Международная обстановка меняется, появляются новые возможности и вызовы. Индия — уже не та, что в начале 1990-х годов. Рост нашей экономики, пусть и не столь стремительный, как в Китае, изменил представления в мире об Индии как торгово-инвестиционном партнере. Наши потребности для развития огромны, и политика любого правительства должна соответствовать растущим ожиданиям общества. Роль Индии заметно возросла во многих глобальных вопросах, будь то проблемы изменения климата, экологически чистых источников энергии, торговли и инвестиций. Наша внешняя политика должна подстраиваться под эти новые реалии. Нам необходимо выработать во внешних отношениях новый баланс, который будет оптимально продвигать наши интересы.


Как следствие новое значение приобрели отношения с Западом, особенно с США. Это создало впечатление, будто при премьер-министре Нарендре Моди (Narendra Modi) мы стали пренебрегать отношениями с Россией. Такой взгляд был бы необъективным. Моди инициировал целый ряд таких программ развития страны, как «Делай в Индии» (Make in India), «Цифровая Индия» (Digital India), «Квалифицированная Индия» (Skilled India), «Умные города» (Smart Cities), «Индийский стартап» (Startup India), «Чистая Индия» (Clean India) и так далее. Для их выполнения правительству Моди необходимо сотрудничать с передовыми промышленными странами, так как именно у них мы можем заимствовать технологические, управленческие и даже финансовые ресурсы. В областях здравоохранения, возобновляемой энергии, «чистых» технологий обогащения угля, солнечной энергетики мы тяготеем к Западу, как и в целом в вопросах инновационного развития. Сфера образования и контактов между людьми также сближает нас скорее с англоговорящим Западом, нежели с Россией.

Тем не менее Россия занимает отдельное место в нашей внешней политике. Такое положение обусловлено элементами, которыми наши связи с другими странами, сколь бы прочными они ни становились из прагматических соображений, в такой степени не обладают. Наши отношения с Россией базируются на доверии, прочных и испытанных временем дружеских связях, взаимопонимании по геополитическим вопросам, чувстве надежности, общих взглядах на принципы международных отношений на основе уважения суверенитета, невмешательства во внутренние дела стран, многосторонности и так далее. Именно эти элементы надо ценить. Правительство Моди, как и предшествовавшие ему, понимает важность наших связей с Россией безотносительно к эпизодическим незначительным раздражителям, вызванным настойчивостью, с которой Россия преследует свои интересы, что подчеркивает приоритет коммерческих преимуществ перед ностальгией по былым временам. Нам также следует поддерживать стабильность и доверие в наших связях с Россией в условиях резкого ухудшения ее отношений с Западом, что подталкивает ее в сторону Китая.

Мнение, что при Моди контакты с Россией ослабли, неуместно. Нарендра Моди неоднократно встречался с Владимиром Путиным — на саммитах БРИКС, «Двадцатки» и ШОС (последний — на российской земле). В прошлом году наш президент участвовал в празднованиях в Москве по случаю 70-летия победы России во Второй мировой войне. В том же году спикер российского парламента возглавил визит парламентской делегации в Индию. Стоит отметить визит вице-премьера Дмитрия Олеговича Рогозина, курирующего отношения с Индией, а также визиты российских министров обороны и внутренних дел. С нашей стороны в этом году Россию посетили министр иностранных дел и министр обороны.

Встреча президента РФ В. Путина с премьер-министром Индии Н. Моди


Моди посетил Россию 24 декабря для проведения 16-й российско-индийской встречи в верхах. Регулярность, с которой саммиты проходят с момента прихода Путина к власти, говорит о том, что обе стороны понимают важность таких встреч в качестве возможности для «инвентаризации» двусторонних отношений, оценки текущих программ, решения проблемных вопросов, изучения новых сфер взаимодействия. И все это — в стремлении укрепить отношения, а также расширить их во всех возможных областях.

