Приглашение Черногории в НАТО может переориентировать альянс на выполнение своей основной миссии и привести в его состав остальные балканские страны.

То, что НАТО предложила Черногории стать ее 29 членом, является для альянса важным шагом вперед. Второго декабря во время встречи министров иностранных дел в Брюсселе были преодолено скрытое сопротивление дальнейшему расширению НАТО. Это продемонстрировало, что альянс, вопреки угрозам Москвы, не отступает и верен своей идее собрать весь Балканский полуостров под единым эффективным «зонтиком безопасности».

На сегодняшний день расширение НАТО на востоке Европы усилило безопасность, обеспечило стабильность, способствовало инвестициям, содействовало сотрудничеству между странами и помогло обеспечить защиту от будущих угроз национальной целостности. Однако после вступления в НАТО Хорватии и Албании в 2009 году лидеры альянса проявляли сдержанность по отношению к таким подходящим кандидатам, как Черногория или Македония. Они не хотели даже предлагать План действий по подготовке к членству в НАТО (ПДЧ) таким претендентам, как Грузия и Украина, — отчасти из-за деятельности альянса за пределами его границ и отчасти из-за стремления умиротворить Россию.

После терактов в США в 2001 году внимание США было сосредоточено на Афганистане, Ираке и более обширных территориях Ближнего Востока. На протяжении 2000-х годов Европа как основная территория НАТО была практически оставлена без внимания, поскольку страны альянса предположили, что континент навсегда защищен от вооруженных конфликтов. Однако вследствие нападения России на Украину в начале 2014 года НАТО возвращается к своей главной миссии в Европе в качестве основного механизма обеспечения взаимной обороны от внешней агрессии.


Заявления генсека НАТО Йенса Столтенберга о приглашении Черногории в альянс на встрече министров иностранных дел в Брюсселе были адресованы Москве. Он подчеркнул, что каждая страна имеет право принимать решения о мерах собственной безопасности, и никто не может вмешиваться в эти решения. Переговоры по присоединению Черногории — или «технические переговоры» — закончатся в начале 2016 года, но для ратификации решения парламентами всех стран-членов альянса времени потребуется больше.

В самой же Черногории должна быть проведена работа по более основательному разъяснению преимуществ вступления в НАТО, поскольку в стране по-прежнему звучат серьезные возражения против этого — главным образом, среди многочисленного сербского населения. Противодействие вступлению в НАТО со стороны сербов объясняется двумя основными причинами. Во-первых, они видят в НАТО организацию, которая бомбила Сербию во время войны в Косово в 1999 году. Во-вторых, они испытывают определенную скрытую ностальгию по Югославии времен Иосипа Броз Тито (Josip Broz Tito) и по членству в прекратившем свое существование «Движении неприсоединения». Однако на эпоху нейтралитета надеяться больше нельзя, и НАТО превращается в структуру по обеспечению безопасности для всей демократической Европы.

По конституции Черногория не обязана проводить референдум по вопросу вступления в международные организации, и такие голосования проводились лишь в немногих странах. Скорее всего, парламент примет решение о членстве, а общие выборы, намеченные на октябрь 2016 года, станут де-факто всенародным голосованием по вопросу вступления в НАТО.

Путинский Кремль решительно выступает против дальнейшего расширения НАТО. После того, как Черногории предложили вступить в альянс, российские власти сразу же заявили, что будут вынуждены принять ответные меры. Однако неясно, какие шаги может предпринять Москва, поскольку ни одна европейская страна не испытывают желания стать членом организаций, в которых главенствует Россия — Евразийского экономического союза или Организации договора о коллективной безопасности — а многие бывшие советские республики стремятся установить более тесные связи с Западом для защиты от России.

Вполне возможно, что Кремль попытается дестабилизировать ситуацию на Западных Балканах, поддержав сепаратистов в Черногории или в Боснии и Герцеговине либо спровоцировать межэтнические конфликты в Македонии и Косово. Но у России в этом регионе нет преданных союзников, и даже Сербия не столько верна Кремлю в идеологическом, политическом или стратегическом плане, сколько использует Россию в своих дипломатических и экономических целях.

