Альберт Эйнштейн, любитель трубки с растрепанными волосами и в мятой одежде, скрипач, восхищавшийся Моцартом и живший в скромном доме на Мерсер-Стрит в Принстоне, штат Нью-Джерси, во всем мире считается одним из величайших людей 20 века. Многие называют его величайшим умом своего времени и одним из самых известных евреев прошлого столетия.

Сейчас в истории его легендарной карьеры появился еще один штрих: 18 апреля 2016 года на аукцион будет выставлено прежде неизвестное письмо Эйнштейна, которое он написал 3 сентября 1942 года доктору Фрэнку Кингдону (Frank Kingdon), главе группы «Прогрессивные граждане Америки» (Progressive Citizens of America). Эйнштейну было очень трудно писать это письмо, которое содержало в себе резкую критику внешней политики США времен Второй мировой войны, поскольку он был благодарен Америке за то, что она предоставила ему убежище и защиту, когда он не смог вернуться в гитлеровскую Германию.

В 1905 году, будучи простым клерком в патентном бюро в Берне, Швейцария, Эйнштейн опубликовал четыре научные работы, ставшие одним из самых впечатляющих и величайших вкладов в интеллектуальную историю и науку. После того как эти работы были представлены в 1915 году в форме четырех лекций о пространстве, времени и материи, блестящие теории и выводы Альберта Эйнштейна полностью изменили науку физику и то, как люди воспринимали окружающий мир.

Хотя лишь немногие из нас способны полностью понять общую и специальную теории относительности Эйнштейна, все мы считаем его гением, ключевой фигурой в современной физике, чью формулу E=mc2 нередко можно увидеть на футболках молодежи, приходящей на рок-концерты.

За свою жизнь Эйнштейн опубликовал огромное количество научных трудов — более 300 — однако он также опубликовал 150 ненаучных работ. Он был общественным деятелем, открыто выражавшим свое мнение по самым разным вопросам, не имевшим непосредственного отношения к физике и математике.

Когда Эйнштейн только поселился в Принстоне, он написал, что в его маленький городок «хаотичные отголоски человеческой борьбы почти не проникают». Однако своими собственными действиями Эйнштейн полностью изменил ситуацию. Он напрямую повлиял на ход человеческой истории, подписав 2 августа 1939 года письмо, написанное физиком Лео Силардом (Leo Szilard) президенту Франклину Рузвельту, в котором он предупреждал, что нацистская Германия способна создать атомную бомбу. Президент прислушался к аргументам Эйнштейна о том, что эксперименты с ураном могут привести к созданию нового источника энергии, что в свою очередь позволит инициировать цепную ядерную реакцию и создать бомбу. Эксперименты в этой области были ускорены, как и советовал Эйнштейн, в результате чего возник всем известный Манхэттенский проект. По иронии судьбы, Эйнштейну не удалось в нем поработать — возможно, потому что его считали не слишком благонадежным.

После окончания Второй мировой войны, будучи сотрудником Института высших исследований в Принстоне, работавшим над единой теорией поля и в области квантовой физики, Эйнштейн был членом, спонсором или почетным председателем более 40 организаций, от Американского комитета по переселению евреев в Биробиджан до Конгресса американо-советской дружбы. Его главной целью был международный контроль над атомной энергией и всеми видами оружия массового уничтожения, к которому он призвал в своей статье, опубликованной в Bulletin of the Atomic Scientists в сентябре 1947 года.

Уже в мае 1946 года Эйнштейн вместе с группой ученых, принимавших участие в создании атомной бомбы, организовал Чрезвычайный комитет ученых-атомщиков, чтобы продвигать идею мирного использования атомной энергии. В результате в августе 1947 года в Bulletin of the Atomic Scientists появилась еще одна его статья, где он предупредил об опасности контроля военных над институтами США, подчеркнув, что вооруженные силы не должны становиться тем агентством, которое имеет право распределять средства на образование и научные исследования. Эйнштейна очень беспокоила та опасность, которую несло в себе ядерное оружие, и он выступал за полный его запрет. Он выступал против гонки вооружений между США и СССР, которая, по его мнению, достигла «истерических масштабов».

