12 января 2015 года армянское общество потрясла информация, полученная из города Гюмри — была расстреляна целая семья вместе с двумя малолетними детьми, один из которых, конечно, на протяжении недели боролся за свою жизнь, символизируя собой тяжелую судьбу и страдания армянского народа, в то же время, превращаясь в ореол национального единства.
 
После первой информации поступили новые, из которых стало ясно, что на месте преступления были обнаружены военная форма военнослужащего 102-ой российской военной базы Валерия Пермякова и его документы. После полуночи стало ясно, что Пермякова обнаружили. Но этим не только не были получены ответы на многочисленные вопросы относительно ужасного преступления, но и картина еще больше запуталась, стала более загадочной, превратившись в темную историю, относительно которой до сих пор нет какой-либо определенности.
 
Подозреваемый Пермяков, по полученным сведениям, был обнаружен во время попытки пересечения армяно-турецкой границы. Обнаружившие его российские пограничники, которые по армяно-российскому соглашению охраняют армяно-турецкую государственную границу, вместо того, чтобы передать Пермякова армянским правоохранительным органам, передали его российской военной базе. То есть, Пермяков незаконным образом оказался под юрисдикцией военной базы, чему последовало заявление о том, что Конституция России исключает экстрагирование какого-либо преступника в другую страну, если он является гражданином РФ. Таким образом, спустя несколько часов после совершения преступления, Пермякова «отобрали» у армянской стороны, и он оказался под российской юрисдикцией.
 


Возникает вопрос: почему? Этот вопрос прибавился к вопросам относительно самого преступления, и еще больше обострил напряженную ситуацию, которая 14-15 января превратилась в массовые акции протеста. Вполне справедливую и правомерную акцию гюмрийцев попытались исказить, превратить в антироссийские беспорядки, потом армянские правоохранительные органы начали преследование в отношении различных участников акции, которые были наиболее активными.
 
Пока в Армении разворачивались эти жаркие события, пока общество Армении пыталось сохранить национальное и государственное достоинство, и выражать свое государственное право на раскрытие этого ужасного преступления в отношении своих 7 членов, официальные структуры Армении и официальные круги России, а также российская пропагандистская машина бездействовали. Это, по сути, было молчанием, которое льет масло на огонь, особенно, учитывая то, что власти России не только очевидным незаконным путем «завладели» своим преступником, но и поленились попросить прощения и соболезновать армянскому народу в связи с ужасной трагедией, будучи якобы дружественным и союзническим государством. Что изменилось через неделю, трудно сказать, но через неделю русские проснулись, и начали проявлять сердобольное отношение к армянам, даже захотели снять передачу об этой трагедии, которую, однако, не сняли, по причине смерти маленького Сережи, который после семи дней борьбы со смертью, тем не менее, ушел из жизни, вызвав третью волну шока у общества Армении.
 
Почему после безразличного и презрительного, а также незаконного отношения в течение одной недели, российская сторона изменилась? Трудно сказать. Не исключено, что произошли события, которые привели к изменениям. Вероятно, к этим изменениям привело то, что отношение первой недели в Армении, по сути, вызвало большую волну антироссийских настроений, которая могла уже проявиться серьезным политическим влиянием, даже регионального масштаба. Пока многочисленные вопросы относительно преступления, обвиняемого, его мотивов, и ряда других факторов не получили убедительного ответа, трудно сказать, какими факторами были обусловлены сначала презрительные, потом и показательно-соболезнующие и эмоциональные проявления российской стороны.
 
В любом случае, в течение одного года после трагедии, были зафиксированы ряд реалий, которые, несомненно, оставили свой глубокий след, как на армянском обществе, так и на армяно-российских отношениях. Просто этот след будет виден со временем.
 
Произошедшая ужасная трагедия и следующие за ней загадочные события своим характером и глубиной настолько были шокирующими, что одного года для преодоления шокового эффекта очень мало. И в настоящее время, как общество Армении, так и армяно-российские отношения находятся под этим шоковым эффектом, и преодоление шока является поверхностным чувством.
 
Об этом свидетельствует и то, что российская сторона, хотя и в результате известной волны «Электрик Ереван» заявила, что передает дело Пермякова Армении, тем не менее, продолжает удерживать Пермякова, причем, так, что даже судебный процесс проводится на российской военной базе. Это еще одно свидетельство того, что Армения и армяно-российские отношения находятся в шоковом состоянии, шок пока не преодолен, и всего лишь успокоились его внешние проявления. Шок можно только преодолеть с помощью исчерпывающего ответа обществу. Но очевидно, что в течение прошлого года для тех структур и субъектов, которые несут ответственность за правовые и политические аспекты дела, продолжает оставаться срочной именно проблема сокрытия ответов от общества. Наверно, по той причине, что ответы могут привести общество к еще большему шоку.
 
Между тем, пока нет исчерпывающих ответов, значит, Пермяков, по сути, продолжает «стрелять», или продолжают стрелять Пермяковым. Просто в этом случае уже в мишени оказывается все общество и государство.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.