Как ни парадоксально, но, отвечая на агрессивные заявления и действия России, альянс может вновь поставить на повестку дня главную миссию, для осуществления которой и была создана НАТО. Одно из важных направлений этой миссии — принять в свой состав отвечающие требованиям демократические страны Европы с тем, чтобы обеспечить их безопасность и при этом способствовать повышению безопасности альянса. В таком стратегическом контексте в сложной структуре НАТО все еще не хватает элементов — многих стран Западных Балкан.

Интересы НАТО на Балканах обозначились более четко после начала войны на Украине, и суровая правда такова, что силовой раздел, захват территорий и вооруженная агрессия — это то, что будет происходить и в XXI веке. Чтобы пресечь стремление к подобным действиям, все страны Западных Балкан должны присоединиться к остальным странам полуострова и войти в зону, находящуюся под защитой НАТО.

Как показал опыт Центральной Европы, вступление в НАТО повышает региональную безопасность, укрепляет существующие границы, способствует демократической консолидации, помогает привлечь иностранные инвестиции, а также улучшает экономические перспективы каждой из стран. Кроме того, членство в альянсе поможет нейтрализовать попытки Москвы посеять рознь и спровоцировать конфликты в регионе, попытки, цель которых — вызвать беспокойство западных стран и отвлечь внимание от ее честолюбивых замыслов на постсоветском пространстве.

Как и раньше, когда Черногория стала во главе оппозиции Слободану Милошевичу и помогла положить конец югославскому эксперименту, сейчас она может взять на себя инициативу и возглавить процесс вступления в альянс остальных балканских стран. С другой стороны, НАТО может лучше всего продемонстрировать свою жизнеспособность и решительность, приняв в свой состав Черногорию и подчеркнув, что все остальные страны Западных Балкан тоже станут членами альянса.

Включение Черногории в состав НАТО означает совпадение интересов и ценностей. НАТО — это не только военный альянс, но и сообщество демократических стран, членство в котором обеспечивает ряд практических преимуществ как внутри страны, так и в регионе. Вступление в состав НАТО позволит развеять все сомнения в отношении будущего Черногории и будет способствовать привлечению западных инвестиций — а не тех российских «грязных» и нечестно нажитых капиталов, предоставляемых в политических целях, которые мы видели в последние годы. В результате присоединения к альянсу все адриатическое побережье окажется в зоне НАТО, а значит, появится возможность проводить совместные операции и взаимодействовать в таких мероприятиях, как аварийно-спасательные работы, реагирование в чрезвычайных ситуациях, осуществление гуманитарной помощи, действия по борьбе с контрабандой, и осуществление прибрежного патрулирования в рамках в рамках контртеррористической работы. Кроме того, это повысит уровень доверия к Черногории в ходе уже далеко продвинувшихся переговоров по ее вступлению в Евросоюз.

Членство Черногории в НАТО может послужить стимулом для Сербии, и та задумается о вступлении в альянс в будущем. Хотя для этого понадобится политическое решение Белграда, военные власти Сербии, похоже, приветствуют идею вступления в альянс, поскольку членство в НАТО позволит модернизировать армию. Черногория может также вдохновить Боснию и Герцеговину на подготовку к вступлению в НАТО, а затем поспособствовать тому, чтобы и Косово выбрало тот же путь по мере формирования своих средств обеспечения безопасности. Кроме того, необходимо выступить с новыми инициативами по вступлению в НАТО Македонии, а также исключению вето, которое по-прежнему отказывается отменять Греция, категорически возражающая против названия «Македония».

Если этот масштабный и многообещающий план будет выполнен, на Западных Балканах больше не останется «черных дыр» и «серых зон», а общая безопасность позволит улучшить межгосударственное сотрудничество в других сферах — от культуры и образования до экономических инвестиций, единой энергосистемы и развития инфраструктуры. Балканские страны до этого считались очагом давних распрей и вражды. Теперь у них, наконец, появилась возможность приобрести подлинное, своеобразное и современное лицо и стать территорией этнического, религиозного и межгосударственного сосуществования.

Януш Бугайский — старший научный сотрудник вашингтонского Центра европейских политических исследований (Center for European Policy Analysis). Срджан Дарманович — посол Черногории в США. В данной статье отражены его собственные мнения, которые могут не совпадать с мнениями правительства Черногории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.