Украина же заняла четкую позицию: без выполнения РФ и боевиками пунктов Минских соглашений по безопасности, без вывода иностранных военных формирований и контроля Украины над границей о выборах и спецстатусе никто говорить не будет.

В ближайшие недели лидеры «нормандской четверки» могут собраться на переговоры. Об этом на полях 71-й сессии Генассамблеи ООН в Вашингтоне заявил президент Франции Франсуа Олланд. Встречу Петра Порошенко с Владимиром Путиным лидеру Франции помогает организовывать канцлер Германии Ангела Меркель. На сегодняшний день известно лишь то, что провести такие переговоры хотят в Берлине. О дате и тематике встречи договорятся, когда подписанное 21 сентября в Минске рамочное соглашение будет выполнено минимум на 70%. Этот документ предполагает разведение сторон и техники от линии соприкосновения на четыре квадратных километра в трех населенных пунктах в Донецкой области — Станице Луганской, Петровском и Золотом. От его выполнения зависит подписание дополнительной «дорожной карты» реализации безопасносностной части Минских соглашений — об этом и должны объявить на встрече «нормандской четверки». Во многом это на руку Германии и Франции: избирательные кампании там в самом разгаре, а на фоне миграционного кризиса успех по решению украинского вопроса им бы был очень кстати. Более того, во Франции, заигрывая с Кремлем, уже намекают на принятии Радой закона о выборах и поправок в Конституцию по так называемой «формуле Штайнмайера», которая пришла на смену «плану Мореля».

Не успели подписать, как боевики нарушили договоренности

Процесс выполнения безопасностной части Минска, похоже, сдвинулся с мертвой точки. В среду в белорусской столице участники Трехсторонней контактной группы (ТКГ) подписали рамочное соглашение о разведении сторон на 4 кв км в Станице Луганской, Петровском и Золотом. По допсоглашению, которое прилагается к рамочному, процесс разведения сторон и техники (в том числе и вооружений калибром меньше 100 мм) начнется после 7-дневного перемирия, ориентировочно — 30 сентября и продлится не более 3 дней. Об этом в четверг на брифинге в Верховной Раде рассказал представитель Украины в подгруппе по безопасности ТКГ Евгений Марчук.

В последний 10-й день отвода стороны должны обеспечить разминирование территории. «Последующие два дня (11-12 дни — Авт.) идут на то, что ОБСЕ и Совместный центр по контролю и координации вопросов прекращения огня (СЦКК) заходят на эту территорию и подтверждают, что стороны действительно отошли, что все действительно разминировано», — объяснил Сегодня.ua Евгений Марчук после брифинга в Верховной Раде.

Допсоглашение также предусматривает четкий набор действий в случае нарушения перемирия. «Откровенно говоря, желания той стороны начать процесс отвода, нет. Если произошло нарушение, если стрельба, все, стоп машина. Если стрельба интенсивная — возвращение назад на предыдущие позиции. Не говоря уже о том, если есть какие-то приметы возможного наступления. А это легко идентифицируется», — объяснил Сегодня.ua Евгений Марчук.

По его прогнозам, выполнить рамочное соглашение с высокой долей вероятности удастся. И вслед за Станицей Луганской, Петровским и Золотым стороны прорабатывают аналогичный механизм развода сил в еще четырех точках. В целом же их 50 вплоть до Азовского моря. «Мы, кстати, предлагали, расширить участок развода сил от Станицы Луганской до госграницы (там где-то 15 км). С той стороны не согласились: все, что касается границы, с российской стороны сразу в истерику впадают. А мы почти два раунда на убеждения потратили», — рассказал Марчук.

Мониторить каждый этап выполнения рамочного соглашения в Станице Луганской, Петровском и Золотом будет СММ ОБСЕ, причем круглосуточно. Ведь нарекания на работу наблюдателей по большей части касались их ограниченной по времени работы в зоне АТО — с 8-9 утра до 7-8 вечера. А открывали огонь боевики по нашим позициям, как правило, в ночное время. Но уже вчера на второй день тишины боевики не пустили СММ ОБСЕ в Петровское и Золотое.

«Представители миссии увидели бетонные блоки возле Золотого. Эти бетонные блоки, которые стоят напротив участка для разведения сил и средств, должны быть немедленно разобраны. К тому же, за этим заграждением, дальше дорога сильно заминирована. Эти мины должны быть устранены незамедлительно (по рамочному соглашению на 10-й день — Авт.) Задача СММ ОБСЕ — наблюдать, даже если одной из сторон не нравится, что мы наблюдаем за ними, они могут быть убеждены, что мы то же самое делаем с другой стороны. Без верификации рамочное соглашение не будет работать», — заявил первый зампредседателя СММ ОБСЕ в Украине Александр Хуг.

