Уже два с половиной месяца сержант украинской 58-й механизированной бригады по имени Роман считает дни, когда его подразделение обходится без потерь. Насчитал он их немного.

«Обычно два дня в неделю потерь нет, а затем все начинается вновь, — говорит командир взвода, попросивший не называть его фамилию. — Но с момента нашего прибытия не было ни единого дня, когда бы нас не обстреливали из стрелкового оружия, артиллерии и минометов».

Окопавшись на окраине промышленного города Авдеевка, что к северу от Донецка, вырыв там целую сеть траншей, ходов сообщения, пулеметных гнезд и закрепившись в разрушенных домах, взвод Романа в количестве 20 человек и находящиеся в 300 метрах к востоку сепаратисты, которые пользуются поддержкой России, ведут ожесточенную борьбу на изнурение. А официальные лица в Киеве, Москве и западных столицах продолжают настаивать, что действует «прекращение огня».

Напряжение ясно читается на их лицах и в их голосах. Они явно устали от этой войны, которую, по словам солдат, забыли и дома, и за рубежом. «Даже когда мы приезжаем домой, никто не хочет говорить о ней. Она им смертельно надоела. Миру она тоже надоела, — говорит Роман под одобрительный ропот своих солдат. — Русские сделали свой заранее спланированный ход, отвлекли внимание в Сирии, и мир на это купился».

Война на востоке Украины началась в апреле 2014 года, когда поддержанные русскими сепаратисты взяли под свой контроль несколько городов в восточных областях Украины и провозгласили независимость.

Тем летом украинская армия при поддержке нерегулярных добровольческих батальонов освободила оплот повстанцев Славянск и начала окружение Донецка, который стал фактической столицей сепаратистов.

В ходе двух решительных военных интервенций со стороны России (Москва до сих пор отрицает это) успехи украинской армии были сведены на нет, в результате чего в феврале 2015 года в Минске состоялись переговоры между Владимиром Путиным и украинскими президентом Петром Порошенко, и было подписано мирное соглашение.

Но хотя крупные наступления стороны с тех пор не проводят, Минское соглашение просто замедлило темпы ведения войны, но не остановило ее.

В последние недели на востоке Украины произошла новая вспышка насилия, из-за чего представители ОБСЕ предупредили, что перемирие в опасности. А погибают на этой войне не только солдаты.

Рано утром в прошлую среду возле блокпоста сепаратистов, к югу от Донецка и прямо посреди автомашин, упали два снаряда, в результате чего погибли четыре мирных жителя, в том числе, беременная женщина. Стороны обвиняют в этом нападении друг друга. Наблюдатели из специальной миссии ОБСЕ, побывавшие на месте обстрела, проанализировали характер воронок и пришли к заключению, что обстрел проводился с западного, юго-западного направления артиллерийскими снарядами калибра 122 миллиметра, которые запрещены условиями соглашения о прекращении огня.

Ополченец Донецкой народной республики


Хотя наблюдатели не называют виновных в такого рода инцидентах, это то направление, где находятся украинские войска.

Этот обстрел стал самым страшным инцидентом с потерями среди гражданских лиц за последние несколько месяцев. Он вызвал опасения в том, что стороны возобновят полномасштабные боевые действия на всем фронте.

ОБСЕ в четверг обвинила обе стороны в «вопиющем невыполнении Минских соглашений» и предупредила, что весь мирный процесс может развалиться, если воюющие стороны не предпримут «заметные и решительные действия» по деэскалации.

«Вооруженное насилие на востоке Украины снова достигло тревожного уровня», — сказал глава наблюдательной миссии ОБСЕ на Украине Эртугрул Апакан (Ertugrul Apakan).

Публично российские, украинские и западные официальные лица в один голос утверждают, что альтернативы Минскому соглашению не существует.

Это соглашение предусматривает урегулирование, в результате которого сепаратисты разрешат Украине взять под свой контроль Донецкую и Луганскую области, а также их границу с Россией.

В ответ Порошенко пообещал предоставить обеим областям «особый статус», отдав им часть полномочий центра, внести поправки в конституцию и амнистировать боевиков из повстанческих сил. Но все эти уступки с политической точки зрения неприемлемы ни для украинского общества, ни для парламента; а это значит, что Порошенко практически бессилен и не может выполнить данные обещания.

Российские официальные лица утверждают, что Порошенко намеренно подписал невыполнимое соглашение. Его сторонники отмечают, что Путин, чья армия во время февральских переговоров 2015 года окружила и разгромила украинские войска под Дебальцево, по сути дела приставил пистолет к его голове. Так или иначе, но ситуация в результате зашла в тупик, который может сохраниться на годы и даже десятилетия, заявляет внештатный научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир Балаш Ярабик (Balazs Jarabik), который специализируется на украинской проблематике.

«Украина по-прежнему утверждает, что меры безопасности — прежде всего, а русские продолжают заявлять, что пока в Киеве не будет политической готовности к компромиссу, они не ослабят свое (военное) давление», — сказал он.


Для простых людей медленное замораживание конфликта означает возникновение странного "нормального" состояния, когда нет ни мира, ни войны, и когда военные блокпосты и периодические обстрелы превращаются в повседневную обыденность.

Гражданские лица регулярно переходят с одной стороны на другую, в то время как боевые действия на истощение идут всего в нескольких километрах от них. Как показал ужасный обстрел на последнем блокпосту сепаратистов к югу от Донецка, такие переходы небезопасны.


Некоторые крупные предприятия этого района, включая большой коксохимический завод в Авдеевке, продолжают работать, несмотря на то, что за последние два года они неоднократно подвергались обстрелам.

В находящемся в 100 километрах к северу от Донецка Славянске, где якобы началась эта война, и который был возвращен под контроль Украины в 2014 году, местные жители уже привыкли пользоваться военным понтонным мостом через реку, возведенным взамен разрушенного.

Это не значит, что восстановление идет полным ходом, производя впечатление на местных жителей. На разбомбленной окраине Славянска, которая по-прежнему выглядит так, будто боевые действия закончились лишь вчера, висит плакат с резким осуждением Порошенко за его «пустые обещания» о реконструкции.

Между тем, в Донецке и Луганске сепаратисты и их российские спонсоры деятельно занимаются государственным строительством. На 11 мая, когда будет отмечаться годовщина организованного сепаратистами референдума об отделении и «день независимости» Донецкой Народной Республики, запланированы парады, а сепаратистские радиостанции передают в эфир на линии соприкосновения сторон легкую музыку, поздравления слушателям с днями рождения и пропагандистские сообщения.

А для солдат в Авдеевке замороженное Минское соглашение означает ежедневные бои за контроль над промышленной зоной на ничейной территории, цель которых — достижение тактических преимуществ локального значения, а не какой-то стратегической победы.

«Мы не уступим ни сантиметра Украины, а люди там, или их лидеры, хотят зависимой от России „автономии“, — говорит старший сержант Пономаренко, находящийся на позиции возле оспариваемой промзоны. — Переговоры нужны, но если честно, я не понимаю, как это можно остановить».

«Я здесь, потому что если бы не я, они послали бы сюда какого-нибудь 18-летнего мальчишку, который ничего не знает и мог бы сразу погибнуть, — добавляет командир взвода Роман, прислушиваясь к усиливающемуся пулеметному и минометному огню на ничейной полосе. — Такова моя мотивация».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.