Высшие должностные лица в Армении понимают риски для республики, если она окажется втянутой в углубляющееся противостояние между Россией и Турцией. Но некоторые обозреватели указывают, что Ереван может извлечь пользу из сложившейся геополитической ситуации.

Российско-турецкие отношения резко обострились после уничтожения турецкими истребителями российского бомбардировщика Су-24М в конце ноября. Ссора между Москвой и Анкарой может возыметь значительные последствия для Еревана: отношения между Турцией и Арменией отличаются глубоким недоверием и враждебностью, в то время как Россия традиционно рассматривается Арменией в качестве защитника и стратегического союзника.

В разговорах о том, что Армению могут втянуть в выяснение отношений между Россией и Турцией, часто упоминается российская военная база в армянском городе Гюмри, расположенная менее чем в 10 километрах от турецкой границы.

Хотя бывший министр обороны Армении Вагаршак Арутюнян (1999-2000) сомневается, что нынешнее российско-турецкое противостояние перерастет в вооруженный конфликт, он полагает, что «это [противостояние] возымеет серьезные последствия для всего Закавказья, где пересекаются интересы Москвы и Анкары».

В частности, растущая напряженность в отношениях между Россией и Турцией может изменить динамику замороженного нагорно-карабахского конфликта. Анкара может воспользоваться им в качестве рычага давления на Москву, считает Арутюнян, занимавший пост министра обороны после подписания соглашения о прекращении огня в Карабахе в 1994 году.

«Турция, скорее всего, откроет новый фронт против России, дестабилизировав при помощи Азербайджана ситуацию на передовой в карабахском конфликте. Нынешний рост напряженности, стычки и попытки саботажа демонстрируют, что это уже происходит», — заявил Арутюнян.

В последние три года число нарушений режима прекращения огня в Карабахе достигло самого высокого уровня с момента прекращения полномасштабной войны в 1994 году. По данным Минобороны Армении, в 2015 году на передовой погиб 41 армянский солдат, причем восемь военнослужащих лишились жизни в течение всего нескольких недель после уничтожения Турцией российского бомбардировщика. Представители оборонного ведомства РА утверждают, что в декабре 2015 года Азербайджан впервые после подписания договора о перемирии в 1994 году использовал тяжелые танки. По их словам, подобные действия практически означают отмену перемирия.

Арутюнян отмечает, что в начале октября, незадолго до уничтожения российского Су-24М, два турецких вертолета вторглись в воздушное пространство Армении над районом турецко-армянской границы, охраняемым российскими войсками. «Это было демонстрацией силы, предназначенной для россиян, хотя инцидент и произошел на нашей территории», — сказал он. Турция объяснила инцидент плохими погодными условиями, сообщила газета «Грапарак».

Арутюнян и другие обозреватели считают, что Армении следует держаться в стороне от российско-турецкого противостояния, чтобы «не стать вовлеченной стороной в этой конфронтации».

Но Россия может усложнить Армении эту задачу. Например, в российских политических кругах идут разговоры о возможном расторжении Россией Карсского и Московского договоров с Турцией от 1921 года. В соответствии с этими соглашениями, Турции отходили восточные территории, традиционно считавшиеся армянскими и/или населенные этническими армянами, включая города Карс и Ардахан, а также гору Арарат, национальный символ Армении.

Хотя Армения уже не входит в территорию современной России, расторгнув эти договоры, Москва, по мнению некоторых аналитиков, послала бы Анкаре серьезный сигнал. «Нельзя исключать, что Карсский и Московский договоры буду аннулированы и, как следствие, Турция может потерять [ныне не подвергающееся сомнению право на] до 30% своей территории», — заявил Станислав Тарасов, директор московского исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ».

Турции могут припомнить и другие острые главы истории. Фракция «Справедливая Россия» внесла на рассмотрение российского парламента законопроект об уголовном преследовании за отрицание геноцида в Оттоманской империи в 1915-1918 гг., когда сотни тысяч этнических армян были убиты или депортированы из современной Турции.

В социальных сетях, включая Facebook, армянские гражданские активисты и рядовые граждане выражают недовольство тем, что Россия пытается использовать столь болезненный вопрос в качестве орудия в своей борьбе с Турцией. Но некоторые армянские эксперты усматривают в этом потенциальную пользу для Еревана.

Использование российскими политиками армянских вопросов «вписывается в логику «реальной политики», и нам необходимо этим воспользоваться», — сказал Вардан Восканян, эксперт по востоковедению в Ереванском государственном университете.
Восканян считает, что Армении следует настаивать на своих требованиях и установить для России как можно более высокую планку, включая признание независимости Нагорного Карабаха от Азербайджана, введение уголовного наказания за отрицание геноцида и предоставление армянской армии новейших образцов вооружения.

«Сегодня стало абсолютно ясно, кто является стратегическим партнером России в регионе, — объяснил он. — Российская сторона, наконец, поняла, что поставленным [Россией] Азербайджану оружием на миллиарды долларов по принципу «ничего личного, просто бизнес» могут однажды воспользоваться для уничтожения ее же самолетов…»

Россия, наряду с США и Францией, является членом Минской группы ОБСЕ, возглавляющей давно буксующий процесс мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Кремль официально не подавал никаких признаков намерения признать независимость этой территории. Но подобные прецеденты существуют. После российско-грузинской войны в 2008 году Кремль признал независимость двух грузинских сепаратистских регионов, Южной Осетии и Абхазии.

Политолог Степан Григорян, глава расположенного в армянской столице Аналитического центра глобализации и регионального сотрудничества, считает, что Ереван мог бы воспользоваться напряженностью между Москвой и Анкарой, чтобы добиться признания Россией независимости Карабаха, но отметил при этом, что Армении не следует становиться участницей «опосредованной войны», в которой Турция и Россия воевали бы друг с другом чужими руками.

«В сложившихся обстоятельствах нам следует проявлять крайнюю осторожность и не ввязываться, — сказал он. — Это не наша схватка».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.