Россия разместила в Калининградской области тактические ракеты «Искандер-М», которые способны нести ядерные боеголовки. Радиус их действия — как минимум, 500 километров. Риги и Варшавы они могут достигнуть за пару минут.

Россия готовится к войне с Западом — это уже не новость. Владимир Путин постоянно разжигал в стране настроения военного положения. В политическом смысле это окупилось: аннексия Крыма два с половиной года назад драматически повысила популярность президента, а последним результатом продолжения агрессивности стала монополия его «Единой России» в Госдуме после недавних выборов, фоном для которых была война в Сирии.

В оценке действий Путина доминировало представление, что он прагматик и понимает неспособность России победить в открытой войне с Западом. Численность Вооруженных сил России вроде бы внушительная — 922 тысячи. Однако только в вооруженных силах крупнейшей страны НАТО — США — 1,3 миллиона человек. Половина личного состава сухопутных войск России (300 тысяч) — солдаты обязательной службы. По меньшей мере 40 тысяч профессионалов постоянно заняты в Крыму и в Донбассе. Значительные силы необходимо держать на Северном Кавказе и вдоль границ государства. И война в Сирии требует как людских, так и финансовых ресурсов, которых начинает остро не хватать в оскудевшем из-за санкций бюджете.

Единственное серьезное средство, которое Россия может противопоставить военному превосходству Запада, — это ядерное оружие. И Москва все агрессивнее угрожает, что может применить его первой.

Если принять, что правитель России прагматично осознает, что в ядерной войне победителей не будет, то такие угрозы можно считать блефом. (На днях представители российской армии заявили, что они позаботились о том, чтобы перевозивший ракетные установки «Искандер» гражданский сухогруз был замечен разведывательным спутником США). Значит, цель Путина — заставить западных политиков задуматься, не слишком ли высоки ставки, и согласиться на особые права России в соседних странах. В таком случае это просто игра в политический покер, в которой победит тот, у кого крепче нервы.

Но, во-первых, прагматизм Путина — это не прагматизм западников. Кремлю с военно-тактической точки зрения кажется очень прагматичным сравнять с землей сирийский город Алеппо, как это было с Грозным во время второй чеченской войны. В свою очередь, с политической точки зрения — прагматично уничтожить как можно больше гражданских жителей, а остальных вынудить отправиться беженцами в Европу, где их встретят прагматично поддерживаемые Москвой крайне правые и крайне левые противники иммиграции.

Во-вторых, эскалация напряженности иногда приобретает свою логику развития, которая выходит за рамки «прагматичного» контроля. Идеологические мифы могут стать ужасающей реальностью, о чем в прошлом веке напомнили нацизм и большевизм. Однако подготовку России к войне сейчас можно назвать пока контролируемой, но все же истерией.

Российское Министерство по чрезвычайным ситуациям сообщило, что все подземные бомбоубежища Москвы готовы к тому, чтобы в случае ядерного нападения в них могли укрыться «100% жителей города». А губернатор Санкт-Петербурга утвердил «продовольственные нормы на случай войны» — 300 граммов хлеба на одного человека в течение 20 дней. Министерство финансов России решило сократить на 6 миллиардов долларов США социальные расходы и на 10 миллиардов долларов увеличить оборонный бюджет.

Мобилизация населения страны к войне с Западом становится важнейшим политическим инструментом, и этому отвечает поведение России на международной арене.

Ракеты «Искандер» в Калининграде — всего лишь очередной маневр в этой пока еще «холодной» войне. 3 октября Путин приостановил соглашение с США об утилизации используемого в ядерном оружии плутония, потому что «необходимо реализовать срочные меры по защите безопасности России». И предложил условия для продолжения сотрудничества, первое из которых «отвод инфраструктуры НАТО» к границам 2000 года, что фактически означает требование выйти из НАТО девяти государствам, которые присоединились к альянсу позже этого срока.

США прекратили переговоры с Россией о возобновлении перемирия в Сирии и заявили, что необходимо расследовать военные преступления России. В свою очередь, Россия в Совете безопасности ООН проголосовала против внесенной Францией резолюции о перемирии в Алеппо, и Путин отменил планировавшийся на будущую неделю визит в Париж. До этого были извержения гнева Москвы по поводу заключения нидерландских следователей о том, что самолет рейса MH17 над восточной Украиной в июле 2014 года был сбит российской ракетой. В минувшую пятницу Вашингтон официально обвинил Россию к кибератаках на политические организации США с целью вмешательства в президентские выборы.

Можно прогнозировать, что до января будущего года, когда в должность вступит новый президент США, Путин продолжит повышать ставки. Но ошибочно надеяться, что, несмотря на вызванную слабостью России истеричную демонстрацию силы, ее правитель всегда будет действовать прагматично и сможет контролировать созданную им самим ситуацию. На минувшей неделе Путин в обращении к новому парламенту сказал: «Высшее историческое право России — быть сильной». Он понимает и уважает только силу, а весной 2018 года в России должны состояться президентские выборы. Авантюризм Путина обусловлен предположением, что Запад слаб. И поэтому Запад должен быть безусловно сильным, чтобы российскому лидеру было выгоднее оставаться прагматичным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.