Карл Маркс писал, что капитализм несет в себе семена собственного разрушения. Современная националистическо-олигархическая Россия далека от марксизма, но эксплуатация слабостей демократического Запада в подрывных целях по-прежнему составляет важную часть работы российских спецслужб. В минувшую пятницу директор национальной разведки и министерство внутренней безопасности США заявили, что американские спецслужбы уверены в причастности российского правительства к взлому компьютеров лидеров Демократической партии и избирательного штаба Хиллари Клинтон и к публикации материалов на сайте WikiLeaks.

Это беспрецедентное заявление. Заявление о том, что «только самые высокопоставленные должностные лица могли приказать провести такую операцию» — это прямое обвинение в адрес президента Владимира Путина. Мотив очевидный — «вмешательство в американский избирательный процесс».

Со времен окончания Холодной войны, такие тяжкие обвинения доводилось слышать нечасто, поэтому наверняка это было сделано по прямому указанию президента США Барака Обамы. Цель обвинения — защитить чистоту предстоящих выборов, а также продемонстрировать разочарование администрации Обамы и чувство беспомощности, которое вызывают выходки Путина.

Американские спецслужбы и эксперты частного сектора более двух месяцев говорят, что компьютеры Демократической партии были взломаны по распоряжению российских спецслужб, приказавших передать эти материалы сайту WikiLeaks. Постепенная утечка документов в интернет в течение минувших недель практически наверняка была делом рук тех же элементов. Так почему же американская администрация так долго тянула с заявлением?

Главной причиной колебаний Вашингтона было нежелание провоцировать эскалацию напряженности в отношениях с Россией, особенно в то время, когда госсекретарь Джон Керри изо всех сил старался добиться сотрудничества для установления перемирия в Сирии. Второй причиной было опасение создать впечатление использования спецслужб в политических целях, особенно если учесть, что утечки информации откровенным образом поддерживали кампанию кандидата в президенты США от Республиканской партии Дональда Трампа. Что с тех пор изменилось? Практически все.


С огромным опозданием администрация Обамы поняла, что Россия совершенно не заинтересована в прекращении огня в Сирии, и уж точно не заинтересована в этом, пока имеет стратегическое преимущество благодаря превосходству в воздухе, пока российская авиация ежедневно бомбит мирных жителей («объекты террористов», по словам Москвы). Поскольку администрация Обамы совершенно не готова к военной интервенции в Сирии, ее единственным оружием остаются громкие слова и заявления.

Опасения по поводу «политизации» спецслужб утратили значение в этой странной избирательной кампании, где прекратили действовать практически все принятые нормы. Россия слишком грубо и откровенно использует свои пропагандистские инструменты для вмешательства в ход американских выборов, будь то для помощи Дональду Трампу или ради того, чтобы посеять сумятицу и внести раскол. Нарушено слишком много «красных линий», и молчание в такой ситуации уже неуместно.

Вопрос сейчас не в том, почему американская администрация решилась, наконец, обвинить Россию во вмешательстве в демократические процессы, а в том, что могут сделать США для нанесения ответного удара в киберпространстве?

США располагают огромными возможностями для ведения кибервойны, но в отношении России проблема не в средствах, а в выборе целей. Взлом компьютеров, принадлежащих Кремлю и приближенным Путина, наверняка позволит собрать компрометирующую информацию (но у США при этом нет возможности использовать для ее публикации пророссийский WikiLeaks), но это причинит немного ущерба российскому президенту и его помощникам. Американское правительство более уязвимо, поскольку его работу освещает свободная пресса и критикует Конгресс и независимые суды, вдобавок, его переизбирают каждые четыре года. В путинской России почти все это неактуально.

Из преимуществ демократии

Уже появлялись публикации о повальной коррупции кремлевского круга и о передаче миллиардных подрядов приближенным олигархам. Это не подорвало власть Кремля. В принципе, США могли бы также нанести удар по компьютерной инфраструктуре Кремля и его серверам, но это повлечет взаимную эскалацию. Российская контратака может нанести большой ущерб опирающейся на интернет американской экономике, а также нанести вред выборам 8 ноября. По мнению эксперта по кибервойне профессора Томаса Рида из Королевского колледжа Лондонского университета, «русские используют слабости американской системы совсем не так, как мы ожидали. Запад должен найти новые способы противостоять этому».

Нет точного юридического ответа на вопрос о том, что такое объявление войны в киберпространстве. Трудно объяснить, чем это отличается компьютерный взлом от более традиционных попыток повлиять на выборы в других странах, как делали США и Израиль. Электронный шпионаж не считается войной, и обе стороны постоянно занимаются этим. США захотят заставить Россию заплатить, но они при этом не хотели бы раскрывать все свои возможности. Россия бросила США вызов в нескольких сферах. В Сирии и на Украине, путем отмены соглашения о сотрудничестве в ядерной сфере и с помощью перемещения ракет, способных нести ядерные боеголовки, к границам стран НАТО. Противостояние в киберпространстве — лишь одно из многих, но Барак Обама не нашел эффективного способа победить ни в одном из них.

Единственный светлый момент во всей этой истории — это американская пресса. Пока администрация колебалась, называть виновных или нет, главные газеты ослабили впечатление от утечек информации, опубликовав подробные данные о связях Трампа и его окружения с Кремлем, а также продемонстрировали, как именно действуют WikiLeaks и якобы независимые хакерские группы. Им удалось пролить свет на стратегию Путина задолго до того, как это сделала администрация. Может, демократическое общество не настолько слабо, как думает Путин?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.