Министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров заявил, что Азербайджан обсуждает возможность присоединения к мусульманской коалиции для борьбы с терроризмом, возглавляемой Саудовской Аравией, но окончательного решения по этому вопросу пока не принято. Это заявление Мамедъяров сделал после встречи с министром иностранных дел Турции Мевлутом Чавушоглу. Турецкий министр посетил Баку 18 февраля вместо президента Реджепа Эрдогана, запланированный визит которого был отменен из-за теракта в Анкаре.

Не первый раз Баку говорит о возможности присоединения к этой коалиции. Впервые эту идею глава МИД Азербайджана озвучил еще в прошлом месяце после телефонного разговора с главой МИД Саудовской Аравии Аделем аль-Джубейром, когда Эр-Рияд уже начал переговоры с рядом мусульманских стран о формировании коалиции.

Можно предположить, что основной целью визита турецкого министра в Баку было получение согласия Азербайджана на вхождение в турецко-саудовскую коалицию. По крайней мере, факт визита Чавушоглу в Баку, несмотря на кровавый теракт в Анкаре, показывает особую важность его миссии и поспешность Анкары в решении некоторых вопросов. Скорее всего, позиция, которую занял Азербайджан после того, как получил предложение от Эр_Рияда, не удовлетворила Анкару, и была поставлена задача «лично» работать с Баку. Но Азербайджан, очевидно, пытается уйти от этого. Не случайно Мамедъяров подчеркнул, что у Баку пока нет окончательного решения.

Позицию Азербайджана можно понять. Баку оказался под сильным давлением Саудовской Аравии и особенно Турции. От него ожидают конкретного ответа на предложение, а это ставит перед дилеммой окончательного выбора между Москвой и Анкарой. Турция требует полной и неукоснительной поддержки в возрастающем российко-турецком противостоянии, что грозит Азербайджану серьезными проблемами с Россией.

Вопрос в том, что турецко-саудовская коалиция в действительности направлена не против террористов, а против режима Асада и России, которая защищает его и обеспечивает безопасность. Как инициатива о создании мусульманской антитеррористической коалиции, так и второе предложение, сделанное Азербайджану о присоединении к ней, по времени совпали с продвижением правительственных сил Сирии к границам Турции и резким и паническим отступлением вооруженных группировок террористической организации Исламское государство (запрещена в России — прим. ред.). Изначально не было никакой объективной необходимости формирования такой коалиции, так как до этого уже сформировалась и действовала антитеррористическая коалиция во главе с США, в которую входят те же Саудовская Аравия, Турция, Катар, ОАЭ и другие мусульманский страны.

Реальная цель Эр-Рияда и Анкары — провалить попытки политического урегулирования кризиса в Сирии и объединения сил России и Запада против террористов. Анкара ищет повод для ввода сухопутных войск в Сирию и осуществления военной операции, чтобы нейтрализовать перспективу потери контроля над Сирией и позорного провала амбиций отломить «свой кусочек». Анкара также пытается нейтрализовать отдельные стремления США и России создать условия для образования курдских государственных формирований на границе с Турцией. Большее число стран Арабского полуострова и особенно Саудовская Аравия поддерживают Турцию. Саудовская Аравия отправила военный контингент и военные самолеты на турецкую военную базу в Инджирлике, чтобы оказать помощь турецким ВВС, и объявила о готовности отправить в Сирию тысячи солдат. Аппетит Эр-Рияда и Анкары пока что сдерживает Вашингтон, который прежде сам подталкивал их ввести наземный контингент в Сирию под поводом оказания помощи силам умеренной оппозиции во время боев за Ракку.

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, однако, в интервью немецкой газете Handelsblatt, перед Мюнхенской конференцией по безопасности, предупредил, что введение сухопутных войск со стороны третьих стран без соответствующих санкций может привести к мировой, или, как минимум, региональной войне. Этим Москва дала понять, что будет воспринимать этот шаг Турции и Саудовской Аравии, как провокацию вооруженного столкновения непосредственно с Россией.

В этой мозаике становится ясно, что присоединение Баку к турецко-саудовской коалиции будет оценено Москвой как второй удар в спину, который может иметь чрезвычайно тяжелые последствия для Азербайджана и в плане российско-азербайджанских экономических и политических отношений, и в контексте карабахского конфликта.

Представитель МИД РФ Мария Захарова уже дважды заявляла, что Москва поддерживает теплые отношения с Баку и не собирается идти на шаги, которые повредят его интересам. Устами Захаровой Москва просто предупреждала Баку, что не нужно вмешиваться не в свое дело и подвергать себя лишнему риску. Не случайно, именно в эти дни было опубликовано содержание кредитного договора о поставке в Армению из России военной техники на 200 миллионов долларов, это был намек на те последствия, с которыми может столкнуться Баку, если займет протурецкую позицию.

Сейчас вопрос в том, как долго Баку сможет противостоять давлению Анкары, и до какой степени Турция попробует затянуть петлю на шее Азербайджана. На днях заместитель министра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов выступил с категорически противоположным Турции заявлением относительно кризиса в Сирии, отметив, что уход действующего президента Сирии Башара Асада неприемлем. За это его подвергли серьезной критике в Баку. А он всего лишь пытался провести параллель между Сирией и Азербайджаном и косвенно объяснить, что Азербайджан, выступающий за защиту принципа территориальной целостности и безусловного суверенитета государств, не может поддерживать идею введения вооруженных сил не территорию Сирии без согласия официальных властей страны. Более того, Азербайджан не может стать частью коалиции, созданной исключительно для этой цели. В этом случае Баку будет противоречить сам себе и пойдет наперекор своим интересам.

Заявления Азимова, с одной стороны, можно рассматривать, как призыв к Турции не заставлять Азербайджан действовать против своих интересов. Но с другой стороны, его аргументы, кажется, не пользуются поддержкой истеблишмента Азербайджана. Это показывает высокую вероятность того, что Азербайджан попадет в капкан Турции. Не исключено, что склонность к протурецкой ориентации объясняется и расчетом на то, что при присоединении Азербайджана к антитеррористической коалиции, международная общественность, особенно США и ЕС, станут защищать его позицию в карабахском конфликте.

И будет не удивительно, если Баку решит встать на «скользкий турецкий пол»…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.