Два руководителя сидели в кабинете российского президента на его черноморской даче, давая пресс-конференцию. Дверь была слегка открыта, и вскоре стало ясно, почему. Краем глаза канцлер Германии Ангела Меркель увидела входящую в комнату черную собаку. Владимир Путин, у которого заканчивался первый президентский срок, самодовольно ухмылялся, сидя в кресле рядом с ней. Этот бывший офицер КГБ хорошо сделал домашнее задание. Он знал, что на федеральных выборах в 1995 году Меркель покусала собака, и она после это случая боится их. Сейчас, когда по прошествии 12 лет в 2007 году состоялась их первая официальная встреча, Путин решил использовать это обстоятельство против нее.

«Она вас не беспокоит?» — спросил Путин, жестом указав на своего черного лабрадора Кони. Меркель было весьма неуютно. Дипломатия на таком уровне — это игра умов, борьба за психологическое превосходство, и Путин считает себя мастером такой игры. Когда в 1975 году молодого Путина спросили, чем он зарабатывает на жизнь, тот ответил: «Я специалист по человеческим отношениям».

И вот теперь он отрабатывал свои навыки на канцлере Германии. Путин улыбался, но его голубые глаза не выражали никаких эмоций. «Она дружелюбная, и я уверен, что она хорошо будет себя вести», — сказал президент. Подобно шахматисту после решающего хода он откинулся назад и вытянул ноги. Перед всей мировой прессой Путин показал, кто в доме хозяин. Он продемонстрировал, что способен запугать лидера самой могущественной из соседних стран.

Но затем случилось нечто такое, чего он не ожидал. Потрясенная вначале Меркель вновь обрела душевное равновесие. На утонченном русском языке (в отличие от Путина с его пролетарским питерским акцентом) она ответила: «В конце концов, она ведь не ест журналистов». Благодаря своему самообладанию она вытряхнула из Путина его самонадеянность.

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент России Владимир Путин


Отношения между этими людьми исключительно важны — они едва ли не самые важные в мировой политике. В Европе Путин только ее одну воспринимает всерьез. А ее способность справляться с ним и влиять на него исключительно важна, чтобы договариваться с Россией по Украине и по Сирии, где события последних недель вновь напомнили о том, насколько необходимо поддерживать контакт с Москвой.

Путин направил свои войска в Сирию на помощь правительству Башара аль-Асада, которого Запад хочет отстранить от власти. В сентябре самая кровавая патовая ситуация в мире еще больше ухудшилась, когда Соединенные Штаты обвинили российскую авиацию в нанесении удара по гуманитарному конвою ООН, а отношения между двумя странами резко испортились.

Меркель лично заинтересована в сирийском урегулировании, и эта заинтересованность очень сильна, потому что из-за непрекращающейся войны иммигранты продолжают переплывать Средиземное море, чтобы попасть в Европу и воспользоваться установленным Меркель в Германии режимом открытых дверей. Споры по поводу наплыва мигрантов сегодня занимают главное место во внутренней политике ФРГ, ослабляя позиции канцлера, которая на недавних местных выборах проиграла выступающей против иммиграции партии «Альтернатива для Германии». Такая неудача Меркель в ходе промежуточных выборов резко контрастирует с последними успехами управляемой российской демократии. Путинская партия на парламентских выборах получила 54% голосов, то есть, 343 из 450 мест, хотя явка на выборах была рекордно низкой, составив 47%.

Но оба лидера удерживают прочные позиции. Даже после разгрома Меркель в Берлине и в земле Мекленбург — Передняя Померания ее считают сильным лидером 75% избирателей. У нее есть все шансы на участие — и на победу — на всеобщих выборах, которые состоятся в будущем году. Так что этой паре так или иначе придется иметь дело друг с другом. Для Меркель главная политическая задача — усадить Путина за стол переговоров по Сирии. Но добиваясь этого, она должна четко указать на то, что по-прежнему поддерживает санкции, введенные против России из-за ее вторжения на Украину. Найти такое равновесие будет очень нелегко. К счастью, она очень хорошо подготовлена к общению с Путиным. Причина — в их параллельной предыстории. Все сводится к тому, что Меркель с детства была хорошо знакома с людьми такого типа — угрожающими сотрудниками советских спецслужб.


