В десятку передач и фильмов, которые пользовались наибольшей популярностью у украинских телезрителей в прошлом январе, попали целых три фильма из серии «Один дома». Возможно, — по крайней мере, такой вывод буквально напрашивается — популярность данной франшизы отражает то, какой Украина себя видит: покинутой теми, кто должен был нести за нее ответственность, противостоящей более сильным врагам и вынужденной прибегать для самозащиты к любым средствам, которые оказываются под рукой. Дело не только в очередной российской агрессии — исторически на Украину вторгались, чтобы ее оккупировать, практически все страны региона: Румыния, Австрия, Польша, Германия, Венгрия, Чехословакия.

Это представление о том, что кругом враги, породило в ходе последней войны общественный дискурс, опирающийся на два понятия — зрада («предательство») и перемога («победа»). Исходно он был ироническим. Журналистам, присутствовавшим на Майдане во время революции 2014 года — в частности, радиоведущему Андрею Бродецкому, — так надоели пафосные революционные речи с трибун, что они принялись издевательски характеризовать все подряд то как зраду, то как перемогу. Например, когда через российскую границу перешло с украинской стороны стадо коров, это было объявлено зрадой.

Однако за время войны на востоке страны это словоупотребление распространилось и приняло серьезный характер. Когда российские войска из-за военных ошибок украинского командования убили множество украинских солдат, в интернете немедленно заговорили о зраде. Когда постреволюционное правительство медлило с борьбой с коррупцией или с расследованием убийств на Майдане, его также обвиняли в зраде.

Этот дискурс подхватили и украинские журналисты, разделившиеся на тех, кто считает себя участниками войны (поддерживают они при этом действия властей или очерняют, зависит от интересов работодателя), и тех, кто считает долгом журналиста сообщать правду (насколько это возможно). В журналистском сообществе идут бесконечные споры о том, как называть контролируемые Россией силы — «сепаратистами» или «террористами», — и о том, следует ли при работе в сепаратистских республиках регистрироваться у местных властей (без этого работать там не получится).

Амбициозные магнаты-политики — такие, как министр внутренних дел Арсен Аваков, — также разыгрывают карту зрады. Аваков называет немногочисленных независимых журналистов, не поддерживающих правительственный курс, «либералами-сепаратистами». Потом эти «либералы-сепаратисты» получают угрозы убийством от «патриотов». Все это происходит в атмосфере, в которой журналистов убивают и калечат.

Аваков также обвинил крупнейший в стране телеканал «Интер» в «антиукраинском» и «антигосударственном» поведении. «Интер» принадлежит олигархам, которые стоят за партией свергнутого президента Виктора Януковича «Оппозиционный блок», склоняющейся к промосковской позиции. По данным экспертов из отслеживающей ситуацию в СМИ организации «Детектор медиа», по точности, беспристрастности и прочим показателям качества новостей «Интер» занимает последнее место среди украинских телеканалов (а это крайне низкая планка). Он поддерживает «Оппозиционный блок» и пропагандирует ностальгию по Советскому Союзу. В этом году во взломанной электронной почте редактора канала (россиянки по гражданству!) были, как утверждается, обнаружены оскорбительные замечания об украинцах и переписка с властями сепаратистских республик.


Впрочем, редактор уже в феврале была депортирована в Россию, а сам «Интер» стабильно использует официальную терминологию и называет сепаратистов «террористами», а армию — «нашими». Он также избегает критиковать президента Порошенко (но не украинское правительство), что заставляет многих думать о наличии некоего соглашения между президентом и олигархами, владеющими каналом. На прошлой неделе, после очередного выпада «Интера» в адрес Авакова, редакцию канала подожгли известные «патриотические» наемные бандиты. Лидер поджигателей, сейчас близкий к окружению Авакова, утверждает, что он воевал в Молдавии на стороне пророссийских сил, рассчитывая при этом, что в конечном итоге часть молдавской территории отойдет к Украине. Насколько его военные байки соответствуют действительности, неизвестно. Его группировка одно время дружила с российским фашистско-империалистическим «Евразийским движением» Александра Дугина, однако позднее поссорилась с ним и предложила 20 тысяч долларов любому, кто публично надругается над бородой Дугина и снимет это на видео.

Политтехнологи Авакова обвиняют владельцев «Интера» в том, что те сами организовали поджог, чтобы вызвать в обществе сочувствие к себе. «Интер» намекает, что к поджогу было причастно министерство внутренних дел. Остальные задаются вопросами о том, какой клан претендует на какие активы. В итоге весь Киев увлеченно строит догадки. По мнению Отара Довженко, преподавателя журналистики из Львова, хуже всего, вероятно, придется президенту: он будет выглядеть неспособным как гарантировать свободу слова (что испортит его имидж на Западе и среди огромной «консервативной» аудитории «Интера»), так и законными средствами справиться с «непатриотичными» СМИ (что испортит его имидж среди националистов). Таким образом, вероятно, реальной мишенью с самого начала мог быть совсем не «Интер».

Во всей это сумятице теряется вопрос о необходимости вывести дискуссию о СМИ из лабиринта зрад и перемог. Сильный регулятор, способный выносить суждения о точности, беспристрастности, наличии или отсутствии возбуждения ненависти и так далее, мог бы справиться с эксцессами таких каналов, как «Интер», не устанавливая при этом стандарты «лояльности». Однако действующий сейчас регулятор слаб и находится под влиянием олигархов, а законопроект о создании нового, похоже, навсегда застрял в парламенте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.