Когда законодательное собрание страны после теракта, унесшего жизни 224 человек, решает, достаточно ли хорошо существующее законодательство, это нормальный процесс. Но страна эта — Россия, и на самом деле изменение законодательства может иметь совсем другие цели, отличные от защиты от террора. Требования службы безопасности о предоставлении большего количества средств в борьбе с терроризмом ведет, таким образом, не только к такому непреднамеренному и неудачному последствию в борьбе с терроризмом, как усиление слежки за гражданами, как это происходит в Норвегии и большинстве западных стран. В России дело обстоит так, что правительство на этой неделе вводит в действие закон, который на самом деле ставит перед собой цель подавить политическую оппозицию, заткнуть оппозиционерам рты, но при этом обосновывается необходимостью борьбы с терроризмом.

Исходной точкой новых законов, которые особенно несправедливы по отношению к социальным сетям, стал теракт, жертвой которого стал российский чартер с российскими туристами, взорванный над Синайским полуостровом в октябре прошлого года. Ответственность за теракт взяло на себя ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.), а бомба, приведенная в действие, вероятнее всего была помещена в самолет вероломным служащим в аэропорту на Синае.

Но этот теракт стал поводом для того, чтобы превратить недонесение о криминальном деянии в уголовное преступление. Новые законы ужесточают реакцию, предусмотренную в уже существующих «законах об экстремизме», которые в России превращают в преступления то, что на Западе является нормальными высказываниями. И возраст, с которого человек может быть привлечен к такой ответственности, снижается до 14 лет.

Эдвард Сноуден, который отбывает свою политическую ссылку в России и зависит от расположения российского президента Владимира Путина, называет новые законы «законами Большого Брата». Самое главное в новых законах — то, что «Большой брат видит тебя». Закон требует, в частности, чтобы операторы связи сохраняли все данные в течение шести месяцев и делали материалы доступными для спецслужб.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.