Atlantico: Во Франции о Бьорне Хёке (Björn Höcke) мало кто слышал, но в Германии его известность быстро растет. Откуда он, и с чем связан такой всплеск внимания к его персоне?

Ханс Старк:
Это политик из партии «Альтернатива для Германии» (ни одного депутата в национальном парламенте, 2 депутата в Европарламенте, и 41 региональный депутат). В ней недавно произошел раскол, потому что ее основатели, в том числе экономист Бернд Люке (Bernd Lucke), вышли из нее чуть менее года назад. После себя они оставили самое радикальное крыло, к которому относится и нынешний лидер партии Фрауке Петри (Frauke Petry). Также стоит отметить выход на первые роли уроженцев Восточной Германии, в частности Саксонии и Тюрингии.

Сейчас в АДГ доминируют политики из Восточной Германии, к числу которых относится и уроженец Тюрингии Хёке.

Партия Хёке пошла совершенно не тем путем, что французский Национальный фронт и, наоборот, стремится демонизировать себя. Хёке же хочет навязать ей свою риторику. Год назад АДГ была евроскептической партией, но сегодня некоторые ее члены заигрывают с ультраправыми темами.

— Бьорн Хёке категорически против приема беженцев и считает, что «репродуктивное поведение африканцев» может привести к перенаселению, стать угрозой для Германии. Его слова, разумеется, вызвали настоящий скандал. В передаче на канале ARD в его заявлениях нашли сходство с риторикой Геббельса, который отвечал за пропаганду при Гитлере. Как так получилось? В чем его интерес?

— С этой точки зрения стоит отметить два значимых события. Впервые об этом человеке услышали из ток-шоу (немцы обожают такие программы), когда он достал из кармана флаг и установил его на кресле, заявив, что гордится тем, что он — немец. Стоит сказать, за пределами футбольных матчей национальный флаг в Германии почти не увидеть. Этого требует местная политкорректность. Из-за вездесущности национальной символики при нацизме немецкий флаг теперь вывешивается только в определенные даты или по поводу значимых политических событий, причем с ним всегда соседствует европейский флаг. Поэтому когда Хёке достал флаг, это даже выглядело несколько смешно. Но это позволило ему прославиться за пределами своей земли.

Кроме того, он регулярно появляется и выступает на митингах ПЕГИДА (Европейские патриоты против исламизации Запада). Недавно с его стороны прозвучали заявления, которые расценили как расизм: он сослался на плодовитость африканцев, которые рожают больше детей, чем коренные немцы, и могут в конечном итоге вытеснить их. За этими словами скрывается позорный стереотип о зацикленном на сексе черном человеке и белом человеке, который ставит гражданскую жизнь превыше семьи. Потому подобные заявления — однозначно расистские.

— Что популярность Хёке говорит нам о Германии и немцах?

— Прежде всего, это говорит нам, что в Германии и по всей Европе набирает силу популистская волна на левом и особенно правом фланге. В этом смысле ситуация в Германии вписывается в общеевропейскую тенденцию.

Как бы то ни было, в Германии эти настроения в большей степени охватывают жителей восточных регионов. Восточные немцы не прошли тот же демократический путь, что и западные.

По сей день некоторым из них сложно принять принципы правового государства, международной открытости и приема людей, которые придерживаются иных взглядов.

Есть тут и восточноевропейский мотив. Тюрингия находится у границы с Польшей и Чехией. А вектор политики этих стран сейчас резко смещается вправо. Эта особенность проявляется все более ярко.

Наконец, думаю, что подобная риторика привлекает не менее 5% электората в каждой европейской стране — Германии или где-то еще. И такие депутаты опираются на чаяния части населения. 


— Какой вес такие заявления могут иметь в Германии? И какое будущее может ждать АДГ?

— Хёке наталкивается на очень серьезное противодействие даже внутри своей партии, потому что его позиция вовсе не является официальной линией АДГ. Хотя, я бы сказал, пока не является, потому что партия все больше смещается в сторону экстремизма. Но сейчас этого еще, по счастью, не произошло. Он сломал старые запреты и находится на правом крыле и так уже правой популистской партии. Это означает, что Хёке приближается к неонацистам из Национал-демократической партии. Это чрезвычайно агрессивное движение, но оно крайне слабо представлено в политической сфере, потому что оно едва набирает 1% на выборах. Получается, Хёке некоторым образом протягивает руку этому неонацистскому движению, но ему следует проявить осторожность, потому что с такими заявлениями карьеры не сделать.

— Можно ли сказать, что его заявления символизируют возвращение неонацизма в Германии и грядущие угрозы?


— Говорить о возвращении неонацистов было бы ошибкой. Последние 30 или даже 40 лет открыто неонацистская НДП ни разу не получала больше 1% голосов. Спецслужбы держат ее под пристальным надзором. В любом случае, НПД не удается получить голоса на выборах и завоевать доверие населения. Ни о какой опасности говорить тут не приходится.

В то же время у Хёке может получиться зажечь свою звезду и навязать политическую линию АДГ, которая является не неонацистским, а право-популистским движением. Это уже могло бы стать угрозой. Нужно любой ценой не допустить, чтобы АДГ стала немецким Национальным фронтом, сравнявшись по популярности с партией Марин Ле Пен. В таком случае ситуация стала бы очень тревожной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.