В Латвии 9 мая является датой с самой большой «символической напряженностью» — на нее выпадает и официально отмечаемый День Европы, и неофициальный Праздник Победы. Многие не знают, что оба эти праздника в своей нынешней форме относительно недавнее явление, хотя их происхождение в большей мере связано с окончанием Второй мировой войны и последовавшими после этого событиями.

Первоначально День Европы отмечался 5 мая в честь основания Совета Европы в 1949 году. Но при подготовке к созданию Европейского Союза в 1985 году страны-участницы Европейского сообщества решили объявить новым Днем Европы 9 мая. Это было сделано в память об опубликованной 9 мая 1950 года Декларации Шумана. Тогдашний министр иностранных дел Франции Робер Шуман призвал в своей декларации учредить Европейское сообщество угля и стали (предшественник современного Европейского Союза) и изложил свое видение о необходимости европейской федерации.

В Советском Союзе День Победы начали отмечать только в 1965 году в ее 20-ю годовщину. Позже круглые даты этого события стали важным советским праздником. После развала СССР в первой половине 90-х годов в России этот праздник утратил свое значение — новая власть дистанцировалась от советского наследия и идеологии. Об этом свидетельствует 50-я годовщина Дня Победы — единственный случай за всю историю, когда в этот день не состоялся военный парад на Красной площади.

Однако начиная со второй половины 90-х годов парады в День Победы постепенно становились все масштабнее, а центральным праздником российского государства 9 Мая стало после вступления Владимира Путина в должность президента в 2000 году. В дальнейшем во время правления Путина российские идеологи создали вокруг 9 Мая новую мифологию, традиции и политическое содержание. Таким образом, День Победы в его нынешней форме можно считать новым, уникальным праздником путинской России.

Шуман, Сталин и старая Европа

И День Европы, и День Победы в некотором смысле являются отражением двух возможных путей политического развития, которые были доступны Латвии после восстановления независимости 4 мая 1990 года. По своей сути эти два праздника символизируют радикально разные взгляды на прошлое, настоящее и будущее Латвии, поэтому важно оценить и сравнить их происхождение, содержание и традиции.

Различия в сути этих двух праздников олицетворяют также их центральные персоны — Робер Шуман и Иосиф Сталин. Оба родились и выросли в многонациональных империях старой довоенной Европы как представители нацменьшинств: Шуман — как француз в Германской империи, Сталин — как грузин в Российской империи. Отношение этих исторических личностей к исчезновению старой Европы в результате Первой и Второй мировых войн является частью широкого представления о европейском будущем.

Шуман рассматривал закат старой Европы как трагедию. Это был мир, который ему как отпрыску зажиточной семьи подарил хорошее образование и успешную политическую карьеру. Оказавшись в центре политики послевоенной Европы в качестве премьер-министра, а позже — министра иностранных дел Франции, Шуман выдвинул своей целью недопущение войн в Европе. Этой цели он планировал достичь, примирив вечных противников — Германию и Францию. Выходец из региона Эльзас-Лотарингия, историческая принадлежность которого была одной из причин французско-германского антагонизма, Шуман считал, что мир внутри Европы можно обеспечить, если Франция и Германия больше не будут воевать между собой и постепенно объединят все европейские государства в одну наднациональную структуру, которая должна преобразоваться в Европейскую федерацию.

Сталину как ребенку из бедной семьи старая Европа дала мало. Несмотря на то, что будущий советский лидер был талантливым студентом, вполне вероятно, что именно по финансовым причинам он не смог закончить Тбилисскую духовную семинарию. Цель Сталина как молодого революционера заключалась в содействии распаду Европы. Масштабные мировые военные конфликты были только желательны, потому что они ускоряли конец капитализма и наступление коммунизма. После революции 1917 года и Гражданской войны в России Сталин приступил к целенаправленному укреплению своей власти, уничтожая как реальных, так и надуманных внутренних врагов, и вместе с этим параноически боялся заговора капиталистических государств.

Сталин не стеснялся использовать любую возможность для расширения границ влияния СССР. После окончания Второй мировой войны влияние Советского Союза в Европе и личная власть его лидера достигли своей высочайшей вершины.

Праздник как отблеск политических идей

Декларация Шумана и реализовавшаяся Сталиным политика — проявление разных подходов. Робер Шуман хотел видеть единую, федеративную Европу (предвидя в будущем место в ней также для находившихся за «железным занавесом» государств). В свою очередь, Сталин стремился создать крепость которая защитит его и Советский Союз от враждебного капиталистического Запада, и в которой беспрепятственно можно будет продолжать уничтожать все, что создает хоть какую-то угрозу борьбе против капиталистов. Европа Шумана могла существовать лишь в случае отказа ведущих европейских держав от сфер влияния и при условии ограничения ими национальных интересов ради общего блага, Европа Сталина — лишь при строгом соблюдении сфер влияния и продолжении взаимных разногласий между капиталистическими странами.

В наши дни политика организаторов торжеств в честь Дня Европы и Дня Победы самым непосредственным образом отражает политические идеи Шумана и Сталина. День Европы ассоциируется с идеалом единой Европы и выраженными в Декларации Шумана принципами: каждое европейское государство, если оно того желает, должно иметь возможность присоединиться к единой семье европейских государств. Эти принципы призывают отказаться от национального в пользу наднационального, от коллективного — ради индивидуального, от замкнутости — ради открытости. Обе мировые войны в контексте этого праздника считаются трагедией всей Европы, и поэтому святой долг каждого европейца предотвращать любую возможность повторения конфликтов в будущем.

Напротив, День Победы в его современном проявлении стал центральным праздником путинской России и приверженцев совокупности взглядов, которые иногда принято обозначать как путинизм. Прежде всего, этот праздник задуман для подданных путинской России и этнических русских за пределами России, а вторично — для всех, кто недоволен либеральным Западом и разочаровался в нем. Не менее важно то, что участникам празднования 9 Мая предлагается конструировать новую идентичность, которая противопоставляется поверженному врагу — фашизму. К тому же, «фашизм» это не простой враг, который раз и навсегда был разгромлен 9 мая 1945 года в Берлине, это никуда не исчезающее зло, которое беспрерывно возвращается, раскрывая себя в образе то стран Балтии, то США, то Грузии, Украины или Европейского Союза.

В контексте Дня Победы война является необходимостью, потому что без войны нет победы, а без победы налаживание миллионов разрушенных жизней в Советском Союзе (а по ассоциации с нынешним моментом — и в путинской России) — просто катастрофический провал. День Победы ставит национальное выше наднационального, призывает замкнуться, пожертвовать собой ради существования власти, всегда готовиться к решающему бою и на пути к победе захватить все что можно.

День Европы и День Победы напоминают о двух возможных путях, которые были доступны для Латвии и всех остальных стран бывшего советского блока. Первый путь, по которому мы до сих пор уверенно шли вперед, ведет к идеалам единой и либеральной Европы. И второй путь многократно предлагался нам в различных скрытых формах –это путь к Европе, в которой между государствами царит принцип Homo homini lupus est  («Человек человеку волк»), когда можно существовать при условии подчинения сильному вождю, который защитит свой всегда «находящийся под угрозой» народ, а также сильному соседу, который в обмен не послушание обещает не бить.

Реакция путинской России на выбор жителей Украины в пользу первого пути ясно продемонстрировала всем нам, каким может быть будущее Латвии и всей Европы, если мы откажемся от идеалов Дня Европы в пользу Праздника Победы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.