Недавно мы узнали, что пришел конец страхам Европы перед волной мусульманских иммигрантов в Старый Свет. В роли спасителя выступил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, избавившийся от сомнительной чести считаться пассивным пособником ИГИЛ и уничтожителем российских самолетов. Он сумел представить свою страну в качестве линии Мажино, призванной остановить волну беженцев из Ирака и Сирии, рвущихся в Европу.

С дрожью в голосе и со слезами на глазах премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу сказал, что его страна добилась соглашения исторической важности: три миллиарда евро на первом этапе, отмену визового режима и возобновление переговоров о вступлении в Европейский союз. «Мы хотим быть частью европейской семьи», — сказал он. Хотя с 1987 года, когда Турция подала просьбу на вступление в Европейский союз, эти переговоры не дали результата, можно предположить, что на сей раз диалог будет более успешным, так как Турция выступила в роли спасательного круга Европы.

Но если все-таки переговоры о вступлении Турции в Европейский союз не дадут результата? Она всегда сможет выйти из договора или по меньшей мере пригрозить снова наводнить европейские страны беженцами. А если беженцы, получившие европейские матрасы для своих палаток, не захотят сотрудничать и продолжат рваться в Европу или найдут другой путь вместо Турецкого? Будем решать проблемы по мере их поступления.

А если же переговоры завершатся успехом, и Турция станет полноправным членом Европейского союза, то не будет иметь значения, сколько именно иммигрантов живут на турецкой территории. 70 миллионов турок получат возможность работать и жить в европейских государствах.

Усилия по облегчению страданий иммигрантов и улучшению условий их жизни в странах, соседних с Ираком и Сирией, с помощью европейских средств, это шаги в правильном направлении, способные сократить объем потока нелегальных иммигрантов, желающих попасть в Европу. Но когда такое соглашение сопровождается драконовскими условиями, а деньги для беженцев не передаются им по каналам международных агентств и организаций, а поступают через турецкую казну, это попахивает шантажом и игрой на страхах.

Европейцы, ведя переговоры, попались в ловушку турецкого базара. И это не первый плохой договор, подписанный европейцами в последнее время. Перед ним был плохой договор, подписанный Европой и США с Ираном по ядерной программе. То соглашение тоже было подписано от страха и в результате неумелого ведения переговоров. В результате была заплачена высокая цена непонятно за что, без серьезных механизмов контроля.

Оба соглашения подписаны с исламистскими режимами с экспансионистской идеологией (один суннитский, второй шиитский). Оба договора предусматривают добрую волю второй стороны. Оба договора стали результатом ошибочной концепции «враг моего врага — мой друг». Общий враг — это ИГИЛ, а теперь беженцы из Сирии и Ирака. Друзья — это, якобы, Турция и Иран.

А что произойдет, если европейцы промахнутся? Ничего страшного. У них будет несколько лет иллюзорного спокойствия. В любом случае, иметь дело с тяжелыми последствиями подписанных сегодня соглашений предстоит завтрашним лидерам Европы

Профессор Боаз Ганор — декан школы Лаудера по исследованиям власти, стратегии и дипломатии в Междисциплинарном центре Герцлии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.