Они — дети одной системы. Меркель выросла в кошмарной Восточной Германии, которую называли государством тотальной слежки. Это та самая Германская Демократическая Республика, где Путин служил в КГБ в звании подполковника. Иными словами, он был винтиком в механизме, который шпионил за простыми немцами, такими? как Меркель. Таким образом, скромный бывший физик и брутальный русский с агрессивным мужским началом были продуктами одной и той же советской системы. Хотя Меркель никогда активно не участвовала в борьбе за демократию в Восточной Германии, она принадлежала к числу тех небольших групп людей, которые обсуждали альтернативы коммунизму во время ее учебы в Лейпциге, а позднее в Берлине, где она в 1980-е годы работала научным сотрудником. Система никогда не доверяла ей, а информатор тайной полиции Штази докладывал о каждом ее шаге. «Я не была борцом за гражданские права, но у меня возникло очень негативное мнение о Восточной Германии», — рассказывала позднее Меркель.

Родившаяся в 1954 году в Гамбурге на территории ФРГ, Меркель с раннего детства была вынуждена жить под гнетом Советов. Она была дочерью лютеранского пастора, и эта семья переехала в Восточную Германию уже на первом году ее жизни. Церковь попросила ее отца Хорста Каснера проповедовать Евангелие в атеистическом и коммунистическом государстве. Это была трудная задача. Штази неусыпно следила за священником и его семьей. Придерживаться установленных правил, не жертвуя при этом своими внутренними убеждениями, стало обычным делом. «Я никогда не чувствовала, что ГДР — моя родина, — сказала Меркель в 1991 году. — Я никогда не позволяла себе озлобляться. Я всегда старалась использовать то свободное пространство, которое предоставляла мне ГДР… Мрачные тени над моим детством не нависали. А позднее я поступала таким образом, чтобы не жить в постоянном конфликте с государством». Маленькая Ангела стала пионеркой (детское коммунистическое движение), добилась больших успехов в изучении математики — и русского языка. Внешне она вполне соответствовала модели идеальной коммунистической ученицы. «Она была лучшей ученицей, значительно опережая всех остальных», — вспоминал позднее ее одноклассник.

Когда Ангела училась в третьем классе, одному учителю поручили выявить спортивные таланты, и он предложил девочке попытаться прыгнуть в воду с трехметровой вышки. Она всегда делала то, что ей говорили. На этот раз Ангела тоже послушно взобралась наверх и посмотрела вниз на воду. Ей стало страшно. Девочка отошла назад. Но прыгать не стала. Она спустилась вниз, потом снова поднялась наверх, анализируя ситуацию. Других детей это позабавило, и они начали смеяться. Наконец, когда зазвенел звонок, возвестивший об окончании урока, Ангела нырнула в воду вниз головой. Смех прекратился. Кроме нее, не прыгнул никто. А Меркель прыгнула.

Сегодня некоторые критики обвиняют ее в нерешительности. Они даже придумали новый глагол «merkeln», что означает медлить или мешкать. Меркель считает свои сомнения достоинством, заявляя, что всесторонний анализ ситуации — это признак силы и основательности. Она говорит об этом так: «Я довольно смелая, когда надо принимать решение. Но мне нужен определенный разгон, и прежде чем прыгнуть, я люблю подумать, если это возможно».

© AP Photo, Markus Schreiber
Канцлер Германии Ангела Меркель. 27 июня 2016


Этого нельзя сказать о Путине, который поддерживает образ человека действия, лидера, совершающего поступки без колебаний. Посмотрев в 15-летнем возрасте фильм по книге Вадима Кожевникова «Щит и меч», повествующий о разведчиках времен войны и ставший советской версией Джеймса Бонда, он тут же решил поступить на службу в КГБ и отправился в центр Ленинграда в «Большой дом», как называли управление этой организации. Сначала он не мог найти входную дверь, но потом кто-то из младших сотрудников побеседовал с будущим шпионом. Волдоя, как его называли (так в тексте — прим. пер.), рассказал, что занимается дзюдо, однако ему заявили, что КГБ нужны юристы, а не знатоки боевых искусств.

Эта встреча изменила жизнь Путина. Он решил выучить немецкий язык, что стало дальновидным карьерным ходом. Амбициозный шпион должен был работать в Германии, особенно в Берлине, где Восток и Запад смотрели друг другу глаза в глаза. Подобно Меркель, Путин хорошо освоил язык, но в отличие от нее, результаты экзаменов у него были слабые. Этот сын заводского рабочего получал плохие отметки и часто ввязывался в драки. Его дед одно время работал поваром у Ленина, но эти связи не помогли Путину.

