Карабахская четырехдневная война завершилась фактически из-за оказанного со стороны Москвы давления. Не было необходимости оказывать давление на Азербайджан, ясно, что Баку, стоя перед опасностью потерять завоеванные позиции в случае ответного наступления армянских войск и перемещения военных действий на собственную территорию, должен был спешить согласиться на предложение Москвы.

Но Россия не ограничилась инициативой возвращения сторон к режиму прекращения огня. Москва в одностороннем порядке также взяла на себя управление процессом урегулирования карабахского конфликта, несмотря на то, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ также поспешили перейти к восстановлению переговоров. Это подсказывает, что инициативы России по следам четырехдневной карабахской войны проводятся не параллельно, а наперекор инициативам сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Возникает естественный вопрос: какую цель преследует Москва в рамках уже состоявшейся войны? В этом смысле, без далеко идущих выводов, попробуем сопоставить несколько фактов.

1. На прошлой неделе в Ереване, принимая премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, премьер-министр Армении Овик Абраамян попросил его посодействовать, чтобы был ускорен процесс доставки в Армению вооружения, купленного в рамках заключенного кредитного договора с Россией. Из просьбы Абраамяна следовало, что препятствия возникают из-за российской стороны, и они связаны, в частности, с компаниями по производству военной техники, координацией деятельности которых, между прочим, занимается заместитель премьер-министра РФ Дмитрий Рогозин. Просьба премьера Армении прояснила, что НКР была вовлечена в краткосрочную карабахскую войну без тех вооружений, которые могли бы противодействовать азербайджанским военным силам. Этот кредитный договор был заключен более чем год назад, и армянское общество было убеждено, что поставки вооружения осуществляются в естественном порядке. Возникает вопрос: почему российская сторона избегала и избегает выполнения обязательств по уже вошедшему в силу договору?

2. По возвращению из Баку, в интервью телеканалу «Россия 24» Медведев не отрицал, что они через спутники следят за перемещениями военной силы в зоне карабахского конфликта, утверждая, что сегодня невозможно ничего утаить. Это позволяет предположить, что российские воздушно-космические силы могли быть информированы о готовящемся со стороны Азербайджана нападении. Согласно армяно-российскому договору о формировании совместной системы противовоздушной обороны, российская сторона была обязана предоставить армянской стороне оперативную информацию в случае угрозы военных действий. Возникает вопрос: почему российская сторона не выполнила свои обязательства, если было очевидно, что она могла предотвратить войну и кровопролитие? Почему Россия не воспользовалась своим воздействием для того, чтобы отговорить Азербайджан от запланированной авантюры?

3. 10-ого марта, когда ситуация на карабахо-азербайджанской границе была несравнимо спокойной, президент РФ Владимир Путин крайне неожиданно пригласил президента Армении Сержа Саргсяна в Москву. В официальном пресс-релизе Кремля об этой встрече было одно знаменательное предложение: Путин обсудит с Саргсяном «возможности продвижения нагорно-карабахского переговорного процесса». Не было ни намека на то, какие возможности имелись ввиду. После этого, по «непонятным причинам», последовала публикация списка вооружений, приобретаемых Арменией по кредитному договору, после чего Баку официально направил ноту протеста Москве и потребовал гарантий того, что эта военная техника не окажется в НКР. Самое интересное, что после этого с молниеносной скоростью последовал визит заместителя премьер-министра РФ Дмитрия Рогозина в Баку, якобы для обсуждения вопроса возвращения долгов за многомиллиардную сделку покупки военной техники у России. Однако вовсе не исключено, что Баку не накопил долги, а пригрозил прекратить покупку российского вооружения, если Россия поставит в Армению вооружение, предусмотренное кредитным договором, или не даст гарантий, что оно не окажется в НКР. Вовсе не исключается, что поставки вооружения в Армению были задержаны именно по этой причине, а Рогозин поспешил в Баку успокоить Алиева, что Армения еще не получила ни одной партии из предполагаемого вооружения. Другими словами, планируя нападения на НКР, Алиев уже знал, что Армения и НКР не располагают этой противодействующей военной техникой, что и послужило мотивом отдать приказ о начале масштабного наступления.

Разрушенный дом в одном из сел Мартакертского района в зоне карабахского конфликта


4. Москва принялась уговаривать армянскую и азербайджанскую стороны конфликта прекратить огонь не в первый же день военных действий, а только на пятый, в том случае, что Азербайджан уже объявил о желании в одностороннем порядке вернуться к режиму прекращения огня. Эта видимая медлительность России, конечно, дала возможность армянским военным силам восстановить прежние границы. Но если подойти к вопросу с широко тиражируемой российской точки зрения, что им совершенно не выгодно возобновление широкомасштабных военных действий, то по логике, Москва в первый же день должна была пойти на принуждение сторон к перемирию. Вопрос: почему она задержалась?

5. Сразу после этого Сергей Лавров поспешил в Баку, где сначала заявил, что уже есть все составляющие и договоренности об урегулировании. А в интервью агентству ТАСС он объяснил, что прежде президенты Медведев и Путин продвигали разные идеи, которые дадут возможность разрешить ситуацию вокруг Карабаха путем «освобождения» территорий, параллельно этому должен быть решен вопрос статуса Карабаха. Затем Лавров выразил желание, чтобы Азербайджан присоединился и к ЕАЭС, и к ОДКБ. Другими словами, Россия активизировала тему сдачи территорий армянской стороной взамен на переговоры по определению статуса Нагорного Карабаха. Москва также выступила с инициативой организовать новую встречу Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева в необходимый момент. Если учитывать гиперактивные переговоры Москвы со сторонами, нужно заметить, что в ближайшем будущем Россия может выступить с таким предложением. Но это случится в том случае, если Москва будет уверена, что сможет после встречи Саргсян-Алиев презентовать какой-либо конкретный результат на пути к урегулированию конфликта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.