Armtimes: Господин Сафарян, как вы охарактеризуете то, что происходит в Карабахе на протяжении последних четырех дней?

Степа Сафарян: Это блицкриг. Было осуществлено тотальное нападение по всему периметру линии соприкосновения войск, что означает блицкриг. При этом, заметны очень четкие направления нападения и вторжения. Понятно, что одной из целей было продвижение в направлении Талиша к Мартакерту и Сарсангскому водохранилищу. Азербайджанская сторона сама признала, что среди прочих целей, намеревалась также выйти к Сарсангскому водохранилищу, что, к счастью, им не удалось благодаря нашим героям-бойцам и яростному сопротивлению нашей армии. Мы должны в полной мере оценить, что было предотвращено. Они предотвратили не только общенациональный позор, но и возможность серьезного перелома в карабахском вопросе, которого Азербайджан пытался достичь, сотрудничая с определенными центрами силы. И от стыда должны провалиться сквозь землю те, кто считал, что принятая резолюция в ПАСЕ о Сарсангском водохранилище, не будет иметь последствий.

— Что вы подразумеваете  под центрами силы? По вашему мнению, почему спустя 22 года после заключения перемирия военные действия в Карабахе возобновились?

— Россия продолжает быть заинтересована в эскалации, в которой, по ее мнению, она все контролирует.

То есть, Россия подталкивает Азербайджан?

— Думаю, по крайней мере, эскалация ситуации в Карабахе в интересах России, и Азербайджан знает об этом. То, что происходит сейчас — это попытка разрешить большую геополитическую проблему, не все игроки которой очевидны и не все интересы которой понятны. В ближайшем будущем мы более четко поймем, кто начал это и кто пытается этим воспользоваться. На данный момент очевидно, что позиция России крайне странная. В 2014 году во время обострения ситуации на армяно-азербайджанской границе Россия пыталась показать, что она владеет ситуацией. Было позволено, чтобы напряжение достигло определенного уровня, после чего Азербайджан обуздали. И сейчас создается впечатление, что Россия позволяет, чтобы азербайджанская сторона достигла территориальных успехов, после чего только она собирается вмешаться. Или же они хотят, чтобы армянская сторона оказала давление на Азербайджан, а Россия оказалась в роли посредника и начала свой торг. Оба варианта возможны и не исключают друг друга.

— По вашему мнению, все было заранее запланировано?  

— Помните статью Храмчихина (российский политолог Александр Храмчихин — прим. ред.)? Россия не так наивна, чтобы не понимать, что происходит в регионе. В один день Храмчихин публикует адреса армянских военных подразделений, разновидности вооружений, потом ставит на показ военный потенциал Азербайджана, потом международный дискуссионный клуб «Валдай» объявляет карабахский конфликт самым опасным вопросом для России… Но после всего этого Путин помнит, что поставки оружия из России задержались. Скажите, пожалуйста, не грязная ли это игра со стороны стратегического союзника Армении? Конечно, это грязная игра. Наблюдается такое поведение, и эксперты чересчур высоко оценивают риски войны в Карабахе, а ты продаешь оружие стране, которая не скрывает свои притязания. Значит, ты тоже участвуешь в этой игре.

— По вашему мнению, обусловлено  ли такое поведение Путина событиями последних дней в США?

— Думаю, да, потому что на саммите по ядерной безопасности был принят важный документ. США, фактически, консолидировали значительную часть мира, в том числе Армению, вокруг документа по одному из самых спорных вопросов с Россией — испытаниям и регулированию ядерных вооружений. Конечно, Серж Саргсян был приглашен туда для организации встречи по карабахскому вопросу. Но Путин сейчас пытается строить козни против США, он пытается создать впечатление, что все происходит по причине провокаций со стороны Соединенных Штатов. С другой стороны, подчеркивает, что США не удалось организовать даже встречу президентов Азербайджана и Армении.
 
