Neatkarīgā rīta avīze: С какими чувствами  и мыслями следует относиться  к 9 Мая?

Янис Урбанович: Не нужно встречать его с ненавистью и издевательствами. Для очень многих это главный праздник в году. Не нужно издеваться над тем, что для так многих свято.

— Как вы оцениваете  инициативу Андрея Мамыкина (депутат Европарламента  от Латвии — прим. ред.) о  том, что на выборах в Европейский  парламент надо разрешить голосовать также негражданам.

— Я не буду критиковать  Мамыкина. Но правящие власти Латвии должны принимать такие  решения, которые позволили бы негражданам в ускоренном темпе  становиться гражданами. Тогда не  было бы этой странной ситуации. Многие нынешние неграждане в свое время боролись за демократическую, независимую Латвию, и не они выбрали для себя этот унизительный статус. Его навязала высшая власть одним решением. Неграждане заслужили, чтобы гражданство предоставлялось им за особые заслуги, потому что они тяжело работали, воспитывали детей и внуков, платили налоги, не воровали. Большинство неграждан заслуживает гражданства больше, чем спортсмены, которым его предоставляют перед чемпионатом.

— Как вы охарактеризуете  нынешние отношения с Россией?

— Отношения России и Латвии переживают не лучшие времена. По мнению многих экспертов, сейчас они самые плохие за последние десять лет. Однако и в течение всего постсоветского времени они не были на удовлетворительном уровне. В экономическом сотрудничестве нам удалось достичь заметных успехов, но политическое сотрудничество всегда осложняли непонимание и взаимные претензии. С вступлением Латвии в ЕС и НАТО, когда значительная часть внешнеполитических полномочий Риги фактически была передана Брюсселю и Вашингтону, поиски решений стали еще сложнее.

Что касается отношений России с ЕС, то они стали заметно прохладнее еще до украинского кризиса, который только резко усилил существовавшие противоречия. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией, которое было в силе до 2008 года, так и не удалось заменить новым основополагающим договором, а реализация плана развития дорожных карт по четырем общим пространствам затормозилась.

— Почему происходит  так, как происходит?

— Одна из главных причин — отсутствие готовности ЕС и его нежелание признать Россию равноправным партнером и в то же время желание Брюсселя присоединить некоторые постсоветские государства к процессу европейской интеграции при помощи программы «Восточное партнерство». Субъективным фактором можно считать просчет российской элиты, которая переоценила возможность создания альянса «высокотехнологичной» Европы и «энергетической и сырьевой сверхдержавы» России — альянса с потенциально очень высоким синергетическим эффектом.

С точки зрения политической элиты Европы, в условиях роста конкуренции на глобальном рынке между производителями энергоносителей и сырья выгода от альянса ЕС со слабо прогнозируемой, как считает эта элита, Россией не была очевидной и достаточно обоснованной, чтобы пожертвовать выдержавшими проверку временем принципами западной демократии и атлантической солидарности.

— Но и Россия  не демонстрирует пламенного  желания сотрудничать.

— Политическая элита России, упрощая, объясняет постепенное  накапливание противоречий »диктатом извне». Это само по себе вызывает дополнительные раздражение и напряженность в Европе. Латвийско-российские отношения сейчас, с одной стороны, — неотъемлемое и логичное продолжение отношений ЕС и России, с другой стороны — они имеют особые черты, к примеру, «родовая травма» общего советского прошлого или похожий менталитет политиков, что в данном случае больше вредит этим отношениям, чем улучшает их.

Главная проблема Латвии и других стран Балтии или маленьких стран «новой Европы» в улучшении отношений со своим восточным партнером — отсутствие систематических исследований о его специфике. Необходимо признать, что сейчас в Латвии, а также в большинстве других маленьких государств Европы связанные с Россией темы — прежде всего, трансформация в политике и экономике — серьезно не изучаются, и эксперты по российской проблематике целенаправленно не обучаются.

Общее советское прошлое позволяет многим латвийским псевдо-экспертам по России считать и называть себя знатоками российских реалий на основании только того, что они два или три десятка лет назад учились в Москве или Санкт-Петербурге или пытались там в лихие 90-е реализовать проекты предпринимательской деятельности или же побывали в России с короткими частными визитами. Этих так называемых экспертов по России очень обобщенно можно разделить на две группы — «практики» и «теоретики».

«Практики» в своих мнениях и представлениях о современных реалиях политической и экономической жизни России опираются на личных опыт, полученный два десятка лет назад, и активно используют в своих «анализах» все атрибуты тогдашней жизни России — бессилие учреждений, произвол представителей власти, рэкет и т.д. Они не осознают или не хотят осознать тот факт, что Россия за эти годы действительно сделала значительные шаги в своем развитии — в том числе и в позитивном развитии.

«Теоретики» полностью полагаются на западных «экспертов по Кремлю», абсолютизируют их выводы, отказываясь получать информацию из альтернативных источников, что в итоге приводит к серьезным деформациям в их советах: результаты развития России за последние годы или недооцениваются, или наоборот — крайне преувеличивается воинственность и агрессивность России.

