В эпоху воинственной риторики, характеризующей отношения между НАТО и Россией, присутствие воздушного судна ВВС Владимира Путина на «Фигу Мадуру» — военном аэродроме Лиссабона, столицы одного из государств-основателей старого альянса, не может не вызывать любопытства. Давайте узнаем, что он здесь делает.

Март 2016 года. В дальнем углу летного поля транзитного аэродрома номер один, в военном терминале международного аэропорта Лиссабона, известном как «Фигу Мадуру», припаркован двухмоторный турбовинтовой самолет ВВС России. Трехцветный флаг на хвосте не оставляет сомнений. Остекленная носовая часть, воскрешающая в памяти бомбардировщики Второй мировой войны, приковывает взоры. Что он тут делает?

Чтобы найти ответ, нам необходимо обратиться к событиям почти 25-летней давности. Итак, отправимся в столицу Финляндии, Хельсинки, где 24 марта 1992 года был подписан Договор по открытому небу (Treaty on Open Skies или ДОН).

Ратифицированный Парламентом в мае 1994 года (Постановление № 57/94 от 5 мая), этот договор является продуктом холодной войны или, если быть более точным, необходимости повысить уровень доверия между странами, на протяжении десятилетий не сумевших укротить более или менее лихорадочную деятельность своих спецслужб и инвестировавших в опасную гонку вооружений. Эти страны сформировали два крупных блока: НАТО (в котором Португалия выступает одной из стран-основательниц) во главе с Соединенными Штатами и группу стран Варшавского договора во главе с СССР.


С распадом СССР в начале 90-х, дабы «содействовать большей открытости и транспарентности в военной деятельности», а также в целях «упрочения безопасности», государства вернулись к концепции «взаимного воздушного наблюдения», первоначально предложенной президентом США Дуайтом Д. Эйзенхауэром главе советского правительства Николаю Булганину на Женевской конференции в 1955 году, но незамедлительно отвергнутой генеральным секретарем Коммунистической партии Никитой Хрущевым.

Договор, который в 1992 году в Хельсинки подписали более 23 стран (при тогдашнем президенте США Джордже Буше), вступил в силу лишь десять лет спустя (2 января 2002 года), когда Россия и Белоруссия завершили процесс ратификации. В настоящее время он действует в 34 странах. От Ванкувера до Владивостока. Соблюдая положения договора, каждая подписавшая его страна имеет право совершать столько наблюдательных полетов над чужими территориями, сколько сама разрешает проводить в собственном воздушном пространстве.

Они здесь, мы там


Но вернемся в Лиссабон, где российский двухмоторный Ан-30Б с почти 30-метровым размахом крыльев приземлился 29 февраля, чтобы провести свой ежегодный облет Португалии и Испании в рамках Договора по открытому небу, как сообщил нам глава пресс-службы Генерального штаба португальских вооруженных сил (CEMGFA), согласившийся в письменной форме ответить на вопросы Expresso.

«В этом году были осуществлены полеты продолжительностью около семи часов. В Португалии они были запланированы на период с 29 февраля по пятое марта и проведены второго и третьего марта 2016 года. В соответствии с Договором по открытому небу, совершая вылет из Лиссабона, самолет за время наблюдательного полета может преодолеть расстояние до 1200 километров. В ходе данной миссии не производился облет территории Азорских островов или Мадейры. В большинстве случаев облет совершался на высоте четырех тысяч футов (около 1300 метров)», — пишет подполковник Элдер Пердигау (Hélder Perdigão). Опубликованная третьего марта на сайте airliners.net одним из испанских «наблюдателей» фотография свидетельствует о том, что Ан-30Б под регистрационным номером RA-30078 совершал облет авиабазы Хетафе в 14 километрах к югу от Мадрида.