«Маленький Волдоя» был невысокого роста (сегодня рост у Путина 1 метр 70 сантиметров), и поэтому чувствовал себя неуверенно. Он начал заниматься восточными единоборствами, чтобы справляться с обидчиками. Хотя «Правда» (да эта газета по-прежнему существует под таким названием) недавно опубликовала статью под заголовком «В юности Путин пользовался популярностью у девушек», у его школьных друзей другие воспоминания. По их словам, Путин безвылазно сидел за столом в маленькой квартирке своих родителей, и у него не было времени на противоположный пол, не говоря уже об успехах у девушек. Недостаток талантов он восполнял усердием. Путин изучал юриспруденцию в Ленинградском государственном университете, где был один из самых престижных в России юридический факультет. После выпуска он сразу поступил на службу в КГБ.

Разделенные двумя общими языками

Меркель в 1970 году получила золотую медаль на общенациональной олимпиаде ГДР по русскому языку, благодаря чему могла ездить в другие страны. Хорошее знание немецкого также подняло статус Путина. Но особенности характера стали для него проблемой. Родители всегда опекали единственного сына, поскольку во время блокады Ленинграда в военные годы у них умерли два ребенка. Они терпели его плохое поведение и периодические вспышки гнева. Будь они построже, Путин научился бы проявлять сдержанность. Но он не мог себя контролировать, и последствия не замедлили сказаться. После ленинградской школы КГБ Путина перевели в Москву в Первое главное управление, где он должен был готовиться к зарубежной работе. Но с командировкой вышла заминка. КГБ не любил посылать на Запад холостяков. Приманка в женском обличье могла соблазнить шпионов на измену Родине, и это вызывало постоянное беспокойство у начальства.


Но Путин не мог допустить, чтобы такие вещи помешали ему. Он женился, и у них в семье родилась дочь. Но привлекательной и яркой такую жизнь назвать было нельзя. Работа была скучной, рабочий день длился долго. А он пока так и не научился справляться с вспышками гнева. Когда один пассажир в метро толкнул Путина и якобы пошутил по поводу его роста, тот не колебался и избил его. Обычно за такую драку грозило суровое наказание. Но Путин был офицером КГБ, и ему повезло. Обвинений никто не выдвинул. Но осмотрительность, спокойствие и умение оставаться незамеченным считаются достоинством для разведчика. Путин ничего подобного не проявлял. КГБ решил не направлять его в Западную Германию, как изначально планировалось. Капитана Путина командировали в Дрезден, который был застойным провинциальным болотом в Восточной Германии. Раздражительность и тщеславие дорого ему обошлись.

В том же 1984 году только что разведенная Меркель отпраздновала свое тридцатилетие. Жизнь у нее шла не совсем так, как она планировала. Она жила в Берлине, и за 10 лет так и не написала диссертацию. Отец сказал ей: «Ну что, Ангела, недалеко же ты продвинулась». Во время учебы она вышла замуж за студента Ульриха Меркеля, но вскоре стало ясно, что это брак без любви. Но она не спешила разводиться. Ее бывший муж позже рассказывал: «Вдруг в один из дней она внезапно собрала вещи и уехала из квартиры, которую мы занимали. Она взвесила все последствия, проанализировала все за и против. Мы расстались как друзья. В финансовом плане мы не зависели друг от друга. Вещей много не накопили, так что делить было нечего. Она взяла стиральную машину, а я оставил себе мебель». Меркель со временем защитила диссертацию по квантовой химии. Путин продолжал служить в Дрездене младшим офицером разведки. Работа у обоих не отличалась разнообразием, и впечатлений от нее было немного. Но в 1989 году все изменилось.

В сложной ситуации: 1989 год


Меркель не участвовала в протестах, которые привели к падению Берлинской стены. Однако сразу после ее падения она вступила в небольшую политическую партию Demokratischer Aufbruch («Демократический прорыв»). Благодаря неутомимой работе, упорству и удаче она начала ошеломляющее восхождение. Спустя пять месяцев после своего первого политического митинга Меркель уже работала заместителем пресс-секретаря первого (и последнего) демократически избранного правительства Восточной Германии. Во время переговоров в Москве об объединении Германии ей снова очень помогло хорошее знание русского языка.

