Южноамериканские соседи воздерживаются от комментариев по поводу продолжающегося в Бразилии процесса, за исключением спикеров «боливарианской оси», называющих его не иначе, как «антидемократическим государственным переворотом».

Сегодня много рассуждают о новой политической тенденции в Латинской Америке, где наблюдается постепенная «смена» левых правительств и президентов-популистов руководителями-консерваторами во главе с менее импульсивными лидерами. Этот новый региональный «клуб» теоретически должен быть более дружественным и толерантным по отношению к новому бразильскому правительству во главе с Мишелем Темером, однако лидеры соседних стран следят за начатым в бразильской столице процессом импичмента с известной долей дискомфорта: ни правым, ни левым — никому не пришелся по душе открытый Сенатом прецедент. Даже беспристрастная Организация американских государств не удержалась и выразила свою «озабоченность» событиями в Бразилии.

Соперница Аргентина первая отреагировала на отстранение Дилмы Русеф от власти и вступление Мишеля Темера в должность временно исполняющего обязанности президента Бразилии. «Ввиду сложившейся в Бразилии политической ситуации правительство Аргентины с уважением относится к текущему институциональному процессу и верит, что исход его укрепит бразильскую демократию. Правительство Аргентины будет продолжать диалог с учрежденными властями, дабы способствовать процессу двусторонней, а также региональной интеграции», — говорится в заявлении Министерства иностранных дел, подписанном министром Сюзаной Малкорра (Susana Malcorra).

Учтивое дипломатическое сообщение может быть интерпретировано как робкий шаг навстречу новому правительству Темера, но его едва ли можно считать открытым выражением поддержки. Президент Маурисио Макри выступает одним из союзников Бразилии в этом процессе, действуя в качестве идеологического противовеса ожесточенным нападкам других президентов, таких, как Эво Моралес (Боливия) и Николас Мадуро (Венесуэла), которые на региональных форумах и в прочих многосторонних учреждениях не уставали скандировать «переворот» в знак поддержки Дилмы.


Но аргентинский лидер уже не раз выражал свою нервозность и беспокойство по поводу возможного влияния бразильских событий на ситуацию в его собственной стране: Макри опасается, что атмофера турбулентности и нестабильности выльется за пределы бразильских границ. Его внимание сосредоточено на возможных последствиях кризиса для торгового баланса — Бразилия является крупнейшим торговым партнером Аргентины — в контексте режима экономических корректировок и слабого восстановления.

Но не только. «Аргентинское правительство тревожат опасения, что правительство Темера окажется хрупким и неустойчивым», — отметил El Pais со ссылкой на источники, обнародовавшие (упомянутые в частной беседе) сомнения Макри по поводу политической легитимности не избранного правительства и пригодности президента, подозреваемого в коррупции. Испытывая на себе давление улицы, которая уже выражает недовольство в связи с ростом инфляции, президент Аргентины осознает, что бразильские события льют воду на мельницу киршнеристов в их борьбе против «неолиберальной волны» на континенте.

Как отмечает целый ряд аналитиков и политических комментаторов, Бразилия, главным образом в период президентства Лулы, взяла на себя роль главной политической силы в Латинской Америке — это наиболее мощное государство Южной Америки (только две из 12 стран континента, Чили и Эквадор, не имеют с Бразилией общих границ), где сосредоточены половина ее населения и 55% экономической деятельности.

Посредническая роль Бразилии признавалась всеми лидерами региона, несмотря на незначительные внутренние противоречия: хотя Дилма никогда не могла похвастаться харизмой и влиянием своего предшественника, все же она являлась важной фигурой с точки зрения проекции и международного представительства южноамериканской позиции. При нынешнем сценарии глубокого внутреннего политического кризиса ни один из бразильских лидеров не в состоянии играть ту же роль регионального участника международного диалога.

В то время, как президенты Аргентины, Чили и Колумбии в своих публичных оценках придерживаются более нейтрального тона и проявляют определенную тактичность в критике процесса импичмента, так называемая «боливарианская ось» шумно реагирует на маневры по устранению Дилмы, обличая их как проходящий в Бразилии «антидемократический переворот».

Но у бразильского кризиса есть еще один фактор, заставляющий многих соседей серьезно понервничать: это потенциальные ударные волны, могущие последовать за результатами расследований коррупции или организованной преступности, или реакции на протестные движения ввиду ухудшения качества жизни — плоды кризиса и экономического спада. Если проще: от Мексики и до Венесуэлы, Перу и Уругвая, правительства — как правых, так и левых — отдают себе отчет в том, что после того, что произошло в Бразилии, существенно возрос риск быть свергнутыми до завершения мандата путем конституционных процедур или подобного рода методов.

Не пользующиеся большой популярностью у общества или ослабленные главы правительств опасаются, что бразильский прецедент может послужить источником вдохновения для их политических оппонентов или внутренних оппозиционных движений. Перетягивание каната между исполнительной и законодательной властью, а также политическая нестабильность в регионе являются скорее нормой, чем исключением — лишь немногие правительства могут похвастаться основательным большинством в парламенте. Последствия импичмента Дилмы совершенно непредсказуемы, но многие аналитики считают, что инстинкты политического выживания и самосохранения могут заговорить громче и привести к поспешным и контрпродуктивным политическим реформам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.