Варшава — Сложно и представить сегодня польско-украинские отношения без этой фигуры. Он много лет активно действует в неправительственном секторе, организовывая и принимая участие в многочисленных конференциях и форумах по украинской тематике. Польские телевидение и радио всегда охотно приглашают его к себе, зная, что он один из самых компетентных экспертов по украинским вопросам, который хорошо понимает Украину и ментальность ее народа, и сможет спокойным, немного приглушенным голосом объяснить меандры украинской и вокруг украинской политики.

 

Бывший военный корреспондент на Балканах, автор нескольких книг, в частности «Запах ангела», изданной совсем недавно, уже более 10 лет профессионально занимается Украиной, занимая должность исполнительного директора фонда польско-украинского сотрудничества PAUCI.

 

Побывав сотни раз на Украине и в совершенстве выучив украинский язык, он снова сюда возвращается, но уже надолго и, по его же определению, в «новой шляпе». Свою будущую миссию на Украине он называет значительным вызовом, но и большой честью. Мыслями о своих планах относительно работы на Украине, состояние и перспективы украинско-польских отношений и региональной безопасности Ян Пекло поделился в эксклюзивном интервью с собственным корреспондентом «Укринформа».

 

Есть очень много знаков вопроса

 

«Укринформ»: Господин посол, как вы видите свою миссию на Украине?

 

Ян Пекло: Я доволен своим предстоящим приездом в Киев. Как посол Польши на Украине намерен наладить сотрудничество с украинскими друзьями, которых очень ценю, в несколько ином, политическом измерении. Речь идет о представителях Верховной Рады, Правительствах, гражданского общества. До последнего времени, как деятель неправительственных организаций, я занимался сотрудничеством с представителями гражданского общества на Украине. И я не собираюсь отказываться от этого, а буду продолжать сотрудничать очень крепко.

 

— У вас огромный опыт в неправительственном секторе, но до этого времени не было опыта дипломатической работы. Как это может повлиять на вашу работу?

 

— Не совсем так, что у меня нет дипломатического опыта. Я был членом руководящего комитета гражданского общества «Восточного партнерства». То, что мы делали в рамках этого комитета, было чем-то вроде публичной дипломатии, где происходили различные встречи, в частности с Еврокомиссаром Штефаном Фюле, чиновниками Еврокомиссии, и обсуждались различные уязвимые вопросы. У меня также определенный брюссельский опыт на тему Восточной Европы, и не только этого региона. Думаю, что это мне пригодится в будущей работе. То есть, дипломатический опыт у меня есть, но он просто имеет немного другой характер.

 

Понятно, что работа посла будет для меня значительным вызовом, поскольку, когда я приеду в Киев, то неизвестно, что будет, например, с Минскими договоренностями, какой будет перспектива санкций против России, какими будут вызовы, стоящие перед новым правительством Украины и премьер-министром Владимиром Гройсманом. Итак, есть очень много знаков вопроса. Путь к успеху будет совместным усилием моих украинских партнеров, моей роли как посла, польской власти, МИД Польши и гражданского общества обеих стран.

 

Возврат к Речи Посполитой


— Что изменится в вашей жизни после приезда в Киев?

 

— Я уже не буду директором PAUCI, которую я представлял до этого времени, а представителем польского правительства на Украине. Это своего рода новая шляпа на моей голове. В конце концов, то что мне предложили эту должность — для меня большая честь. Я считаю, что сегодня Украина и Польша имеют огромный шанс, чтобы реализовать проект тесного сотрудничества, который до этого времени по разным причинам не удавалось реализовать. Здесь я имею в виду Первую речь Посполитую (середина XV — конец XVIII века. — прим. ред.), когда, к сожалению, Киевская Русь не стала частью большого совместного проекта, также и учитывая деятельность Московии. Это также не произошло и потом, когда Польша получила независимость после Первой мировой войны, и снова была попытка восстановления союза с Украиной в рамках проекта маршалка Юзефа Пилсудского. В результате тогда был подписан Рижский договор, в соответствии с которым Польша вынуждена была интернировать на своей территории воинов (УНР — ред.) Симона Петлюры. А позже были сложные моменты, связанные со Второй мировой войной, Волынью…


— И эти проблемы все еще остаются актуальными. Очередная годовщина трагических событий на Волыни все время это подтверждает. Каким образом можно в конечном итоге приблизиться к решению этой проблем в двусторонних отношениях?

 

— Я смотрю на это с оптимизмом, ведь у нас нет другого выхода. Если мы хотим реализовывать проект европейской интеграции Украины, то должны подняться над злобой и проблемами прошлого, и думать о будущем. Без сомнения, в этом случае важным является то, что Россия начала агрессивные действия против Украины. Сейчас очевидной является поддержка Украины со стороны Польши, и мы бы очень хотели, чтобы процесс европейской интеграции Украины завершился успехом. Если сможем это сделать, то это поможет также изменить существующую систему в России, ведь Украина будет для нее примером.

С другой стороны, у нас нет другого выхода: только независимая, интегрированная с Европой Украина в состоянии обеспечить безопасность всего европейского проекта и восточных границ ЕС. Если мы не сможем этого сделать и произойдет катастрофа проекта интеграции Украины с ЕС, тогда Россия сможет реализовать свой план по дестабилизации государственности Украины. Тогда реальным может стать вариант миллионов беженцев на польско-украинской границе. Этот вариант не подходит ни украинцам, ни полякам. Поэтому, у нас есть неповторимый исторический шанс реализовать совместный проект, несмотря на все препятствия режима Путина.