По мнению содиректора программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексея Мельника, если подписанное рамочное соглашение все-таки удастся реализовать, первое и самое главное — перестанут, наконец, с обеих сторон гибнуть люди. «Речь идет о трех участках длинной по 2 км и глубиной по 2 км. Если выйти на местность, 2 км достаточно существенное расстояние. Но если их, условно говоря, наложить на всю линию фронта (426 км — Авт.), вы же представляете, что это локальные участки… Если говорить о позитиве, мне неизвестно, по каким критериям были выбраны именно эти три участка, но, очевидно, что это как раз там, где враждующие стороны стояли на расстоянии выстрела. И если все будет имплементировано, то есть, 7 дней перемирия (сегодня второй день), потом они все-таки разойдутся и перестанут гибнуть люди с обеих сторон — это уже позитив и именно то, что находится в полномочиях ТКГ», — сказал Сегодня.ua Алексей Мельник.

А вот бывший представитель Украины в ТКГ Роман Бессмертный предлагает относиться к подписанному в Минске рамочному соглашению более сдержанно: «Очень хорошо, что это произошло, но под большой знак вопроса я ставлю возможность реализации. Обратите внимание на слова «рамочный документ». То есть, договорились реализовать такой план. Все населенные пункты, которые попадали в эту серую зону, где исчезала военная власть одна или другая, население представлено просто само собой. Как на этих территориях будут решаться социально-бытовые вопросы, поставки воды и продовольствия, — это колоссальная проблема. Не имея санкций за невыполнение, говорить о том, что такие планы будут выполнены очень сложно».

Рамочное соглашение как часть большого плана

Во-вторых, по словам Алексея Мельника, рамочный документ может стать фундаментом для дальнейшего согласования и разработки «дорожной карты» реализации безопасностных пунктов Минских соглашений. Об этом еще два месяца назад на саммите НАТО в Варшаве заявил Петр Порошенко. «Это, конечно, разные истории (рамочное соглашение и «дорожная карта» — Авт.). Но это рамочное соглашение, которое сейчас подписано, может стать таким толчком к решению того, что называют «дорожной картой». Но «дорожная карта» — это план выполнения достигнутых политических договоренностей. Сначала должны быть действительно договоренности, а «дорожная карта» — это технология воплощения договоренностей. А при отсутствии договоренностей ценность технологии есть, но она достаточно ограничена», — сказал Сегодня.ua Алексей Мельник.

На вопрос Сегодня.ua о том, можно ли связывать подписанное в Минске рамочное соглашение с «дорожной картой» Евгений Марчук ответил, что это два абсолютно разных документа, так как в отличие от рамочного соглашения «дорожная карта» будет предусматривать вывод всех иностранных воинских формирований с Донбасса. И, по словам источников Сегодня.ua в украинских дипкругах, на сегодняшний день Киев, Париж и Берлин практически закончили подготовку такой «дорожной карты».

Теперь дело за малым — нужно, чтобы Россия согласилась. К этому президента РФ Владимира Путина уже публично склоняет его французский коллега Франсуа Олланд, во второй раз за месяц заявляя, что встреча лидеров «нормандской четверки» точно пройдет в течение пары недель. Понятно, что просто так сверить часы Порошенко, Олланд, Меркель и Путин встречаться, точно не будут. Для переговоров на высоком уровне нужен более чем веский повод. И таким поводом вполне могло бы стать подписание «дорожной карты».

В Администрации президента Украины не подтверждают информацию о том, может ли «четверка» согласовать «дорожную карту» на такой встрече. «У нас есть консенсус по необходимости проведения саммита «нормандской четверки» и проводится подготовка», — заявил вчера на брифинге замглавы АП Константин Елисеев. Правда, по его словам, дата саммита пока не определена, переговоры пройдут тогда, когда стороны подготовят соответствующие документы.

Но у российской стороны есть свое видение реализации Минских соглашений, как и свой вариант «дорожной карты». В целом он сводится к так называемой «формуле Штайнмайера», о которой в среду проговорился спецпредставитель ОБСЕ в ТКГ Мартин Сайдик: «В рабочей группе по политическим вопросам обсуждались модальности местных выборов в ОРДО и ОРЛО по так называемой «формуле Штайнмайера», а также вопросы амнистии».

Как пояснили в посольстве Германии в Украине, «формула Штайнмайера» подразумевает одновременное принятие Верховной Радой во втором чтении поправок в Конституцию, по которым Донбасс получит особый статус, и проведение там местных выборов. Более того, как стало известно Сегодня.ua во время визита в Киев главы МИДов Германии и Франции предложили несколько видоизменить эту «формулу», что подтверждают некоторые украинские депутаты.

«Встретились с немцами и французами. Они приехали фактически с ультиматумом. С сегодняшнего дня Путин обещает перемирие на 7 дней в трех пилотных зонах, а мы за это срочно должны голосовать амнистию, выборы и особый статус», — писал по результатам встречи в своем Facebook «радикал» Игорь Попов.

