После Брексита, который, несомненно, был серьезным ударом по телу Европейского Союза, случился неудачный военный переворот в Турции. Реакция турецкого президента Эрдогана на военный мятеж подсказывает, что значительные трудности возникнут и в отношениях ЕС с Турцией, что, конечно же, на руку России, как и любое ослабление европейского и североатлантического единства.

Российский президент стал самым первым из мировых государственных лидеров, который связался с Эрдоганом, чтобы выразить свое сочувствие в связи с жертвами насилия и убежденность, что вопрос о руководстве той или иной страны должна решать воля граждан, заявленная у избирательных урн.

Однако Путин пошел еще дальше и в выходные, в телефонном разговоре, заявил, что Россия принципиально настаивает на категорической недопустимости антиконституционных действий и насилия с политическими целями.


Во время этого телефонного разговора президенты также договорились о скорейшей личной встрече, которая, судя по всему, состоится уже в первую неделю августа, то есть еще до саммита группы G20, а он на этот раз пройдет в Пекине.

Рыбак рыбака

Если вдуматься, насколько непримиримыми были позиции двух стран после 24 ноября прошлого года, когда турецкий F-16 сбил на сирийско-турецкой границей российский штурмовик Су-24, то не устаешь удивляться подобным неожиданным излияниям доброй воли, даже на фоне недавних турецких извинений (или не извинений) за этот инцидент, которые турецкая сторона уже через пару часов после их обнародования поставила под сомнение.

Так откуда же вдруг столько дружественности и при этом явно с обеих сторон? Во-первых, категорическая недопустимость антиконституционных действий и насилия с политическими целями, о которых в разговоре с Эрдоганом говорил Путин, несомненно, непосредственно связаны с паническим страхом перед вероятной цветной революцией в России. Хотя в условиях почти полностью уничтоженной российской оппозиции, строго говоря, никакая революция невозможна.

Жестокость действий Эрдогана, направленная против более шести тысяч арестованных, станет весьма хорошим аргументом для путинской, так скажем, превентивной жестокости в отношении представителей этой оппозиции, которые, наверное, как и противники Эрдогана в Турции, тоже хотели бы изменить режим на своей родине в пользу настоящей демократии.

И во-вторых, с весны 2014 года, то есть с начала украинской авантюры, Россия находится почти в полной евроамериканской изоляции. Если Турция действительно захочет восстановить смертную казнь, отмененную в 2004 году, то она лишится всякой надежды (пусть сегодня лишь гипотетической) на членство в ЕС.

Так что Турции тоже угрожает изоляция, и так между двумя странами возникают отношения, которые народная мудрость описывает очень точно: «Рыбак рыбака видит издалека».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.