Несмотря на ухудшение похожей на болотную трясину ситуации в Афганистане, 15-летняя годовщина начала самой продолжительной войны в истории США почти не привлекла особого внимания. Продолжающиеся интенсивные боевые действия лучше всего высвечивают провал стратегии президента Барака Обамы прекратить войну. Положение дел в Афганистане сегодня хуже, чем когда бы то ни было с 2001 года, когда вторжение США помогло отстранить Талибан от власти, вынудив его создать свои командно-управленческие структуры в Пакистане, его основателе и верном спонсоре.

На сегодня возрождающийся Талибан контролирует больше территории, чем когда-либо раньше, число жертв среди гражданского населения рекордно высокое, и гибель афганских военных приближается, по оценке американского командования, к отметке невосполнимости. Как показывают недавние удары по американскому университету и прилегающему к минобороны и президентскому дворцу району, действуя из убежищ в Пакистане и контролируемых территорий в Афганистане, террористы предпринимают все более дерзкие атаки, в том числе в столице страны Кабуле.

Объявив войну в Афганистане 21 сентября 2001 года, через десять дней после самого зверского теракта в современной истории США, президент Джордж Буш объяснил, почему 9 сентября 2001 года стало поворотным пунктом в истории страны: «Американцы знают, что такое войны, но на протяжении 136 лет они участвовали в войнах только на иностранной земле, за исключением одного воскресенья 1941 года (Перл-Харбор). Американцы также знают, что такое военные потери, но не мирным утром в центре великого города. Американцы знают, что такое внезапные атаки, но никогда они не предпринимались против тысяч мирных жителей. И все это обрушилось на нас в один день».

Однако прежде чем он смог достичь военные цели в Афганистане, Джордж Буш вторгся в Ирак и оккупировал его. Эта кампания стала одним из крупнейших и катастрофических военных провалов в современной истории, которая дестабилизировала Ближний Восток и разожгла терроризм исламистов.

Обама пришел к власти, обещая прекратить войны в Ираке и Афганистане, унаследованные от эры Буша. В Ираке он завершил начатую Бушем войну лишь для того, чтобы начать новую на территории Сирии и Ирака.


Обама полагал, что сможет прекратить войну в Афганистане, просто объявив о ее завершении. Он сделал это в декабре 2014 года, когда произнес знаменитые слова, что война «подходит к своему достойному завершению». Тем не менее, невзирая на разрешение США афганскому Талибану открыть де-факто дипломатическое представительство в Катаре и обмен на пленного американского сержанта пяти высокопоставленных главарей талибов, содержавшихся в тюрьме в Гуантанамо, Талибан не был заинтересован в достижении мира.

В итоге Обаме приходится неоднократно менять свои планы в Афганистане. В июле 2011 года он объявил, что к 2014 году «афганский народ будет сам обеспечивать свою безопасность», добавив через семь месяцев, что «к концу следующего года наша война в Афганистане завершится». Однако всего два месяца назад он решил на неопределенный срок оставить 8,4 тысяч американских солдат в Афганистане и предоставил преемнику принять любое решение о выводе войск. В Афганистане также остаются около 26 тысяч американских служащих по военным контрактам.

Почему же США до сих пор увязли в этой войне? Во многом потому, что они вели войну только с одной стороны — вдоль разделительной линии между Пакистаном и Афганистаном, при этом не желая наносить удары по расположенным в Пакистане убежищам афганского Талибана и подконтрольной ему сети Хаккани. Уничтожение внутри пакистанской территории лидера афганских талибов Ахтара Мохаммада Мансура в мае ударом американского беспилотника — это редкое исключение, единичный удар с целью обезглавить группировку, который мало повлиял на изменение боевых реалий на местности.

Исследования свидетельствуют, что группировки боевиков в принципе устойчивы к потере главаря, пока не подвергаются систематическим ударам их трансграничные убежища. По сути, ликвидация главаря может помочь группе боевиков мобилизовать к своей пользе поддержку рядовых боевиков против совершивших убийство. Никогда ни одна контртеррористическая кампания не увенчалась успехом, если в распоряжении боевиков оставались «тихие заводи» в трансграничных районах.

Хотя Обама приветствовал уничтожение Мансура как «важную веху», оно представило политику США в неблаговидном свете: им потребовалось почти 15 лет, чтобы впервые нанести удар с беспилотника в пакистанской провинции Белуджистан, где расположены основные оперативно-командные структуры афганского Талибана. Вооруженным силам США не удалось ликвидировать сеть Хаккани, потому что Пакистан передислоцировал главарей группировки из зоны племен и предоставил им убежища в крупных городах, дав при этом возможность лидерам афганского Талибана удобно устроиться в Белуджистане.

Показательно, что США не признали афганский Талибан террористической организацией. На самом деле обамовский Белый дом изощренно жонглировал словами, чтобы объяснить, почему эта группировка не включена в американский список иностранных террористических организаций. По сути США стремятся пристроить средневековый Талибан к соглашению о разделении власти в Афганистане. Они уничтожили Мансура, поскольку он дерзко отказывался возобновлять мирные переговоры.

На протяжении почти восьми лет Обама придерживается одной и той же стратегии по Афганистану, меняя лишь тактику. Суть его стратегии состоит в том, чтобы заискиванием и ублажением стимулировать военные структуры Пакистана и его одиозную Межведомственную разведку выступить против сети Хаккани и заставить афганских талибов подписать мирное соглашение. Стимулы были разные: от миллиардов долларов финансовой помощи до поставок смертоносного оружия, которое в конечном итоге может быть использовано против Индии. Подход в формате «пряник без кнута» лишь подстегнул пакистанских военных к тому, чтобы вести двойную игру — быть охотником и дичью одновременно.

На фоне того, как контроль правительства Афганистана над рядом регионов страны ослабевает, преемнику Обамы придется принять ряд трудных решений, столкнувшись с горькой правдой: войну в Афганистане можно выиграть только в Пакистане.

Брахма Челлани — профессор Центра политических исследований, крупный индийский политолог.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.