Между тем, Путин вместе с женой и двумя дочерьми в тесной «Ладе» покинул границы распадавшейся коммунистической империи и направился обратно в Советский Союз, которому вскоре тоже было суждено развалиться. Подобно Меркель после ее развода, Путин привез из своей немецкой командировки только одну вещь: стиральную машину. В 1989 году Меркель и Путин параллельными путями начали восхождение на вершину власти в своих быстро менявшихся странах. Заработав первые баллы на низких должностях в центральных органах власти в начале 1990-х, оба обрели репутацию надежных и прилежных работников.

Своим восхождением Меркель обязана близким отношениям с тремя влиятельными людьми. Первый и последний премьер-министр демократической Восточной Германии Лотар де Мезьер (Lothar de Maizière) сделал ее пресс-секретарем, открыв в ней нужные таланты. Восточногерманский политик Гюнтер Краузе (Günther Krause), проводивший переговоры с Западной Германией об объединении, нашел для нее надежное место в парламенте. Последним протеже Меркель был канцлер Гельмут Коль. «Груше», как называли этого дородного политика, в первом правительстве объединенной Германии в качестве символа была нужна женщина, и он дал Меркель должность в своем кабинете уже через год после того, как она побывала на своем первом политическом митинге.

Путин тоже опирался на протекцию влиятельных людей. Он ушел из КГБ и стал советником первого демократически избранного мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. Он сопровождал Собчака в качестве переводчика во время его визитов к тогдашнему премьер-министру Британии Джону Мейджору (John Major), а также во время его поездки в Бонн на встречу с канцлером Колем в 1991 году. В то время отношения между Германией и Россией были исключительно теплыми, пожалуй, лучшими за все время.

© AP Photo, Dmitry Lovetsky
Первый заместитель мэра Санкт-Петербурга Владимир Путин


В 90-е годы Путин стал доверенным помощником российского президента Бориса Ельцина, который в 1998 году поставил его руководить преемницей КГБ Федеральной службой безопасности. Путин в первые годы разнузданного российского капитализма отличался честностью и неподкупностью. Олигарх Борис Березовский назвал Путина «первым чиновником, который не берет взятки». А еще Путин был преданным человеком. Он был готов использовать свое влияние, чтобы помогать даже тем, кто впал в немилость. Когда Собчака обвинили в коррупции, и ему грозил арест, Путин организовал его бегство и согласно имеющейся информации оплачивал его лечение. Меркель была менее сентиментальной.

Когда де Мезьера разоблачили как доносчика Штази, Меркель хранила молчание. Когда Краузе был вынужден подать в отставку из-за ссоры с Колем, Меркель оставила его и заняла его место в качестве ведущего политика из Восточной Германии. Она стала лидером ХДС, написав газетную статью, в которой уличила Коля и его преемника на посту председателя партии Вольфганга Шойбле в получении финансовых средств для ХДС. Внешнему миру Меркель кажется сдержанным и скромным человеком. Но те, кто стоит не на ее стороне, часто называют ее Меркиавелли.

Тектонические сдвиги

Спустя полтора десятилетия Путин и Меркель стали двумя постоянными величинами в уравнении международной политики. Но внутренняя политика может все изменить, и для Меркель она определенно становится все опаснее. Однако несмотря на недавние потрясения на выборах, даже ее врагам трудно себе представить, кто может занять ее место. Ее критик и возможный соперник в рядах партии Христианско-демократический союз Юлия Клекнер (Julia Klöckner) недавно сделала вывод: «Сейчас просто нет никого, кто мог бы заменить Меркель».

Озабоченность по поводу Москвы возникла в Берлине еще до нее, но Меркель размеренно и с размахом перестраивала подходы Германии. В 1990-е годы объединенная Германия вначале больше всех прочих стран стремилась к сближению с Россией. Немцам сразу удалось получить немало выгодных контрактов, а когда на смену Ельцину пришел более напористый Путин, теплые отношения продолжились. Новый российский руководитель быстро наладил тесные взаимоотношения с грубым социал-демократом Герхардом Шредером, который в 1998 году сменил Коля. Любящий курить сигары канцлер не обременял себя рамками политкорректности, а его агрессивные мужские манеры нравились Путину.

