Состоявшиеся в понедельник в Брюсселе переговоры Европейского союза и Турции должны были стать решающим поворотом в урегулировании кризиса с беженцами. И Турция действительно согласилась сделать для приостановки бесконтрольного притока иммигрантов даже больше, чем надеялись многие в Европе. Однако названная Анкарой цена, которую за это придется заплатить, может привести ЕС к другому связанному с эрозией основных принципов и девальвацией ценностей кризису.

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу во время ужина с канцлером Германии Ангелой Меркель неожиданно предложил план, отличающийся от того, принятия которого ЕС на протяжении месяцев пытался добиться на переговорах разного уровня.

Турция, куда прибыло уже три миллиона беженцев, согласится принимать назад нелегальных мигрантов, которые с ее территории направляются в Европу. Но за каждого иммигранта из терзаемой войной Сирии, которого Турция примет назад, ЕС должен принять одного сирийца, если он в Турции официально признан беженцем. ЕС также должен заплатить Турции не 3 миллиарда евро, как было обещано ранее, а 6 миллиардов. И ускорить переговоры о приеме Турции в блок, а до июля обеспечить гражданам этой страны безвизовые путешествия по Европе.

И Меркель, и президент Совета ЕС Дональд Туск приветствовали план как «поворот» и «перелом», но добавили: в случае возможности его реализовать и достижения договоренности. ЕС заявил, что достигнуто соглашение о «главных принципах», и отложил решение до следующего совещания руководителей государств 17 марта.

Требование Турции об увеличении размера финансовой помощи ЕС в два раза, каким бы неожиданным и неприятным оно ни было, — это вовсе не главное препятствие для окончательного соглашения, в результате которого у ЕС, наконец, появится возможность контролировать и ограничить наплыв нелегальных мигрантов. В свою очередь, увязывание кризиса с беженцами с присоединением Турции к ЕС, переговоры о котором ведутся почти 30 лет и уже давно «застопорились», можно считать шантажом со стороны Анкары, воспользовавшейся ситуацией, когда без ее участия недостижимо жизнеспособное решение.

Становящийся все более авторитарным стиль правления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана несовместим с членством в ЕС. Вынудив европейцев возобновить переговоры, Эрдоган продемонстрирует своим гражданам, что он по-прежнему приемлем для Европы. Для того чтобы этот сигнал был еще яснее, сразу после переговоров Эрдогана с Туском в минувшую пятницу правительство Турции взяло под свой контроль крупнейшую оппозиционную газету Zeman, протестующие были разогнаны с применением слезоточивого газа.

Теперь ЕС должен решить, создавать ли опасный прецедент, когда принципы этого сообщества государств могут становиться предметом торга. К сожалению, альтернатива еще опаснее — вероятный крах безвизовой Шенгенской зоны и европейских институтов.

Ирония заключается в том, что руководители европейских государств надеялись на поддержку Турции в преодолении миграционного кризиса, учитывая ее напряженные отношения с Москвой из-за сбитого российского бомбардировщика в ноябре прошлого года. А Турция вместо этого вынуждает ЕС собственноручно дробить свои основы. Но то же самое из кризиса с беженцами старается извлечь и президент России Путин.

На минувшей неделе командующий силами НАТО в Европе Филипп Бридлав заявил, что Россия вместе с Сирией используют беженцев в качестве «оружия» против Запада, «пытаясь перегрузить европейские структуры и сломить решимость европейцев». Обстрелами и бомбардировками населенных пунктов Дамаск и Москва умышленно стараются вызвать массовое переселение людей, чтобы дестабилизировать европейские государства, куда направляются беженцы из Сирии.

Изгнанных российскими бомбами и ракетами сирийцев в Европе встречают финансируемые Кремлем крайне правые и крайне левые или просто «полезные идиоты» для планов Путина, которые видят политическую выгоду в разжигании антииммиграционной истерии. Результат может оказаться нехорошим для них самих, и об этом свидетельствуют выборы в Словакии: ксенофобская риторика премьер-министра Роберта Фико не спасла его партию от потери большинства в парламенте, но зато обеспечила место в нем для неонацистов.

В Латвии самым упорным «антииммигрантам» приходится выполнять головокружительные трюки, пытаясь включить в букет самых ненавистных врагов европейских «либералов» и Путина. Такая демагогия (как и требования не принимать ни одного беженца) может казаться действенной до тех пор, пока Латвия остается за рамками европейского миграционного кризиса: мы обязались принять 531 беженца, а прибыло только шестеро.

Однако уже в течение ближайших месяцев нынешний главный маршрут беженцев из Турции и Греции через Балканы, который будет закрыт, если ЕС и Турция, как прогнозируется, достигнут договоренности, может заменить маршрут из России через страны Балтии и Скандинавии, полагает МИД Норвегии. И в таком случае Латвия будет не в состоянии в одиночку справиться с массами беженцев, а тем более уговорить Кремль не использовать их как оружие. Но зачем же другим государствам демонстрировать солидарность с нами, если мы до сих пор предпочитали рассматривать европейский миграционный кризис как проблему, которая касается главным образом Германии, Греции и Италии?

Европа переживает самую большую миграцию людей со времен Второй мировой войны. Так же, как и в ту войну, сейчас Латвия не сможет оставаться «на своем месте», пока другие будут оставаться на своих. Только общие решения европейских стран — и по переговорам с Турцией о беженцах, и в связи с начатой Россией войной с Западом — обеспечат Латвии и всей Европе надежный результат.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.