События в Сирии продолжают вызывать неожиданные геополитические изменения в ближневосточном регионе, и это требует от Израиля соответствующих действий. Сирийский кризис давно вышел за рамки обычного политического или регионального кризиса и стал угрозой для всего мира. Масштабное российское военное присутствие в Сирии, значительно увеличившееся в последнее время и включающее воздушные бомбардировки, присутствие кораблей, а теперь и системы С-300 с радиусом действия в сотни километров, создают угрозу для военной и гражданской авиации в целом, включая США и Израиля. Это демонстрирует масштаб изменений и опасность для всего региона.

После того как провалилась попытка России и США координировать военные действия в Сирии, Москва отменила ядерное соглашение 2010 года, а США пригрозили нанести удары по войскам Асада. Появление в Сирии систем С-300 — это четкое послание России в адрес США: «Этому не бывать».

Российское военное присутствие в Сирии знало взлеты и падения. СССР на протяжение многих лет держал корабли в порту Тартуса (русским был нужен порт в Средиземном море). Помимо этого русские содержали в Сирии базу разведки, поставлявшую сирийцам информацию в режиме реального времени, а также самолеты, которые практически каждый день летали над Средиземным морем и отслеживали передвижение кораблей Шестого флота США и израильских ВМС.

До конца 1980-х годов в Сирии находились сотни советских военных советников. Распад СССР привел к резкому сокращению числа советников, а также к уменьшению численности войск в Сирии до такой степени, что казалось, будто интерес российского руководства к региону иссяк.

Изменение американской политики, под руководством президента Барака Обамы, геополитические изменения, происходящие на Ближнем Востоке уже шесть лет, гражданская война в Сирии, подъем ДАИШ (запрещенной в России террористической организации, — прим. пер.) и соглашение по ядерной программе с Ираном — все это создало новую реальность и, возможно, президент России Владимир Путин воспринял ее, как возможность. Российская растерянность в начале сирийской войны, в том числе, и во время кризиса с применением химического оружия, сменилась громогласными заявлениями: «Сирия — российский протекторат, и мы пришли поддержать Асада и укрепить его режим».

Запуск зенитной ракеты в сторону израильских самолетов, наносивших удары по сирийской территории, имевший место в сентябре, стал очевидным сигналом Израилю: теперь все будет по-другому. Российско-американская координация провалилась, да и российско-израильская координация уже не та, что раньше. Новая ситуация в Сирии потребует от США принять соответствующие меры, и Израилю тоже потребуется разумно рассчитать свои действия.

За время войны в Ираке и в Сирии на Ближнем Востоке складывались новые и поддерживались старые союзы. Враг моего врага — необязательно мой друг. Все это заставляет Израиль лавировать между сильными игроками в регионе. Последние российские действия ведут к созданию двух четких коалиций: российско-шиитская коалиция с участием России, Ирана и «Хезболлы», Асада и алавитов, а также западно-суннитская коалиция с участием США и западных государств, повстанцев, Саудовской Аравии, Иордании, стран Персидского залива и отдельных районов Ирака. Какую позицию займут Турция и курды, все еще неясно.

Государству Израиль до сих пор удавалось не вмешиваться в сирийскую войну и проводить взвешенную политику, позволявшую защищать израильские интересы. Несмотря на российское присутствие, израильская авиация, если верить иностранным публикациям, сохранила свободу действий и бомбила колонны с оружием. Последние события в Сирии, в том числе, развертывание комплекса С-300, ограничивают свободу действия в северной части Сирии, и требуют искать новые методы в случае необходимости действовать в этом регионе.

Складывающиеся новые коалиции могут потребовать от Израиля впервые с начала сирийского кризиса занять позицию и заявить, что он поддерживает западно-суннитскую коалицию. Это повлечет за собой улучшение отношений с США, но обострит отношения с Россией. К этому следует подготовиться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.