Последний теракт в Брюсселе стал новым поводом для жарких обсуждений в армянской и мировой прессе, а также в социальных сетях. Хотя я обычно не пишу на международные темы, но повторяющиеся стереотипы, если не говорить глупости, которые встречаются в этих обсуждениях, заставляют обратиться к этой теме, особенно учитывая непосредственную связь ближневосточных развитий с Арменией.

 

Неуловимый призрак террора

 

Прежде всего, поговорим о «международном терроризме», против которого все продолжают бороться, судя по «управляемым волнениям» международной прессы. Трудно представить более абстрактную, бессмысленную и неэффективную формулу, чем борьба против терроризма. Вопрос в том, что предмет борьбы — терроризм, является лишь орудием и способом, а не сущностью и содержанием. Бессмысленно бороться против инструмента, против него нужно использовать контр-инструменты. Будет смешон тот, кто объявит своей основной целью борьбу против ножа убийцы, а не той среды, мировоззрения, мотивов, породивших убийцу.

 

В чем же сущность терроризма, как орудия борьбы? К терроризму прибегают обычно те группы, которые в политической борьбе лишены возможности достичь своей цели относительно мирным путем или же не имеют большого военного потенциала в условиях военного столкновения. То есть, терроризм, по большому счету, вынужденная мера борющихся на слабой стороне. Его применение или неприменение зависит не столько от желания или идеологии, сколько от предметных условий. Это, естественно не оправдание терроризма, а всего лишь попытка перенести проблемы на уровень прагматичного обсуждения.

 

Важны и прочие факторы: если та или иная группа ставит недостижимые в этой ситуации цели, то она будет больше склонна к терроризму. Сложные задачи ограничивают возможности, тем самым возвращая проблему в поле предметных условий. Не случайно исторически к террору, как средству борьбы, в первую очередь прибегали левые политические течения, так как именно они ставили наиболее труднодоступные цели (корневое реформирование экономической и политической системы), и общества, ведущие национально-освободительную борьбу на поле военных действий, которые изначально по своим силам уступали колонизаторам. Реальная история политического терроризма началась с 19-ого века в Европе (если оставить в стороне искусственные попытки связать терроризм, непосредственно современное явление, с средневековьем). Французские и итальянские анархисты, русские народники и их наследники эсеры, в армянской действительности Гнчаки и Дашнакцутюн — это неполный список групп в прошлом прибегающих у террору, как средству борьбы.

 

Терроризм долгое время был монополией левых сил. Правые политические движения начали его использовать только со второй четверти 20-ого века, когда вообще левые методы борьбы и частично идеология, начали воздействовать и на консервативные направления. На грани правых и левых сформировался такой необыкновенный феномен, как европейский фашизм. Многие главари этих групп, были выходцами из левой среды. В 20-ом веке терроризм стал орудием национально-освободительной борьбы некоторых борющихся наций в таких тиранических странах, как Османская и Российская империи (освободительная борьба македонцев именно в этом периоде начала бросаться в глаза). Широким применением террористической борьбы выделились и Ирландское освободительное движение, борющееся против Британской империи и еврейские сионистские организации в Палестине. 

 

Во время Второй мировой войны к террору прибегли Движения сопротивления во Франции и непосредственно в Германии, которые вели борьбу против нацизма (интересно, сколькие из авторов выражений на подобии «любой террор осудим», готовы осуждать попытки убийства Гитлера, осуществленные секретными организациями германских консервативных офицеров?). И после войны, в 1960-1970-ые годы терроризм остается принятым в Европе методом борьбы, особенно для левых групп, лучшим примерами являются «Красная армия» Германии и «Красные бригады» в Италии. Тот же метод был перенят народами Ближнего Востока в рамках все той же национально-освободительной борьбы (в арабской среде в большей мере у евреев Палестины). Армянскую группировку АССАЛА нужно относить к левому и национально-освободительному терроризму 60-70-ых годов.

 

Исламисты не придумали терроризм, а всего лишь переняли его как готовый инструмент у социалистов и националистов Европы и Ближнего Востока. Даже эта краткая и отрывчатая заметка свидетельствует, что терроризм — особый, передаваемый флаг, переходящий от одной группы к другой, в независимости от мировоззрения, корневых различий, среды, условий и времени. Можно не сомневаться, что передача будет осуществляться и в будущем, и если сегодня на первой линии теракты исламистов, то завтра появиться другая, не имеющая никакого мировоззренческого отношения к исламизму, группа, которая будет использовать тот же метод борьбы в своих интересах. 

 

Исламисты тоже, в точности как группы, прежде использовавшие терроризм, прибегают к этому способу не из-за особого «злого умысла» или особенностей идеологии, а по более простой и технической причине — они с удовольствием вели бы широкомасштабную войну против сил, которых считают злом, если бы имели соответствующий потенциал, а поскольку не умеют, остается только терроризм. Нет никакого другого секрета, тут нет мистики, вопрос техники, тактики. 

