Шведские сторонники членства в НАТО утверждают, что это необходимо, но они видят только светлую сторону вопроса. Необходимо осознать и оценить риски таких больших, сложных и долгосрочных обязательств, пишет Кристер Эдуардс, бывший советник посольства в Москве.

Сторонники членства Швеции в НАТО становятся все более красноречивы. Появляется масса заявлений и комментариев от публицистов, политиков, военных и дипломатов. Утверждается, что российское наращивание вооружений и рост угрозы в странах Балтийского региона — однозначный аргумент в пользу вступления в альянс.



С этим легко согласиться, учитывая роль России. С 2000 года нынешний реваншистский режим в Москве проводит масштабную восстановительную операцию в полном соответствии с исторической традицией России — экспансионизмом. В течение нескольких столетий Россия завоевывала соседние страны. Сегодня она потеряла большие территории, которые прежде были оккупированы. Понятно, что режим, представляющий собой то, что в России называют глубоким государством, хочет вернуть утерянную власть. Это можно сравнить с курсом Сталина во время Второй мировой войны.

В государствах Балтии многие встревожены, ведь эти страны становятся мишенью российской агрессии, даже несмотря на членство в НАТО. Риск такой агрессии существует, хотя и маловероятно, что он примет форму вооруженных атак на государства-члены альянса.

Шведские сторонники НАТО считают, что членство в альянсе необходимо. Однако не может не вызвать удивление тот факт, что такое большое, сложное и долгосрочное обязательство настойчиво предлагается без подробного разбора связанных с ним проблем. Странно, что никто из сторонников НАТО, включая опытных и заслуженных дипломатов, не видит обратной стороны в картине шведского членства.

Участие в НАТО определенно имеет свои недостатки. Надо задать себе вопрос: какие проблемы возникнут, если Швеция как член НАТО будет включена в международную структуру безопасности во главе с ООН?

Результаты вмешательства США в международные вопросы безопасности были и остаются неоднозначными. Разумеется, многие американские операции в третьих странах заслуживают высокой оценки. Но существует и целый ряд вмешательств с ужасающими последствиями. Достаточно назвать всего несколько из них — Вьетнам, Куба, Никарагуа, Афганистан, Ирак.

Конечно, можно назвать эти случаи делом прошлого и не считать их аргументами против вступления Швеции в НАТО. Но конфликты в Афганистане и Ираке еще далеки от завершения. Нынешняя администрация в Вашингтоне действует сдержанно, но никто не знает, какую политику международной безопасности выберет следующее правительство.

Действия Америки в этой области подвергаются широкой и основанной на практическом опыте критике, в том числе в самих США. У этой страны есть несколько слабостей, которые, по-видимому, присущи ей исторически: недостаточный анализ причин и обстоятельств конфликта, смешение целей операции, склонность решать проблемы военным путем, отсутствие анализа последствий, а также невозможность или нежелание продолжать операцию достаточно долго, чтобы решить конфликт до конца.

Ирак иллюстрирует почти все эти недостатки. Официальным поводом для вмешательства стало оружие массового уничтожения, которого, как выяснилось, не существовало. Целью операции было, согласно формулировке США, создание демократии в стране, но позже стало ясно, что Америка в первую очередь отстаивала собственные экономические интересы. Никто не обдумал и не оценил последствия замены имеющегося политического равновесия в стране на баланс власти, основанный на американских критериях и сформированный в США. Когда процесс вышел из-под контроля, США дали премьер-министру шииту аль-Малики добро на чистку среди конкурентов-суннитов, что быстро превратилось в вооруженное противостояние. В результате мир получил «Исламское государство».

Следует ли Швеции поддерживать, пусть и незначительно, усиление американского военного доминирования в мире? Надо ли, вступая в НАТО, ставить на кон будущую безопасность системы, во главе которой — США?

Сторонники НАТО могут возразить, что любая страна-член НАТО имеет право заявить о нежелании участвовать в операции альянса. Да, формально это возможно. Но при этом очевидно, что членство в НАТО повышает риск быть втянутыми в конфликты, в том числе в тех районах, где Швеция не разделяет позицию США. Швеции придется участвовать в операциях НАТО из-за давления разного рода заинтересованных групп. Афганистан уже стал примером того, как Швеция, даже не будучи страной НАТО, оказалась участником военной операции альянса, причем эту операцию так и не одобрили в ходе открытого демократического процесса принятия решений.

Нет, не надо рисковать безопасностью Швеции. Вместо этого следовало бы продолжать двустороннее сотрудничество — как со странами-членами альянса, так и с другими партнерами, заинтересованными в том, чтобы защищать Балтийский регион от вероятных угроз, будь то военный удар или вызовы иного рода. Швеция могла бы стать частью оборонного сообщества, нацеленного на сдерживание. Таким образом, страна взяла бы на себя долю ответственности за стабильность и безопасность в регионе.

Диалог с соседями можно развивать на базе заявления о солидарности 2009 года, принятого в связи с подписанием Швецией в том же году Лиссабонского договора с его параграфом о солидарности. Однако форулировка «Швеция не будет сохранять пассивную позицию, если какая-либо другая страна-член договора или другая скандинавская страна станет жертвой катастрофы или нападения» весьма абстрактна, что вызывает у наших соседей вопросы о размере возможной помощи.

Исходя из заявления о солидарности и соответственно из системы безопасности Лиссабонского договора, Швеция могла бы обеспечить большую ясность и внести свой вклад в безопасность в регионе, начав диалог о том, какую помощь соседи хотели бы получить. Помимо пожелания, чтобы Швеция стала частью НАТО, в Балтийском регионе есть и другие высокоприоритетные задачи, и Швеции стоит их обдумать.

В диалоге по вопросам безопасности надо затронуть и шведские приоритеты сотрудничества. Список могло бы возглавить возобновление усилий с целью превратить регион в безъядерную зону Европы. Последствия ядерного конфликта настолько ужасны, что мы должны испробовать даже те методы его предотвращения, которые кажутся неприменимыми.

Необходимо проговорить и оценить риски, которые возникнут, если страна станет участником НАТО. У Швеции есть лучшие альтернативы для поддержания стабильности и безопасности.

Кристер Эдуардс (Krister Eduards) — бывший советник при посольстве Швеции в Москве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.