Специалист по контролю качества нефти Нихад Забаднех из Дамаска уже 16 лет является почетным консулом Латвии в Сирии. Недавно он гостил в Риге и дал короткое интервью LA, в котором подчеркнул, что из Сирии бегут сторонники оппозиции, бедные люди, а также искатели счастья, которым никто не угрожает.

 

Latvijas avīze: Вы из столицы  Сирии Дамаска. Как там протекает  повседневная жизнь?

 

Нихад Забаднех: В Дамаске очень тяжелая жизнь. В городе и в радиусе 25 километров вокруг него боевиков нет, но за пределами этой зоны полно революционеров и боевиков «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Каждый день совершаются обстрелы, в результате которых погибает много людей. Во всем нашем государстве идет война. В нее вовлечены крупнейшие международные игроки — Россия и США. Я думаю: если Россия и США достигнут официального соглашения, то военные действия прекратятся.

 

— Возможно ли соглашение между правительством Сирии и оппозиционными силами?

 

— Если два сильнейших  в мире государства не договорятся, то нельзя ожидать и соглашения  между правительством и оппозиционными силами. Похоже, что США и Россия достигли некоторых договоренностей, но никому больше о них неизвестно. Самый главный вопрос — когда будет достигнута договоренность о прекращении военных действий. Обстрелы, разумеется, происходят с обеих сторон. Правительственная сторона сильнее — у нее есть армия, и в конфликте ее поддерживают российская армия, а также иранская армия. Россия прислала в Сирию военные самолеты. Несмотря на то, что Россия отвела часть своих сил из Сирии, ее присутствие там остается ощутимым. К примеру, в Тартусе по-прежнему находятся российские войска.

 

— Российские войска  в Сирии помогли или создали  неприятности?

 

— Они осложнили события. Российские силы декларировали, что их цель — «Исламское  государство», но когда они прибыли, то выступили против всех, включая мирных жителей.

 

— Гражданская  война в Сирии вызвала поток  беженцев в Европу. Какие люди  бегут из Сирии?

 

— Из Сирии бегут представители  разных социальных слоев. Бегут  хорошо образованные люди, например, врачи и инженеры— они поддерживают революционные силы и боятся за свою жизнь, поэтому покидают страну. Некоторые не поддерживают ни одну из сторон, но они бедны, им хочется жить и кушать. Эти люди остаются в лагерях беженцев или в приграничных городах Турции, Ливана, Иордании. Есть и такие, кто бежит из нашей страны, чтобы улучшить свою жизнь, — это экономические мигранты, но не беженцы. Многие хорошо образованны, у них есть деньги. Турция сейчас ввела для сирийцев въездные визы, поэтому количество беженцев сократилось. Если вы сириец, то получить въездную визу в Турцию очень сложно. До заключения соглашения между Турцией и ЕС въездные визы не требовались.

 

— Каково влияние террористической организации «Исламское государство» в Сирии?

 

— Многие люди в Сирии  думают, что ИГИЛ создала одна из сверхдержав, к примеру, США. Сирийцы не думают, что ИГИЛ придет на помощь Сирии, а считают, что она хочет уничтожить государство. В Сирии не много сторонников ИГИЛ — может быть, около 5% общества, не больше. ИГИЛ состоит главным образом из иностранных боевиков, они из Алжира, Туниса, Бельгии и Франции, но не из Сирии. Оппозиционная «Сирийская свободная армия», правительственные силы Асада, а также российская армия ведут борьбу против ИГИЛ.

 

— Как происходящее  в Сирии изменило индустрию  добычи нефти?

 

— Переработка местной  нефти прекратилась. В отношении  Сирии введено эмбарго на добычу  нефти. У Сирии есть соглашение  с Ираном, откуда мы импортируем  сырую нефть и перерабатываем  ее.

 

— Сколько времени, по-вашему, будет необходимо для восстановления Сирии?

 

— Я бы сказал, потребуется, по меньшей мере, десять лет, чтобы  восстановить страну, потому что  большая ее часть уничтожена. Например, крупнейший промышленный  город Алеппо полностью разрушен. Уничтожены места добычи нефти, и восстановить их можно будет только после того, как завершится потенциальный мирный процесс.

 

— Как вы на этот раз добрались до Латвии? В аэропорту Стамбула прогремели взрывы…

 

— Я приехал из Дамаска  в Ливан, путь до Бейрута был  безопасным. Когда прибыл в Турцию, позвонил в аэропорт имени Ататюрка, и мне сказали, что рейс задерживается на час. Теракт в аэропорту произошел около 11 вчера, а мой рейс был назначен на 2.30 утра Самолет вылетел на час позже.

 

— Уже 16 лет вы почетный консул Латвии в Сирии. В каких сферах бизнеса Латвия и Сирия, на ваш взгляд, могут сотрудничать?

 

— Мы очень старались, чтобы  Латвия была вовлечена в бизнес  в Сирии и наоборот. После того  как началась эта кровавая  война, все приостановилось. Мы ничего  не можем сделать в сфере  бизнеса, пока не начнется мирный  процесс. Тогда мы попытаемся заинтересовать латвийских предпринимателей посетить Сирию, а сирийских — Латвию. В Сирии может быть интерес к латвийской древесине, а Сирия может предложить сельскохозяйственные продукты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.