Оборона остается важнейшим столпом наших взаимоотношений с Россией. С одной стороны, это формирует прочную основу для нашего особого стратегического партнерства; с другой — перегружает данную область взаимодействия: любое осложнение рассматривается как удар по всей конструкции взаимоотношений. К примеру, наши растущие отношения с США в сфере обороны, к которым применима своя логика, Россия рассматривает через призму отношений с нами в данной сфере. Мы оказываемся в положении, когда должны подкреплять связи с Россией дополнительными оборонными сделками, даже если стороны не полностью решили проблемы, связанные с предыдущими заказами.

Моди в заявлении для прессы в Москве упомянул, что мы добились прогресса по ряду предложений оборонного характера, которые простимулируют рост военного производства в Индии и усилят нашу боеготовность с помощью вооружений нового поколения. Он их не конкретизировал, но упомянул межправительственное соглашение о производстве вертолетов Ка-226 в Индии в качестве первой важной платформы оборонной части программы «Делай в Индии». В действительности этот проект был изъят из тендерного процесса и закреплен за Россией в ходе саммита в Нью-Дели в 2014 году для реализации вместе с частным сектором. По-видимому, попытки найти достойного индийского частого партнера не увенчались успехом, в результате чего компания Хиндустан Аэронотикс Лимитед (ХАЛ), которую раньше исключали, теперь примет участие в проекте и будет ответственна за поиск подходящего партнера из частного сектора.

Совместное заявление, опубликованное по итогам визита Моди, включает изложенный в общих выражениях абзац о военном сотрудничестве. Примечательно, что оборонное и военно-техническое взаимодействие упоминается после торговли и инвестиций, энергетики, образования и НИОКР, культуры, межчеловеческих контактов и совместного освоения космоса.

В сфере военного сотрудничества жизнь действительно бурлит. Перед визитом Моди мы объявили, что Комитет по оборонным закупкам кабинета министров одобрил приобретение мощных российских систем ПВО С-400. Однако явно преждевременно рассматривать этот вопрос как уже достигнутую к саммиту договоренность, так как впереди еще — длительные переговоры. Сохраняется замешательство относительно интереса и роли Индии в создании истребителя пятого поколения, хотя осведомленные лица утверждают, что Индия в проекте участвует, и что сообщения, будто Россия продолжит работу без индийцев, не вполне корректны. Россия построила прототипы ПАК-ФА, которые пока ещё не являются истребителями пятого поколения. Каждый прототип обладает новыми характеристиками малозаметности, и работа продолжается. Индия, таким образом, не находится вне игры. Контракт на поставку четырех дополнительных фрегатов также в силе, но о нем не было возможности объявить в ходе визита, поскольку не полностью улажены все детали контрактных обязательств. В контракте все так же присутствует пункт о реализации проекта в рамках программы национального развития «Делай в Индии».


Сотрудничество в атомной энергетике — второй стратегический столп наших взаимоотношений. В Москве Моди заявил, что темпы взаимодействия в ядерной энергетике растут, учитывая подвижки в планах строительства 12 российских реакторов на двух площадках. В совместном заявлении стороны «приветствовали прогресс в вопросе выделения второй площадки в Индии для шести дополнительных реакторов». Ожидалось, что будет озвучено конкретное месторасположение второй площадки, на чем настаивала Россия, которой недостаточно одних заверений на политическом уровне, что будет определена вторая площадка. Похоже, мы приняли решение по второй площадке в штате Андхра-Прадеш, но не смогли и не хотели официально объявлять об этом в Москве с учетом необходимости завершения некоторых предварительных административных процедур с нашей стороны. Свою роль, вероятно, сыграло и желание не допустить, чтобы на решение повлияло общественное волнение — по типу того, что мы наблюдали в Куданкуламе.

