Ангела Меркель, буквально только что названная журналом Time «Человеком года», говорила на съезде Христианско-демократического союза (ХДС) в меньшей степени для людей и в большей для будущих учебников истории. А в вопрос миграционной политики она вновь не внесла никакой ясности.

Не исключено, что это была самая важная речь Ангелы Меркель — важнейшая в этом году и, возможно, в ходе всей ее политической карьеры.

Ведь съезд ХДС в Карлсруэ состоялся в период, когда ситуация накалилась до предела: террор, война, распадающиеся государства, массовая миграция и радикализация общественных настроений, в том числе и в Европе. В этом смысле Меркель совершенно справедливо констатировала со ссылкой на Вольфганга Шойбле (Wolfgang Schäuble — министр финансов Германии — прим. пер.), что Германии, столкнувшись с проблемой массового наплыва мигрантов, пришлось убедиться в том, что у глобализации есть и обратная сторона.

На этом фоне Германия переживает невиданный раскол общества, последствия которого могут быть очень далеко идущими. Таким образом, речь при этом идет не только о политическом будущем самой «канцлерин», но и о будущем всей страны.

Между прочим, страны, которая всего несколько дней назад вступила в новую войну. В войну против так называемого «Исламского государства» — террористической организации, захватывающей все новые и новые территории. К тому же это война совершенно нового вида, в которую Берлин ввязался под внешним нажимом. И что же госпожа «канцлерин» может сказать нам по этому поводу? А ничего.

Нужен четкий посыл, а не «воскресные проповеди»

Ангела Меркель всегда умела говорить много и ни о чем конкретном, и в этот раз это умение ей не изменило. Однако эта смесь из подведения итогов уходящего года, обсуждения различных аспектов собственной деятельности и своего рода «воскресной проповеди» вполне соответствует политическому стилю главы правительства — поэтому не будет большой ошибкой назвать это именно так, по крайней мере, в настоящий момент времени. Потому что Европа в настоящий момент рискует расколоться так же, как и средний слой немецкого общества. А в этой ситуации нужны четкие посылы, а не «проповеди».


Население страны надеется, наконец, услышать от главы правительства ответ на вопрос о том, как правильно понимать ее ставшие знаменитыми слова «Мы справимся с этим!» Однако вместо конкретики Меркель вновь произнесла лишь общие фразы вроде «надо потерпеть», приправив их некими как бы историческими параллелями, припоминая выражения вроде «Мы выбираем свободу!» Конрада Аденауэра (Konrad Adenauer — канцлер ФРГ в 1949-1963 гг. — прим. пер.), «Благосостояние для всех!» Людвига Эрхарда (Ludwig Erhard — канцлер ФРГ в 1963-1966 гг. — прим. пер.) и «цветущие ландшафты» Гельмута Коля (Helmut Kohl — канцлер ФРГ в 1982-1998 гг. — прим. пер.).

Этот съезд в Карлсруэ, несмотря на все разногласия по поводу всевозможных «верхних пределов», предоставил Меркель хорошую возможность наполнить свои слова «Мы справимся с этим!» конкретикой — объяснить, в чем, собственно, состоит смысл ее уникальной для всей Европы миграционной политики. Очевидно, что, в частности, речь идет об интеграции более чем миллиона мигрантов, которые уже приехали и еще приедут к нам — ведь речь Меркель была посвящена теме интеграции. Однако соответствующие слова прозвучали несколько с опозданием, как будто кто-то вдруг вспомнил, что они еще не были произнесены ранее, и что их обязательно надо добавить к уже сказанному. Так что «канцлерин», как обычно, подчеркнула приоритет местных законов над всякими «кодексами чести», чтобы затем, однако, вновь вернуться к своему давнишнему тезису относительно «мультикультурализма».

Более ни слова об интеграции

Впрочем, Меркель не стала повторять, что политика мультикультурализма потерпела фиаско. Вместо этого она заговорила об интеграции как о действенной мере против мультикультурных параллельных обществ. А в этой области Германии, по ее словам, есть много чему поучиться, исходя из своих допущенных ранее ошибок. Но если кто-то думал, что теперь «канцлерин», наконец, заговорит конкретно, то он ошибся. Она не сказала ни слова о том, какие именно ошибки Германия допустила раньше, о том, как с последствиями этих ошибок надо бороться, и — самое главное — о том, как, собственно, должна проходить массовая интеграция — в условиях, когда возможности страны по приему мигрантов подошли к своему пределу.

«Изоляцию в XXI веке нельзя назвать разумной опцией!» «Если мы все сделаем правильно, то шансы на успех будут больше, чем наши риски!» «Частью идентичности нашей страны являются большие дела!» Вот ключевые сентенции из речи Ангелы Меркель, основной задачей которых, очевидно, было просто врезаться в память сограждан. Если это так, то с этой задачей ей, пожалуй, удалось справиться — ее речь назвали «боевитой» еще до того, как она договорила до конца. Возможно, ее слова действительно звучали боевито. Но если говорить о содержании, то ничего нового «канцлерин» не сказала. Потому что всякий раз, когда можно было ожидать, что она скажет что-то конкретное, она вновь начинала говорить общие слова.

Это могла бы быть великая речь

Например, когда Меркель обратилась к скептикам, сомневающимся в успехе ее миграционной политики. По ее словам, скептики боятся перемен. В частности, того, что Германия, столкнувшись с наплывом сотен тысяч мигрантов-мусульман, навсегда перестанет быть такой, какой была до сих пор. Конечно, эта мысль сейчас просто сводит с ума многих простых немцев. И что может противопоставить этому госпожа «канцлерин»? А ничего. Возможно, ее спичрайтеры думали, что Меркель окажет своим критикам достаточно чести уже тем, что просто покажет, что услышала их? А уж что они в ответ на это подумают, это уже не проблема Ангелы Меркель.

Эта речь должна была стать по-настоящему великой. Однако нет, она ей не стала. Потому что сложные исторические ситуации требуют исторических ответов. Но речь главы правительства лишь ненадолго показалась исторической. Хотя, возможно, чего-то большего от нее и не следовало ожидать…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.