Хотя заседания ООН в 2016 году, кажется, ничуть не отличались от его заседаний, проводившихся на протяжении последних нескольких лет, дебаты на этой неделе проходят в то время, когда международное сообщество сталкивается с массой проблем практически в каждом регионе мира. Не считая исторического мирного соглашения, положившего конец конфликту в Колумбии, длившемуся пять десятилетий, в каждом регионе существуют определенные угрозы, которые могут выйти на совершенно новый уровень, если международное сообщество в целом и региональные органы власти, в частности, не смогут найти способ их устранения. Удручающий список этих угроз бесконечен: гуманитарный кошмар в Сирии и ежедневные теракты в Ираке; рост влияния партий, выступающих против мигрантов, в Европе и самый большой вызов, с которым столкнулся ЕС с момента своего основания; Северная Корея, изо всех сил стремящаяся к созданию постоянного ядерного потенциала; Россия, демонстрирующая свою военную силу и дипломатические возможности на постсоветском пространстве, и Китай захватывающий все новые и новые территории в Южно-Китайском море.

Организация Объединенных Наций была создана около 70 лет назад с тем, чтобы обеспечивать условия для ослабления до минимума возникающих в мире кризисных явлений либо для их разрешения методами, исключающими продолжение конфликта. После того, как во Второй мировой войне погибли десятки миллионов людей, мир совершенно не желал повторения полномасштабного вооруженного конфликта, который привел бы лишь к новым жертвам и к социальному краху. На верху пирамиды ООН, бесспорно, находится Совет Безопасности — орган, в состав которого входят наиболее активные и жизнеспособные в геополитическом плане страны, каждая из которых наделена правом вето и отвечает за «поддержание международного мира и безопасности» в глобальной политике. В случае вооруженного конфликта, стихийного бедствия, преступления, совершенного государством, или наращивания ядерного потенциала в какой-то точке мира именно Совет Безопасности должен определять оптимальную программу сплоченных коллективных действий. И теоретически решения Совета Безопасности обязано выполнять каждое государство, входящее в состав ООН.


Не будет преувеличением сказать, что сегодня Совет Безопасности эти обязательства не выполняет. Более того, Совбез, изначально задуманный как орган, который путем урегулирования конфликтов и за счет единства между крупнейшими мировыми державами мог бы предотвращать дальнейшие войны, превратился в форум, который напоминает бессмысленной дискуссионный клуб. Но что еще хуже — это не просто бессмысленный дискуссионный клуб, а дискуссионный клуб, в состав которого входят участники, крайне враждебные друг к другу и постоянно конфликтующие вне зависимости от предмета дискуссии.

В сирийском вопросе соперничество и разногласия между США, Францией и Великобританией с одной стороны и Россией — с другой пагубно сказались на работе Совета в целом и на ходе гражданской войны в Сирии в частности. Когда посол США в ООН публично обвиняет Москву в двуличном, лицемерном поведении и выходит из зала заседаний, когда российский посол встает, чтобы выступить с речью, это ведет не только к ухудшению отношений между двумя крупными державами, но и создает дальнейшие препятствия в работе Совета Безопасности.

В вопросе о Южном Судане, государстве, пережившем за последние два с половиной года такую ужасную гражданскую войну, что никто не знает всех масштабов потерь, дискуссии по поводу эмбарго на поставки оружия всем сторонам конфликта превращаются в бесконечные проволочки. А принимаемые решения приводят все к тому же самому — к отсрочкам, которые дают властям Южного Судана и повстанцам возможность приобретать больше оружия и боеприпасов для продолжения боевых действий.

В вопросе нераспространения ядерного оружия Совет Безопасности не сделал ничего. Сокращение ядерного оружия — это сфера действия Вашингтона и Москвы, и если эти страны не желают договариваться о дальнейшем сокращении своих ядерных арсеналов и стартовых площадок, вряд ли Совет Безопасности может здесь оказать какое-то влияние.

Совсем другой головоломкой для Совета Безопасности является Северная Корея. Все пять постоянных члена Совбеза согласны с тем, что долгосрочной задачей является остановить Ким Чен Ына и удержать его от дальнейших испытаний ядерных и баллистических ракет, а также действовать в направлении превращения Корейского полуострова в безъядерную зону. Однако готовность следовать к этой цели зависит от того, насколько близко соседство члена Совбеза с Пхеньяном. И даже когда Совет Безопасности примет всеобъемлющие санкции в отношении Пхеньяна (как он сделал в марте этого года), их реализация — это совсем другой вопрос.

Мы указываем на все эти проблемные места не для того, чтобы посеять панику и заявить, что мир движется к катастрофе. Это не так — уровень бедности на планете неуклонно снижается, все больше развивающихся стран ставят в число своих приоритетных задач решение проблемы глобального потепления, считая это ключевым вопросом национальной безопасности, и главной целью по-прежнему является демократизация систем управления. Мы говорим об этом, скорее, для того, чтобы повторить старый затертый аргумент, который, тем не менее, с каждым днем становится все более пророческим — Совет Безопасности утратил свое величие и больше не является тем элитарным органом, принимающим решения, о котором часто с гордостью говорят его члены. Напротив, теперь это международный аналог Конгресса США — то же сквернословие, та же политизация и невозможность действовать прагматично, чтобы достичь чего-то такого, что гораздо важнее себя самого.

Находить решения теперь будет трудно. Те, кто хотел бы расширить представительство в этой организации, уже давно стремятся увеличить количество постоянных представителей в Совете Безопасности — с тем, чтобы он больше соответствовал задачам XXI века. Но расширение Совбеза может вызвать еще больше разногласий и завести ситуацию в тупик, если в ходе этого процесса не будут изменены правила и устав. Не знаю, каким будет решение, но признание наличия проблемы было бы неплохим началом в поиске этого решения.

Бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд (Kevin Rudd) написал, что «хотя сегодня ООН и не распалась, она испытывает серьезные трудности». Не в лучшем положении находится и Совет Безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.