 

Кстати, мифы о борьбе против «международного терроризма» становятся более смешными, если учитывать, что сегодня тот же ИГ (организация запрещена в России — прим. ред.) сформировался как фактическое государство и там, где может, ведет классическую войну, а не террористическую борьбу. Теперь что, нужно бороться против «международной войны», оставив в стороне противника с конкретным именем и местонахождением? Кажется, что это всего лишь вопрос выбора названия, но на самом деле этот лозунг, доведенный до уровня мифологии и неузнаваемости искажает суть проблемы, лишая возможности ее решить.

 

Неуловимый призрак «панисламизма» среди армян

 

Как ни удивителен лозунг мировых СМИ о борьбе с «международным терроризмом», наверно, более удивительна реакция большей части армян на происходящие в Европе теракты. Есть группа наших соотечественников, которая готова прямо сейчас решить проблемы Европы, изгоняя всех мусульман, поджигая, разрушая и так далее. Правда, в самой Европе тоже немало думающих таким образом, но в случае армян это, мягко говоря, становится странным. Хотя бы мы — армяне, должны всегда помнить, что родина наша не в дальних западных краях, а на Ближнем Востоке, и что большая часть наших соседей — мусульмане, в том числе арабы. 

 

При этом, в отличии от распространенных стереотипов, нации, исповедующие ислам, не являются нашими природными врагами, и не наносили нам большего вреда, чем любая другая христианская нация, с которой нам доводилось пересекаться. Чаще господство христианских народов (как, например, византийцев) наносило нам больше вреда, разрушая основы нашей государственности, чем исламское, например, арабское или персидское господства. 

 

А если господство конкретных мусульманских народов, например османцев, для армян было более тяжелым, то проблема не в религии, а в особенностях условий и политики конкретного государства. Мы вынуждены напомнить эти тривиальные реалии, потому что, к сожалению, наше общество продолжает воспитываться в том духе, что источником наших исторических бед было господство исламских народов. А в таком воспитании напрочь отсутствует сознание того, что живем мы на Ближнем Востоке, что, конечно, станет в будущем источником серьезнейших вызовов.

 

Нужно понимать, что зло, названное «Исламским государством», не имеет никакой реальной связи с исламом и арабами, вообще. И дело не в тех тупых проповедях, что вроде бы «хороший», «правильный» ислам искажается исламистами. Не мы решаем что правильно в исламе, а решают мусульманские богословы. Вопрос в том, что абстрактные и обобщающие названия, как «ислам» и «исламизм», всегда являются всего лишь условным ярлыком для весьма конкретных явлений, суть которых зависит не от абстрактности, а условий и проблем конкретного места и времени. 

 

Если часть молодежи Ближнего Востока, в отличие от своих преимущественно светских, социалистических и националистических отцов и дедушек, увлекается политическим исламом, то причина, безусловно, не в каких-то религиозных особенностях ислама и не в «культуре» и не в подобной этому «мистике». Любая ситуация объясняется прагматизмом, а не «мистикой», и связана прежде всего с настоящим, а не прошлым временем. 

 

Кризис современности в мире и на Ближнем Востоке, демографические тенденции на Западе и Востоке, эффективность политических структур, рост разрыва между более богатыми и более бедными регионами: вот в каких сферах нужно искать разумные ответы, а не в религиозных, культурных и национальных особенностях.

 

Вместо эпилога: старые игроки и новые реалии

 

И наконец, очень коротко рассмотрим последние динамичные изменения на Ближнем Востоке, которые должны быть важными для нас — жителей Армении. Первое, в рамках развития сирийского конфликта очевидно меняется атмосфера отношений США-Россия. Острый конфликт последних нескольких лет сглаживается, и хотя бы в некоторых вопросах стороны идут на компромиссы. То же самое в отношениях США-Иран. Второе, в рамках того же сирийского конфликта нейтрализовался, если не выражаться грубее, турецкий фактор. 

 

Наблюдается охлаждение не только в российско-турецких, но и в американо-турецких отношениях. Турецкая игра в Сирии была предотвращена довольно грубым способом не только с помощью вмешательства русских, но и американцев. Третье, американцы, как видно, разочаровавшись в возможностях сирийской «умеренной оппозиции», вынуждены опираться в Сирии прежде всего на курдах, которые, хотя и были довольно второстепенным фактором в Сирии, но в результате оказались на передовой. 

 

Сирия второе государство после Ирака, где фактически создается независимый Курдистан, при поддержке США и несмотря на озабоченность Турции. Четвертое, российско-американским соглашением, как видно, был предотвращен также проект более непосредственного задействования в сирийской войне суннитской коалиции, во главе с Саудовской Аравией. Сегодня с опозданием поднимается вопрос о геноциде христиан, шиитов и курдов (особенно езидов) на Ближнем Востоке, что можно воспринимать как окончательный приговор ИГ, которого поддерживают саудиты и турки. Продлившаяся несколько лет сложная и грязная игра должна приблизиться к концу. И наконец, еще раз становится очевидным неоднозначное положение объединенной Европы в силовом балансе международной политики. Не способный решить вопрос безопасности собственными силами, европейский рай остается зависимым от политических капризов других сил, со «самодостаточной» безопасностью.

 

Выводы оставляем читателю, но очевидно, что все это важно для Армении.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.