Значительная часть его деятельности предполагала взаимодействие с различного рода левыми и либеральными организациями. Вначале он был рьяным оппонентом любых форм расизма и принимал активное участие в правозащитной деятельности, будучи членом Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения и Американской кампании за отмену линчевания. Он был другом Уильяма Дюбуа (W.E.B Du Bois), Пола Робсона (Paul Robeson) и оперной дивы Мариан Андерсон (Marian Anderson). В 1937 году он принял ее в своем доме, когда гостиницы Принстона отказали ей.

© AP Photo, AP Photo
Альберт Эйнштейн, Стивен Уайз и Томас Манн принимают участие в первом показе антивоенного фильма «Борьба за мир» в Нью-Йорке


Среди организаций, с которыми он в той или иной мере сотрудничал, можно назвать движение Американо-советской дружбы, Совместный антифашистский комитет по делам беженцев, созданный в 1948 году, Национальный совет искусств, наук и профессий, Национальный совет по американо-советской дружбе. К сожалению, некоторые из этих организаций были прикрытием для коммунистов, стремившихся воспользоваться именем и репутацией Эйнштейна, который никогда не был коммунистом.

Кроме того, Эйнштейн поддерживал Прогрессивную партию Генри Уоллеса, которого он хотел видеть кандидатом на президентский пост в 1948 году. Эйнштейн объяснил, что Уоллес, которого он пригласил к себе домой в Принстоне, был человеком, «способным спасти нас от угрожающей внутренней и внешнеполитической ситуации». Он был спонсором Комитета одной тысячи, требовавшего упразднения Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, которая вела расследования в отношении некоторых звезд Голливуда. Он был спонсором и участником — вместе с Томасом Манном (Thomas Mann) и многими другими врагами нацизма — Научно-культурной конференции за мир во всем мире, прошедшей в Нью-Йорке в марте 1949 года.

Эйнштейна волновали вопросы, касавшиеся евреев, хотя сам он считал себя агностиком и пантеистом. Он поддержал деятельность Американского комитета по переселению евреев в Биробиджан, который добивался переселения советских евреев. 11 августа 1947 года Эйнштейн поблагодарил французское правительство за принятые им меры по предотвращению эпидемии кори среди детей еврейских беженцев, находившихся на борту трех британских кораблей у берегов Франции.

Будучи скорее культурным, чем политическим сионистом, Эйнштейн одобрял переселение евреев в Палестину в 1920-х годах и всегда выступал в поддержку необходимости заключения соглашения и мира между евреями и арабами. Он помог создать Иерусалимский университет. Ему предложили занять пост президента Израиля в 1952 году, но он отказался. Вместе с писателем Шоломом Ашем (Sholem Asch) он был почетным председателем Американского комитета еврейских писателей, художников и ученых.

В сентябре 1942 года Эйнштейн написал письмо — именно его скоро выставят на аукцион, в котором он упомянул о новых преступлениях нацистов во Франции и о помощи, которую нацистам оказывали «предатели Виши».

Эйнштейн сомневался в том, стоит ли ему обращаться с этим вопросом в Вашингтон, потому что он не верил в эффективность «неубедительных и вялых словесных обещаний, данных под давлением извне». Эйнштейн весьма критически относился к американскому правительству, к его неспособности помочь республиканской Испании, к его заигрываниям с фашистской Испанией, к тому, что у него был официальный представитель во Франции Виши, к его неспособности помочь России в тот момент, когда она отчаянно в этом нуждалась, даже к его отношению к Финляндии. Он не верил официальным объяснениям всех этих шагов.

Тогда Эйнштейн объяснял политическое поведение США тем, что страной в значительной мере управляли финансисты, чей склад ума и мировосприятие были во много похожи на образ мыслей фашистов (эта его мысль в некотором смысле перекликается с риторикой текущей предвыборной кампании в США). Если бы Гитлер не был безумцем, он мог бы избежать войны с западными державами.

Тем не менее, несмотря на такую резкую критику американской политики, Эйнштейн понимал, что он не может принимать участие в той кампании, которую предлагал Фрэнк Кингдон. Его в гораздо большей степени волновали действия и факты, чем слова. Он высоко оценивал доктора Кингдона, однако всеми своими действиями он демонстрировал искренние попытки «служить человечеству и справедливости». Его письмо 1942 года заставляет нас задуматься над тем, кого из кандидатов в президенты Эйнштейн поддержал бы сегодня.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.