В 2005 году, когда к власти пришла Меркель, Путин очень сожалел об уходе Шредера. Тот оказывал умиротворяющее воздействие в условиях появления напряженности между Западом и новой Россией. Но когда Россия в 2006 году оказалась причастной к убийству бывшего коллеги Путина по КГБ Александра Литвиненко, между Москвой и Западом возникла глубокая пропасть. Меркель вначале продолжала линию Шредера, выступая в качестве посредника. Бывший руководитель ведомства федерального канцлера Шредера Франк-Вальтер Штайнмайер стал в новом правительстве Меркель министром иностранных дел, однако отношение Берлина к России менялось. Новый канцлер теперь рассматривала ее в качестве соперницы, а не партнера.

Федеральный канцлер ФРГ Герхард Шредер и президент России Владимир Путин


Меркель четко дала понять, что будет защищать небольшие страны Восточной Европы от российского господства. Германия также наладила особые отношения с США. Шредер порой критиковал Соединенные Штаты, а в европейских делах неизменно выступал на стороне России. В отличие от него, Меркель сблизилась с Америкой. Во время финансового краха 2008 года, а затем и кризиса еврозоны канцлер обращалась к Вашингтону за поддержкой и положительно отзывалась о более активном участии США в делах Европы. Все это заметно раздражало Путина.

Действовать в таких условиях приходилось очень осторожно, так как Германия зависит от поставок российского газа. Но за рамками обычной международной политики экономических интересов замаячило нечто иное: борьба между популистским авторитаризмом и демократией консенсуса, между двумя политическими философиями, которые сейчас нашли свое отражение в образе Меркель и Путина. Личности сами по себе не могут определять ход истории. Свою роль здесь также играют политические советники, международные институты, рынки и общественное мнение. Но иногда, хотя и очень редко, международная политика может превращаться в поистине личное противоборство. Именно это произошло из-за Украины.

Вскоре после Олимпиады в российском городе Сочи в 2014 году в украинской провинции Крым появились солдаты. Вскоре стало ясно, что это не местные военнослужащие, а элита российской армии — спецназ. Путин нанес свой удар в тот момент, когда расколотый Запад ожидал его меньше всего. Отношения между США и ЕС в целом и Германией в частности были непростые, и не в последнюю очередь это было связано с информацией о прослушивании американскими спецслужбами мобильного телефона Меркель.

Как уже часто бывало прежде, Путин без долгих размышлений воспользовался моментом. Как и в молодости, когда он подрался в метро, политик Путин сначала нанес удар, а уже потом стал задавать вопросы. Такая импульсивность сопровождалась недальновидностью и непониманием последствий от аннексии Крыма. Тем не менее, агрессивное позирование на мировой арене отвлекало от нараставшего внутри страны недовольства и тихих жалоб по поводу ползучего самовластия, которые зазвучали громче после нарушений на выборах в 2011 году. В течение нескольких недель Крым «проголосовал» за присоединение к России. Произошло это вскоре после сомнительного референдума в Луганской и Донецкой областях, которые провозгласили независимость не без участия российских ополченцев и законспирированных российских войск. Благодаря тщательно подготовленной агрессии Путину удалось в какой-то мере восстановить свою популярность.

Плакаты на улицах Севастополя


Меркель вначале никак не реагировала. Ее министр иностранных дел Штайнмайер осудил эти действия, но не очень резко и решительно. Меркель и на сей раз не спешила. Как и на вышке для прыжков в десятилетнем возрасте, она анализировала ситуацию, прежде чем приступить к действиям. Путин чувствовал себя победителем. Он знал, что Меркель была против решения НАТО считать Украину и Грузию кандидатами на вступление. А казавшаяся успешной аннексия Крыма как будто демонстрировала, что военное превосходство важнее экономической мощи.

Поэтому Путин был потрясен, когда спустя месяц Меркель ввела санкции против России. У Германии в этой стране было немало серьезных интересов. Одни только фармацевтические компании от потери контрактов понесли убытки на 2,1 миллиарда евро. Однако Меркель все же приняла свое решение, проконсультировавшись с представителями промышленности и с ЕС. Германия могла себе это позволить. А Россия в условиях падения нефтяных цен должна была дорого заплатить за поспешные военные решения Путина.

Меркель также знала, что для Путина важнее всего международный престиж. В 1998 году старая «большая семерка» стала восьмеркой, приняв в свои ряды Россию, что было символом новых времен. Очередная встреча этого клуба мировых тяжеловесов должна была состояться в олимпийском Сочи в июне 2014 года. Но этого не произошло. Меркель объяснила причины в Бундестаге: «Россия изолирована во всех международных организациях, саммита „Группы восьми“ не будет, как не будет и самой „Группы восьми“». По позициям России был нанесен мощный удар, а Путин был унижен.