Это, конечно, не исключает, что некоторые эксперты способны — и не только из-за незнания — адаптировать результаты псевдо-исследований в соответствии с конкретными планами и деятельностью правительства. Аналогичные претензии можно высказать и российским экспертам и политикам за их оценку планов и действий отдельных европейских стран, в особенности в контексте очень сложных отношений России и Европы.

Российские политики не оценивают специфику маленьких европейских стран, их способность повлиять на разработку и реализацию общей внешней политики Европы и отдают предпочтение решению вопросов напрямую через Брюссель или даже через Вашингтон, в худшем случае — через руководителей крупных государств Европы, к примеру, Германии, Франции и Италии. В то же время не принимается во внимание, что такие действия могут вызвать дополнительную напряженность в реализации некоторых практических проектов, к примеру, руководству Болгарии, Румынии, Чехии и Словакии, не говоря уже о странах Балтии.

В этом нет ничего нового. Мы предупреждали о такой опасности на конференциях «Балтийского форума» в начале 2000-х годов еще до вступления Латвии в НАТО и ЕС. Но все как было, так и осталось. Реалии других небольших стран «новой Европы» в России тоже недостаточно тщательно исследуются, их специфика не учитывается в полной мере, недостает обученных специалистов, а в своей работе в этих странах российская дипломатия нередко опирается на маргинальные социальные и политические группы.

— Что нужно  делать?

— Разные эксперты, разумеется, предлагают разные рецепты. Латвийские «теоретики» с уверенностью утверждают, что стакан отношений Латвии и России наполовину пустой. Капли «живой воды» вытекают из него с того момента, как у власти находится «преступный режим Путина». И скоро этот своеобразный сосуд станет совсем сухим.

«Практики» настроены» намного оптимистичнее. Их стакан наполовину полный. Если бы «практикам» была дана возможность постоять на командном мостике власти, то они, используя свои старые знакомства и схемы, что, по из словам, легко сделать, сумели бы реализовать один или два крупномасштабных проекта, а в лучшем случае — добиться качественно более высокого уровня межгосударственных отношений.

— Но сейчас  нет даже намека на это —  уровень »качественно враждебный», у Запада — одна правда, у  России — совсем другая…

— Я считаю, что правда  даже не посередине, а в каком-то другом измерении. Нужно привыкнуть к мысли, что у этой проблемы нет быстрого решения, и что нас ждет серьезная и относительно долгая работа по исправлению ошибок. С обеих сторон. Что касается Латвии, то систематические, сбалансированные и многообразные исследования о восточном соседе должны основываться на принципе пропорциональности.

Отдельная проблема — найти золотую середину. С одной стороны, между пониманием, что вопрос отношений с Латвией для российской дипломатии в лучшем случае в третьем десятке списка приоритетов, а с другой — готовностью латышей отдать решение вопроса двусторонних отношений бюрократии Брюсселя или ответственным работникам «Вашингтонского комитета».

Соразмерность в экономической сфере и осознание реального места Латвии в экономике России, которая находится в процессе преобразования и является государством, которое может позволить себе по чисто политическим причинам распространить политику «замещения импорта», в том числе и на латвийские порты.

Эти два вызова для Латвии осложняет то, что Латвия за четверть века не разработала приоритеты развития на долгосрочную перспективу. Преимущества часто радикально менялись — от стремления реализовать идею о «значимом транзитном государстве» до «банковской Швейцарии в Восточной Европе» и «туристической Мекки».

— Политики Латвии  по остроте своих высказываний  о России зачастую превосходят  политиков Старой Европы. Какая  от этого может быть выгода?

— Абсолютно никакой. Как  и в обычных отношениях между  людьми неспособность решить  собственные проблемы, непоследовательное совмещение несовместимых вещей — комплекс неполноценности с бредом о силе и манией преследования, нехватка самоуважения — и Россию, и Латвию приводят к тому, что Брюссель и Вашингтон относятся к планам, идеям и делам латвийской политической элиты с презрением, а к планам России — с настороженностью.

Ситуацию России ухудшает превратное, архаичное понимание о глобальном лидерстве, которого Москва по мере своих сил пытается добиться. Руководители Латвии, в свою очередь, пытаются преодолеть комплексы, практикуя ортодоксальное соблюдение западных ценностей и зачастую становясь более последовательными носителями идей Атлантического блока, чем их заокеанские «кураторы». Это еще больше осложняет отношения между Востоком и Западом.

Необходимо отметить, что бег впереди локомотива не является чем-то новым для латвийской политической элиты. В сравнении с более прагматично мыслящими Эстонией и Литвой, не говоря уже о странах Восточной Европы, в аналогичные игры за время 50-летнего советского прошлого активно ввязывались и ее предшественники.

Сейчас латышам хорошо бы внимательнее изучить опыт коллег из Венгрии или Словакии. И не нужно некритично трактовать действия руководства этих государств по защите своих национальных интересов как отказ от западных ценностей в пользу Кремля и режима Путина.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.