— Считаете ли вы достаточной международную реакцию на развития последних четырех дней в Карабахе?

— Нет, я их считаю тревожными во многих смыслах. Происходящее в Карабахе должным образом не отражается в мировых СМИ. Реакции слишком слабые и в определенных случаях даже огорчающие, в плане предотвращения большого кровопролития, его провоцирования и т.д. В этом контексте наиболее позорным было заявление председателя ПАСЕ.
 
— Как вы думаете, возобновленные действия на карабахско-азербайджанской  границе приведут к разрешению карабахского вопроса?

— Это очень неопределенно. Многие пытаются утверждать, что переговоры возобновятся. Думаю, функции формата Минской группы полноценно восстановятся в одном случае, если Карабах поставит Азербайджан в очень трудное положение. В этом случае Азербайджан будет вынужден сесть за стол переговоров. В этом плане продвижение армянских позиций жизненная необходимость для того, чтобы остановить президента Азербайджана. Я вижу, что есть круги, заинтересованные в свержении режима Алиева. Азербайджанский хан в случае потери территорий будет иметь серьезные проблемы с собственной оппозицией и обществом. Нужно сделать все, чтобы Алиев был свергнут. Это залог восстановления переговоров.
 
— Основываясь на определенной официальной информации и данными, имеющимися у вас, можете предсказать, сколько продлятся эти военные действия и чем закончатся?

— Вообще, я считаю, что такие конфликты долго не продолжаются. Они либо приговорены на перевоплощение в широкомасштабные действия, либо на быстрое завершение. Происходящее похоже на российско-грузинскую войну. Она продлилась пять дней. В любом случае, с имеющимися вооружениями, война не может долго продолжаться, значит, по-моему, речь идет о нескольких днях.
 
— А чем, все же, по вашему мнению, закончится?

— Если бы кто-нибудь мог предвидеть исход войны, он был бы самым счастливым и знаменитым человеком на свете. Сейчас трудно сказать. Но, учитывая многие преимущества армянской стороны, хочу верить, что хотя и ценой тяжелых потерь мы не оставим на полпути то, что необходимо закончить.
 
— Господин Сафарян, многие в интернете сейчас выражают мнение, что ситуация не была бы такой, если бы власти Армении были легитимны. На данный момент насколько легитимность властей Армении связана с создавшейся на границах ситуацией?

— Мы должны констатировать факт, что когда государство становится перед фактом войны, значит политика потерпела поражение. Один из теоретиков войны, Клаузевиц выразил прекрасную мысль: политика — продолжение войны другими методами. Если мы не смогли продолжить войну политическими методами и стали на пороге новой войны, это означает провал политики, а эту политику ведут власти. Задаю вопрос — не видите ли проблем в том, что осуществляется широкомасштабное нападение и это в какой-то степени неожиданно для вооруженных сил НКР и РА? Если это не было неожиданностью, и они знали о готовящихся действиях, то что было предпринято в этом направлении и что не удалось? Где была наша разведка? И вообще, я сам три дня назад, во время пресс-конференции, говорил о большом риске возобновления военных действий в НКР. Скажите, пожалуйста, почему мы, эксперты, видим такие риски, а для наших солдат это вдруг может оказаться сюрпризом? Легитимные власти питаются анализами экспертов, адекватно оценивают ситуацию, разрабатывают сценарии. Та власть, которая не видит связи между заявлением председателя ПАСЕ и резолюцией о Сарсангском водохранилище и не делает из этого выводов, конечно, имеет проблемы. Если помните, и в резолюции по Сарсангскому водохранилищу говорилось о выводе армянских войск из Карабаха, и в заявлении председателя ПАСЕ. Если власти пренебрегают этим докладом, считая его не имеющим последствий, пренебрегают необъяснимой яростью Алиева, если не понимают, что резолюция по Сарсангу была для него важна для легитимации войны, конечно, появятся люди, которые будут ставить под вопрос эффективность этих властей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.