще больше. Саммит по проблемам беженцев в прошлом месяце стал важным шагом вперед. В этом году более 50 государств и организаций почти на 4,5 миллиарда долларов увеличили свой взнос в ООН и в неправительственные организации. В целом в наших странах вдвое увеличилось количество принятых здесь беженцев, достигнув более 360 тысяч. Мы поможем более чем миллиону детей беженцев пойти в школу, поможем миллиону беженцев получить образование и найти работу. Однако нам нужно содействие большего количества стран, которые приняли бы большее количество беженцев. Нам нужно обновить свои дипломатические цели, развитие и заботу о соблюдении прав человека, и таким образом внести свой вклад в завершение конфликтов, решение проблем бедности и несправедливости, которые вынуждают такое количество людей покинуть свои дома. В работе над этой основной задачей мы благодарны нашим итальянским друзьям и союзникам за важное содействие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.