В день выборов журналист France Culture написал, что в «Испании обоим кандидатам от набирающих силу партий столько же лет, сколько Бернару Тапи (Bernard Tapie): 73 года», назвав это обновлением. На следующий день The Guardian постоянно публиковала твиты по этому поводу. «Как себя ощущает Испания?», спрашивал автор одного из них. Журналист швейцарского радио сказал мне на днях: «В Испании вот уже давно происходят впечатляющие события. Это самая настоящая политическая лаборатория».

Иногда полезнее посмотреть, что о нас думают другие, чтобы понять, что с нами происходит. Поэтому имеет смысл порассуждать на вопрос, поставленный сторонними людьми: является ли Испания политической лабораторией? Не обкатываются ли на ней те преобразования, которые сейчас происходят в европейских странах?

Во-первых, исходя из результатов, следовало бы поставить вопрос о жизнеспособности социал-демократии. Как показали выборы в местные органы власти во Франции, состоявшиеся в декабре, социал-демократия отстаивает свои позиции. Но важно не только подчеркивать ее жизнеспособность, но и подумать о факторах, которые ее обусловливают.

Традиционные партии продолжают занимать оборонительную позицию, в то время как новые идут в наступление, мобилизуют массы, вселяют надежду в своих избирателей, а их рядовые члены активно участвуют в повседневной работе. Кроме того, они привлекают к политической деятельности граждан, которые раньше в ней не участвовали, и заражают своими идеями молодежь, еще не определившуюся с выбором партии.


Это глубокое различие между тем или иным способом получения голосов связана, во вторую очередь, со способностью быть лидером. Как в партии Podemos («Мы можем») и ее предвыборных коалициях, так и в движении Ciudadanos («Граждане») есть лидеры, которых мы не видим в системных партиях. И в Испанской социалистической рабочей партии (PSOE), и в Народной партии (PP) отсутствуют лидеры, способные мобилизовать массы. Руководство Народной партии отказывается выдвигать на главные роли представителей более молодых поколений, чего настоятельно требуют рядовые члены, а Педро Санчесу (Pedro Sánchez) все никак не удается завоевать доверие и доказать истинность своих устремлений. При этом не стоит забывать, что новые политические деятели в состоянии использовать недовольство в своих целях. В этом смысле было бы интересно посмотреть на то, как будет разворачиваться борьба за лидерство в стане левых сил между Пабло Иглесиасом (Pablo Iglesias) и Адой Колау (Ada Colau), выступающих против существующего порядка вещей.

Это напрямую связано с альтернативой той экономической политике, которая преобладает в Европе. Они заявляют о том, что политику можно проводить в жизнь иными способами, которые затрагивают не только форму, но и суть системы, что предполагает возможность возврата к активным политическим действиям. В Испании это связано движением, возникшим из Движения возмущенных, или, как его еще называют, Движения 15 мая. Уже давно в нашей стране граждане занимают активную позицию, проявляют интерес к политике, пользуются существующими сетевыми ресурсами и разрабатывают новые способы общения через них. Выборы лишь подтвердили то, что эти ценности и убеждения прочно укоренились в нашем обществе и пошли на благо всем политическим силам.

И, наконец, результаты выборов подтвердили возможность создания по-настоящему многонациональных государств. Это непростой вызов, чреватый опасностью превратить парламент в еще одну палату территориального представительства и таким образом еще больше урезать полномочия Сената.
Показательно то, что в противовес либеральным социал-демократам на первый план выдвигаются левые силы, отстаивающие интересы народа и государства, что и получило название «новая политика». Между тем, мы ранее полагали, что наднациональное общество придет на смену классовому, которое выстроено прежде всего по самому древнему признаку: территориальному. Получается, что интересы территорий выше интересов граждан? Европейский проект в наднациональных обществах отсутствует полностью. С другой стороны, то, каким образом мы признаем это многонациональное государство, может предопределить те способы, при помощи которых будут решаться различные национальные проблемы внутри Евросоюза.

Мы натолкнулись на сложный сценарий. То, что возникло уже давно, в действительности только начинается. Но самое главное — это создать возможность перезагрузки политической системы без партий ксенофобской направленности, а также скептически настроенных к ЕС. Нам нужно воспользоваться представившейся возможностью и стать европейским авангардом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.