Франция симпатизирует правым силам. Страна, которая 26 августа 1789 года приняла Декларацию прав человека и гражданина, проявила благосклонность в отношении сильнейшей партии, основатель которой, вероятно, лично принимал участие в пытках (автор имеет в виду данные о том, что бывший лидер Национального фронта Жан-Мари Ле Пен участвовал в пытках во время войны в Алжире — прим. пер.). Но в наши дни людей это больше не волнует.

История их не касается. Они забывают ее уроки. Во всей Европе националистические силы переходят в наступление. В том числе в Германии.

Марин Ле Пен (Marine Le Pen), которой удалось придать расизму цивилизованный облик, после выборов заявила: «Национальный фронт — единственная сила, которая защищает настоящую Французскую Республику». Собственно, бессмысленное предложение.

Но ее избиратели понимают его сразу — остальные тоже. Для одних это предсказание. Для других — угроза. Сила этого предложения — в страхе. Перед потерей, перед состоянием отчужденности. Таков парадокс современности. Элиты пожинают плоды глобализации, а оставшаяся часть людей вынуждена наблюдать за тем, какое им отводится место. Точнее говоря, они понимают, что останутся в своей стране. Но что это значит сегодня?

Всеми способами опровергать обвинения в антисемитизме

Согласно одному из исследований, в Германии каждый пятый — и не только — иногда чувствует себя чужаком в собственной стране. Социолог Хартмут Роза (Hartmut Rosa) посетовал недавно на провал политики как «резонансной сферы». Люди испытывают такое чувство, будто их вопросы никто не слышит. Именно к таким людям обращался представитель партии «Альтернатива для Германии» (AfD) Бьерн Хеке, который на днях в печальном Котбусе настойчиво взывал к «немецкому обществу доверия».

Людям, которые чувствуют себя обособленными и которым не хватает «резонансной сферы», праворадикальные движения «помогают» увидеть мир во всех красках. Но для этого им необходим регулярный грохот насилия. Журналист FAZ Фолькер Цастров (Volker Zastrow) в недавно опубликованной примечательной статье обратил внимание на «гнев, ненависть и неприкрытое стремление к насилию» Альтернативы для Германии.


Это очень возмутило функционеров АдГ, которые как раз сейчас предпринимают попытки применить эквилибристику дочери Ле Пена к немецким обстоятельствам: поднимать излюбленную праворадикальную тему на улице и прибегать к ней на Берлинском балу прессы (Важное мероприятие светской жизни германской столицы,  в котором принимают участие влиятельные политики, экономисты, представители науки, культуры, спорта и СМИ. Первый Бал состоялся в 1872 году — прим. пер.).

Поэтому правые силы в нашей стране прилагают большие усилия, чтобы предотвратить серьезное обвинение, которое им могут предъявить: антисемитизм. Цастров пишет: «Объединяющим фактором для национал-социалистического движения предков и одновременно источником его силы, было… темное пятно антисемитизма». Но это осталось в прошлом. На демонстрациях АдГ и движения ПЕГИДА среди моря черно-красно-золотых флагов Германии можно было увидеть также жизнерадостный бело-голубой флаг Израиля.

У официальной линии АдГ нет проблем с Израилем — да и с чего бы: правительство Биньямина Нетанаьяху (Benjamin Netanyahu) придерживается таких же правых взглядов, как и немецкие популисты правого толка. Израильскую политику и АдГ объединяет прежде всего — если сформулировать осторожно — критическое отношение к исламу. Нынешний глава Адг Фрауке Петри (Frauke Petry) в августе 2014 года сделала искреннее признание: «АдГ совершенно четко выступает против антисемитизма, в первую очередь против вновь импортированного антисемитизма в Германии».

На здешнем фоне жуткого возвращения прошлого вдруг стали использовать «этнические категории» для того, чтобы снять социальные и культурные разногласия. Европа переживает национал-социалистическую революцию. Она завоевывает и меняет континент точно так же, как когда-то либерализм.

В итоге мы можем прийти к выводу о том, что фашизм — не феномен из прошлого.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.