Такая реакция не помогла урегулировать конфликт и вернуть Крым в состав Украины, но она дала украинцам запас времени, чтобы провести президентские выборы. Осенью 2014 года начались боевые действия, и Россия в очередной раз пригрозила захватить восточную Украину. Конфликт приобрел личный характер. С сентября по январь Меркель 38 раз беседовала с Путиным.

В феврале 2015 года западные страны договорились о проведении мирных переговоров в столице Белоруссии Минске. Путин потребовал, чтобы на них присутствовали представители самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик, и казалось, что Россия вот-вот одержит дипломатическую победу. Меркель и французский президент Франсуа Олланд появились на переговорах вместе с украинским президентом Петром Порошенко, однако вскоре стало ясно, что это по сути дела двусторонняя встреча между двумя лидерами, которые общались без переводчиков.

© AP Photo, Alexander Zemlianichenko, Pool
Александр Лукашенко, Владимир Путин, Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Петр Порошенко во время переговоров в Минске


Путину удалось добиться присутствия своих союзников на переговорах, где он хотел настоять на отмене санкций в обмен на военные уступки. Меркель, со своей стороны, хотела добиться устойчивого прекращения огня и признания Россией украинского правительства. Ее единственным инструментом воздействия было дальнейшее ужесточение санкций; но американцы предлагали поставить украинцам оружие, чего канцлер изо всех сил старалась не допустить, опасаясь эскалации. Она была полна решимости использовать дипломатические и экономические средства давления.

После 16-часовых переговоров Путин неохотно согласился на прекращение огня и на предоставление восточной Украине некоей региональной автономии. Его союзники почувствовали, что их подвели и покинули в беде. Даже раболепные российские СМИ не могли объяснить, почему президент не сумел добиться отмены санкций.

Но украинский кризис не был разрешен. Он не урегулирован по сей день. Но Меркель снова перехитрила своего старого соперника. Журнал Foreign Affairs повел итог: «Хорошо скоординированные западные санкции и терпеливая дипломатия Меркель помогли обеспечить наименее плохой результат, о котором не мог мечтать ни один оптимист, когда Путин присоединил Крым».

Недовольство и беженцы

Поскольку процесс принятия решений в Кремле — это тайна за семью печатями, невозможно сказать наверняка, насколько личная вражда влияет на политические решения. У Путина было множество мотивов, чтобы начать свою драматическую интервенцию в Сирии: стремление защитить Асада, возможность воспользоваться вакуумом после отказа США от вмешательства в 2013 году и, пожалуй, решимость вступить в борьбу против «Исламского государства» (организация запрещена в России — прим. пер.).

После Крыма Путин испытывает к Меркель личную неприязнь. Он также не мог не заметить, что из ряда вон выходящее решение канцлера открыть границы своей страны для миллиона беженцев, бегущих от конфликтов, прежде всего сирийского, стало для Меркель самым серьезным вызовом за всю ее карьеру. В этом году главнокомандующий силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав обвинил Путина в том, что он специально наносит удары по скоплениям гражданского населения в Сирии: «Вместе Россия и режим Асада используют миграцию в качестве инструмента воздействия, пытаясь сокрушить европейские структуры и ослабить решимость европейцев». Он мог бы добавить, что сила и решимость Меркель подверглась особенно суровому испытанию.

Но на всем протяжении сирийского кризиса, как и во всех предыдущих конфликтах со времен Чечни, Путин продолжает наводить глянец на своем имидже решительного и деятельного человека. В отличие от него, канцлера Меркель, несмотря на ее важный шаг в отношении беженцев, по-прежнему воспринимают как осторожного лидера, который конфликту предпочитает консенсус.

Тем не менее, она тоже не лишена склонности к режиссуре и играм разума. В ведомстве канцлера нет грозных зверей, пугающих визитеров, как нет и фотографий ее семьи на отдыхе. На полке за ее письменным столом стоит одна-единственная картина. Это портрет родившейся в Пруссии принцессы, которая стала Екатериной Великой и неоспоримой правительницей России.

Перед выборами 2013 года пресс-секретарь Меркель так прокомментировал этот портрет в кабинете канцлера: «Она любила играть с властью и пользовалась мужчинами — и все с целью укрепления собственного авторитета». Непонятно, о ком он говорил: о царице из 18-го века или о канцлере из 21-го.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.