Пресс-секретарь CEMGFA также поясняет, что «данное воздушное судно оснащено новыми разработанными в Российской Федерации сенсорами, позволяющими делать цифровые аэрофотоснимки, но не имеет на борту какие-либо датчики для сбора иного типа информации». Он уточняет, что «перед полетами» Ан-30Б проходил специальный осмотр, чтобы гарантировать использование должным образом сертифицированного оборудования, а также конкретным программным обеспечением проверялся «план миссии». Находясь в воздухе, российский экипаж держал связь с португальскими военными, которым затем была передана «полная копия собранной информации».

Но если учесть, что большая часть этой информации может быть получена с помощью спутников, для чего же в итоге служат эти полеты? На этот вопрос Expresso представитель CEMGFA ответил так: «Использование воздушных судов для сбора данного типа информации является высоко эффективным, поскольку полученные снимки отличаются от спутниковых изображений по многим параметрам, включая следующие:

а) не все страны имеют доступ к спутниковым снимкам с детальным разрешением, которое предоставляют сенсоры воздушных судов;

б) страны, желающие провести наблюдательный полет, имеют возможность выбрать цели и маршрут, от них лишь требуется уведомление о плане полета и маршруте, сделанное за 24 часа;

в) орбиты спутников предсказуемы, то есть известно, когда они проходят над объектами».

А Португалия тоже летает над Россией, спрашиваем мы. «Португалия совместно с Францией и Испанией совершала наблюдательные полеты над Россией и Белоруссией с использованием самолета C130-H, оснащенного специально предназначенной для этих целей аппаратурой наблюдения, которой пользуется целый ряд стран, работающих с этим воздушным судном. Последний полет был проведен в 2014 году над территорией Украины, совместно с Румынией», — сообщает подполковник Элдер Пердигау (Hélder Perdigão).

Встревоженные американцы

Естественность, с которой данные полеты проводятся в Европе (в этом году, в период с 8 по 12 февраля, россияне уже совершали наблюдательные облеты над Грецией с аэропорта Неа-Анхиалос, в 300 км к северу от Афин, и над Италией — с 15 по 19 февраля с аэропорта Чампино, в 15 км от Рима), контрастирует с отказом Турции и обеспокоенностью американцев.

Действительно, Ан-30, неоднократно представлявшийся международными средствами массовой информации как «самолет-разведчик», не получил разрешения в период с 1 по 5 февраля совершать полеты с аэропорта Эскишехир, расположенного в более чем 300 километрах к юго-востоку от Стамбула, когда было выдвинуто заключение о том, что русские намеревались совершить облет над границей с Сирией и некоторыми базами, используемыми самолетами НАТО. Напомним, что в ноябре прошлого года два турецких истребителя F-16 недалеко от границы с Сирией сбили российский Су-24 ввиду того, что он якобы нарушил воздушное пространство страны.

Ранее в этом месяце очередное предупреждение поступило от Соединенных Штатов. Директор Разведывательного управления министерства обороны США, секретного военного органа американского правительства, примкнул к хору высокопоставленных военных чиновников, выражающих серьезное беспокойство по поводу намерений России использовать на борту Ту-154 новые ультрасовременные технологии для ведения наблюдения, которые, по его мнению, предоставят Москве «значительное преимущество» и тем самым нарушат дух договора.

«Вещи, которые можно увидеть, количество информации, которую можно собрать и получить при последующей обработке, позволяют России, на мой взгляд, получить ключевые разведданные по крайне важным инфраструктурам, базам, портам и всему нашему оборудованию», — сказал генерал-лейтенант Винсент Стюарт 2 марта на слушаниях в Конгрессе.

В Португалии генеральный штаб вооруженных сил рассматривает реализацию этих полетов вполне спокойно, однако некоторые военные источники, с которыми удалось связаться Expresso, не перестают отмечать странное совпадение: последние два года русские появляются здесь на одной и той же неделе — когда проводятся ежегодные наиболее масштабные учения ВВС — Real Thow (RT). В 2016 году RT проходили в период с 21 февраля по 4 марта, побив все рекорды по числу участников: 3500 военнослужащих и 42 самолета из шести стран Североатлантического Альянса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.