 

Польша — за продления санкций


— Собственно о России. В Европе все чаще слышно мнение, что, несмотря на войну на востоке Украины, которая все еще продолжается и не видно ей конца, нужно это уже не брать во внимание, а вернуться к отношениям с Россией как перед войной, например отменив экономические санкции летом этого года. Как польская дипломатия будет действовать в этой ситуации?

 

— Позиция Польши в этом вопросе очевидна: следует продолжить санкции против России, пока она не перестанет совершать агрессивные действия по отношению к Украине и не вернет крымский полуостров. На самом деле, ситуация сложная, поскольку появляются голоса, что санкции надо отменить и вернуться к реализации бизнес-проектов с Россией. Например, речь идет о Нордстрим-2, который немцы считают экономическим проектом, а Еврокомиссия, наоборот, политическим. Тестом на польско-немецкие отношения будет решение относительно будущего этого проекта, то есть, будет ли достигнуто согласие по отказу от реализации Нордстрим-2. Если не сможем, то это будет потерей как для Украины, так и Польши и балтийских стран. Сейчас уже появляются голоса некоторых стран Вышеградской группы, в Германии, в конце концов об этом говорил недавно министр Штайнмайер, что следует воспринимать Россию как партнера. В перспективе мы еще имеем президентские выборы в США, где неизвестно, кто победит: демократы или Дональд Трамп, который в определенной степени был бы заинтересован нормализацией отношений с РФ.

 

Польская политика стоит на позиции, что санкции следует удерживать до тех пор, пока Россия не выполнит Минские договоренности. Вместе с тем, эти положения настолько туманные, что существует их различная интерпретация. Впрочем, совершенно очевидно: если в так называемых сепаратистских республиках «ДНР» и «ЛНР» должны состояться выборы, то одним из условий их проведения является восстановление Украиной контроля над восточной границей. Сейчас никто не знает, как это обеспечить. Недавно появилось предложение министра Штайнмайера относительно введения туда вооруженной полицейской миссии, на что с возмущением отреагировали представители сепаратистских республик. Сейчас не видно прогресса на пути реализации Минских договоренностей и это свидетельствует о том, что Минский формат понемногу исчерпывает свои возможности. Возможно, появляется пространство для нового формата переговоров, который предусматривал бы также какую-то роль Польши, что когда-то декларировал президент Дуда.


Коррупцию преодолеет децентрализация

 

— Кроме решения исторических проблем, которые препятствуют нормальным отношениям Украины и Польши, на чем еще вы хотели бы акцентировать внимание во время своей дипломатической миссии на Украине?

 

— Мне кажется, что ключом для решения многих украинских проблем является децентрализация и реформа местного самоуправления. Она в значительной степени ограничит коррупцию, поскольку не все средства из налогов будут попадать в Киев и значительно сложнее будет местным чиновниками совершать коррупционные действия на локальном уровне, ведь люди смогут смотреть им на руки. Эти реформы являются очень важными для Украины, и здесь польский опыт может Украине пригодиться.

 

Например, фонд PAUCI реализовывала проект «общественный бюджет» в небольших украинских городах, и он вызвал значительный интерес. Украинцы видели в этом шанс своего большего участия в распределении средств на местном уровне. Наш офис в Киеве продолжает получать много телефонных звонков и просьб от местных органов привлечь их к этой программе, или, по крайней мере, получить информацию о польском опыте.

 

Это нас очень стимулирует к работе и является свидетельством того, насколько изменилась Украина, насколько трагические события Революции Достоинства, аннексии Крыма и тому подобного повлияли на сознание украинцев, что они видят свою роль и субъектность в формировании государственности. Это — великий дар и надеюсь, что это будет продолжаться и дальше. Думаю, что в вопросе децентрализации и реформирования местного самоуправления Польша может оказать Украине помощь.

 

— На Украине сейчас есть внушительный десант польских советников и топ-менеджеров, в частности сопредседатель группы стратегических советников Лешек Бальцерович или новый гендиректор «Укрзализныци» Войцех Бальчун. Они будут помогать реформировать Украину. Как в Польше ставят их присутствия на Украине, это позитивный сигнал для двусторонних отношений?

 

— Это приятно и хорошо, что поляки хотят здесь работать и декларируют поддержку для реформ на Украине. Сейчас на Украине новое правительство. Это новый этап, и примечательно, что в нем появляется также и польский след. Участие бывшего польского вице-премьера Бальцеровича — это не польская правительственная инициатива. С ней к Бальцеровича обратился президент Петр Порошенко. Чтобы что-то изменить на Украине, здесь надо работать с утра и до ночи, как это будет делать новый гендиректор «Укрзализныци» Бальчун. Зато, Бальцерович декларировал, что будет находиться здесь от времени до времени. Его функция будет больше имиджевой и совещательной, а не тяжким трудом, который очень нужен Украине.

 

Сигналы саммита НАТО


— В июле в Варшаве состоится саммит НАТО, где одним из пунктов будет заседание Комиссии НАТО-Украина. Какие на нем могут быть приняты решения в контексте поддержки Украины?

 

— Присутствие на саммите президента Порошенко является очень важным сигналом для России, Евросоюза, для нас всех. Он там не будет просто так, на саммите появятся какие-то конкретные предложения относительно Украины. Конечно, на повестке дня еще некоторое время не будет вопроса о членстве Украины в НАТО. Но помните, что есть решение о создании совместной литовско-польско-украинской бригады (ЛитПолУкрбриг — ред.). Польша и Литва — члены НАТО, а потому формирование общей военной формации с Украиной — это подготовка Украины к стандартам НАТО и осознание мысли, что в определенный день Украина может оказаться в НАТО. В конце концов, это было сказано Генсеком НАТО: дверь к членству в Альянсе для Украины и Грузии открыта. Наверное, в какой-то форме это будет повторено и в Варшаве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.