Индия рассчитывает, что с возведением Россией 12-ти блоков начнется поступательная передача технологий, и завершение 12-го энергоблока даст нам возможность производить их в Индии. Пусть это покажется слишком амбициозным, но мы настаиваем на локализации производства, параметры которого, тем не менее, будут определены на практике. Наша цель — сделать условие локализации частью всего процесса приобретения российских реакторов. Совместное заявление содержит соглашение об активной работе в направлении локализации производства под эгидой программы «Делай в Индии» в сочетании с серийным производством АЭС. В этом контексте стороны приветствовали завершение согласования Программы действий по локализации между Росатомом и Департаментом атомной энергии Индии. После уже одобренных блоков 3 и 4 АЭС «Куданкулам» ожидалось оглашение общего рамочного соглашения по энергоблокам 5 и 6. Стороны вели интенсивные переговоры вплоть до последнего момента, но не смогли достичь соглашения. Тем не менее предполагается, что остающиеся детали будут согласованы в течение нескольких ближайших месяцев.

Индия давно и с частичным успехом добивается более широкого доступа к изобильным нефтегазовым ресурсам России. Пожалуй, лишь в последние годы Россия как-то откликнулась на этот запрос. Экономические санкции Запада и потребность в средствах для добычи огромных нефтегазовых запасов России привели к тому, что Москва стала куда благосклоннее к инвестициям индийских компаний. Сейчас у нас есть возможность, которую нельзя упустить. Во время пребывания в Москве Моди отметил, что Индия увеличивает инвестиции в российский углеводородный сектор. Россия увеличит поставки сжиженного газа в Индию через совместные с Газпромом проекты по разработке арктического шельфа, в чем заинтересована и наша сторона. Индийская национальная нефтяная компания ONGC Videsh приобрела 15% акций компании Ванкорнефть, разрабатывающей месторождение, доступа к которому мы давно добивались, и мы сможем получить ещё 10%. Роснефть также ведёт переговоры с Oil India в отношении инвестиций. Стороны уже «определили некоторые детали сделки», по которому индийская компания получит 10 миллионов тонн сырой нефти от Роснефти. В свою очередь Роснефть получит 49% акций второго по величине в Индии нефтеперерабатывающего завода в Вадинаре (Гуджарат). Indian Oil Corporation Limited и Oil India Limited также подписали с Роснефтью меморандум, который позволяет им приобрести 10% акций нефтяного месторождения Таас-Юрях в Восточной Сибири.

Низкий объём торгового оборота между Индией и Россией — явное слабое звено двусторонних отношений. Оборот находится на уровне в 10 миллиардов долларов, это до неприличия мало. Сигнал здесь следующий: целые отрасли нашей экономики, а также отдельные предприниматели, особенно в современных секторах, не поддерживают глубоких связей с Россией. Прошлые попытки расширить торговлю посредством создания совместных бизнес-групп плодов не принесли. На этом фоне установленная на предыдущем саммите и подтверждённая на этом саммите цель — достичь объемов двустороннего товарооборота в 30 миллиардов долларов США к 2025 году — выглядит довольно амбициозной.

Во время саммита Моди и Путин встретились с руководителями индийских и российских компаний, о чем Моди отозвался положительно. Путин назвал сферы высоких технологий, инноваций, энергетики, производства самолётов, фармацевтических препаратов и алмазов перспективными для индийско-российского сотрудничества. Среди 16 документов, подписанных по итогам саммита, серьезный потенциал есть у меморандумов о взаимопонимании между Heavy Engineering Corporation Ltd (НЕС) и ЦНИИТМАШ по модернизации производства НЕС, а также между Минвостокразвития России и индийской компанией Tata Power Company Limited по инвестиционному сотрудничеству на Дальнем Востоке. Обсуждался вопрос о создании зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Индией. На саммите обе стороны поддержали скорейшее завершение проекта доклада Совместной исследовательской группы, посвященного целесообразности данного соглашения.

На фоне ухудшения российско-турецких отношений после уничтожения российского бомбардировщика в Сирии (по поводу которого Моди выразил России полную поддержку со стороны индийского народа) Россия и Индия смогли успешно завершить переговоры между фитосанитарными и ветеринарными структурами двух стран, а также приняли решение об оформлении соглашения о взаимном доступе на рынки сельскохозяйственной и пищевой продукции, включая молочные изделия. Россия весьма заинтересована в получении из Индии тех продуктов, которые она раньше импортировала из Турции, и в документе по итогам саммита данная область сотрудничества выделяется в качестве новой и перспективной для развития и диверсификации двусторонней торговли.