В беседе с Сегодня.ua глава парламентского комитета по иностранным делам Анна Гопко, которая также была на этой встрече, заявила, что языком ультиматумов с нашими депутатами никто не говорил. «Министры озвучили свою позицию. Было видение с французской стороны, когда начнутся реальные шаги по обеспечению перемирия (потому что на тот момент так называемые «ДНР» и «ЛНР» заявили, что они готовы), чтобы мы в стенах парламента начали говорить о политическом диалоге, как провести выборы. Поскольку была жена уже освобожденного Жемчугова, которая четко озвучила позицию от всех жен и родственников пленных по освобождению, насколько сложно оно продвигается… То есть, мы с украинской стороны показали, что безопасностный и гуманитарные компоненты для нас прежде всего. Они (главы МИДов — прим. авт.) получили четкий ответ — окончательные решения принимаются в парламенте. Потому что была такая нотка у одного из министров, мол, мы были в АП, теперь пришли в парламент… На что мы им четко сказали, что сейчас они пребывают в парламентско-президентской республике. Это вам не Кремль и не Россия, где один человек Путин принимает решения, а Дума голосует», — сказала Анна Гопко.

Такой же «месседж» Франк-Вальтер Штайнмайер и его французский коллега Жан-Марк Эро попытались донести на брифинге в АП перед походом в Раду. «Хочу сравнить этот процесс со строительством дома. И сейчас мы закладываем фундамент. Речь идет о прекращении огня, об отводе войск в трех пилотных зонах. К этому также добавляется законопроект о местных выборах на Донбассе, а также о спецстатусе. Первый этап находится в стадии реализации. Следующий этап этого беспрерывного процесса — это утверждение Радой упомянутых мною закона о выборах и спецстатусе Донбасса, расширение пилотных зон (до 50-ти — прим. авт.), отвод и сохранение под контролем тяжелого вооружения, обеспечение доступа наблюдателей (СММ ОБСЕ — прим. авт.) к территориям Донбасса, создание продвинутых баз ОБСЕ. Это такой, можно сказать, второй этап».

Более того, на следующий день после встреч в АП и Раде главы МИДов Германии и Франции захотели лично посетить, как они высказались, «прифронтовые населенные пункты Донбасса». На что им вполне логично предложили поехать в Авдеевку и Широкино, чтобы те увидели, как боевики и российская сторона соблюдают перемирие. «На что Штайнмайер и Эро поехали искать перемирие в «очень опасные» Славянск и Краматорск, — рассказали Сегодня.ua источники в ТКГ. — Вообще, знаете, их визит был больше похож на пиар-акцию перед выборами (во Франции в следующем году выборы президента, а в Германии — в Бундестаг — прим. авт.)».

И причин этому несколько. Во-первых, последние местные выборы в Берлине ударили, так сказать, под дых Ангеле Меркель: ее партию ХДС с 17,6% результатом обогнала политсила Штайнмайера, — СДПГ с показателем 21%. О последствиях проигрыша для Меркель в своем блоге для Сегодня.ua написал журналист из Берлина Карл Куяс-Скрижинский.

Тем временем, набирает оборотов пророссийская «Альтернатива для Германии». На местных выборах в Берлине ей отдали 14%. А всего по стране эту политсилу по последним соцопросам готовы поддержать 16% немцев. Именно поэтому, по словам политологов, с ней и пытается конкурировать Штайнмайер в пророссийской риторике, предлагая Украине чисто кремлевский сценарий реализации Минска. Во Франции ситуация приблизительно такая же, как и в Германии, поэтому риторика Эро вполне объяснима. По данным свежих соцопросов, Олланд не сможет продвинуться дальше первого тура выборов независимо от того, с какими конкурентами столкнется. А вот пророссийский экс-президент Николя Саркози и бывший премьер-министр Ален Жюппе будут конкурировать с еще одним симпатиком Кремля, лидером Национального фронта Марин Ле Пен.

Как на днях заявил вице-президент США Джо Байден, «есть, как минимум пять стран (в ЕС — прим. авт.) которые прямо сейчас готовы сказать: «Мы больше не хотим участвовать в санкциях против Москвы». Но, по заверению украинских политиков и дипломатов, Штайнмайер и Эро четко услышали нашу позицию: без выполнения Россией и боевиками пунктов Минских соглашений по безопасности (прекращение огня, отвод вооружений и обмен пленных всех на всех), а также без вывода всех иностранных военных формирований (а их там 38 тыс человек по словам Евгения Марчука) и контроля Украины над границей о выборах и спецстатусе в Раде никто даже говорить не будет.

«Если Эро и Штайнмайер очень желают проведения вскоре выборов, то они должны учитывать, что российское оружие и солдаты должны быть выведены из Донецкой и Луганской областей. А контроль над украинской границей должен быть передан Украине, или, по меньшей мере, международной организации, например ООН», — заявила евродепутат, член — Комитета ассоциации Украина-ЕС Ребекка Хармс во время визита в Киев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.