Ранее в прошлом году в ходе Генассамблеи ООН Индию разочаровала позиция России касательно начала консультаций по расширению Совбеза ООН на основе имеющегося текста. Совместное заявление по итогам саммита снимает двусмысленность в отношении позиции России по реформе Совета Безопасности и постоянного членства в нем Индии. Там отмечается, что Россия рассматривает Индию в качестве достойного и сильного кандидата, который может привнести независимый и ответственный подход в работу Совета Безопасности, и подтверждает, что Россия готова поддерживать кандидатуру Индии на место постоянного члена реформированного Совбеза ООН. В ходе наших саммитов с президентом США Бараком Обамой и премьер-министром Японии Синдзо Абе мы подписались под смелыми формулировками, которые касаются Азиатско-тихоокеанского региона и проблемы Южно-Китайского моря, не обращая внимания на чувствительность Китая. Россия демонстрирует понимание китайской позиции в данном вопросе. В Москве мы использовали формулировки, которые обходят проблемы свободного судоходства и полетов в чужом воздушном пространстве, выбрав более сбалансированные и непротиворечивые. В совместном заявлении также упоминается важность формата Россия-Индия-Китай (РИК).

Терроризм и религиозный экстремизм угрожают как Индии, так и России. Наши ведомства, возможно, тесно сотрудничают и отслеживают угрозы, однако в работе с МИД России над проектами совместных заявлений российская сторона пытается избегать формулировок, которые могут быть восприняты как прямое указание на Пакистан. В совместном заявлении стороны осуждают терроризм во всех его формах и проявлениях, призывая раз и навсегда покончить со всеми «тихими гаванями» для террористов. Такая всеобъемлющая формулировка охватывает более широкую область, не только Пакистан. Сам Моди настаивал на скорейшем завершении переговоров по Всеобъемлющей конвенции о борьбе с международным терроризмом, что приветствуется в совместном заявлении. Тем не менее, в тексте отсутствует упоминание о скорейшем завершении суда над обвиняемыми в совершении терактов в Мумбаи в 2008 году. Что касается других глобальных проблем, Россия поддерживает скорейшее присоединение Индии к Режиму контроля за ракетными технологиями (РКРТ) и Группе ядерных поставщиков (ГЯП), а также Вассенарским договоренностям.

В совместном заявлении стороны выражают тревогу в связи с ухудшением обстановки и безопасности в Афганистане, в том числе вдоль его границ. Стороны признают, что терроризм и экстремизм являются основными угрозами для безопасности и стабильности не только в самом Афганистане, но и в регионе в целом, а также за его пределами. В этом плане была подчеркнута необходимость принятия совместных согласованных усилий и развития сотрудничества между странами региона для борьбы с терроризмом во всех его формах и проявлениях, включая ликвидацию убежищ террористов и прекращение любой финансовой или иной поддержки терроризма. В совместном заявлении имеется значительное число отсылок к ситуации в Сирии, Ираке и на Востоке Украины, главным образом в тех формулировках, которые удовлетворяют Россию. Их можно было уравновесить более сильными формулировками в отношении поддержки Россией наших проблем с Пакистаном, не обязательно называя эту страну, однако этого не произошло.

Моди был прав, говоря на совместной пресс-конференции с Путиным, что видит Россию в качестве важного партнера в формировании сбалансированного, стабильного, инклюзивного и многополярного мира. Он заявил, что лишь утвердился в убеждении, что эти отношения действительно прошли испытание временем и соответствуют уровню особо привилегированного стратегического партнерства. Он отметил высокую степень схожести с Путиным в подходах к глобальным вопросам. Путин, в свою очередь, подчеркнул, что визит Моди был крайне своевременным и позволил «сверить часы» по основным направлениям сотрудничества между двумя странами. Известно, что российская сторона осталась весьма довольна саммитом. В таком случае должны быть развеяны все сомнения, будто Индия в какой-то степени пренебрегает отношениями с Россией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.