Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган отказался извиняться перед Россией за сбитый 24 ноября бомбардировщик, и президент России Владимир Путин отказался встретиться с ним на прошедшей в Париже конференции ООН по климату, а также подписал указ о санкциях против Турции, которые осложнят жизнь, прежде всего, российским гражданам.

Путин в очередной раз доказал свои гениальные способности превращать друзей во врагов. Даже благожелательное отношение международной общественности к России, которое начало формироваться после теракта против российского пассажирского самолета в Египте и атак террористов на Париж, он использовал во вред и своему государству, и своим политическим целям. Более того, в данном случае вред может оказаться стратегическим, потому что и для сочувствующих Москве на Западе, и для российских подданных становится очевидным блеф Путина о «возвращении» России как мировой сверхдержавы.

Может показаться парадоксальным, что очень серьезный инцидент между Россией и страной-членом НАТО многих на Западе заставил облегченно вздохнуть: мол, слава Богу, не только третьей мировой войны не будет, но и нет никакой холодной войны, потому что Россия вовсе не так сильна, как СССР.

Такое впечатление усиливает, в частности, рекомендация выразителя подсознательных инстинктов Кремля Владимира Жириновского сбросить атомную бомбу на Стамбул. Ядерное оружие стало козырем российской политики угроз, но упоминание о нем одновременно является также признанием, что других средств воздействия у режима нет. Наверное, Путин не безумец и не самоубийца, чтобы на самом деле начинать ядерную войну.

Реальную политику силы в конце прошлой и в начале нынешней недели продемонстрировала Турция, организовав учения флота в проливе Босфор. Перекрытие этого стратегического морского пути в случае войны превратит Черноморский флот России в непригодную к использованию кучу плавающего железа, запертую у берегов аннексированного в прошлом году Крыма, и осложнит, а, может быть, даже сделает невозможным снабжение российский военной базы в портовом городе Сирии Латакия. Турецкая армия переместила также к границам России несколько десятков танков и самолетов, напомнив об арифметике соотношения сил, который не в пользу России.

Утвержденная Путиным во вторник совокупность санкций — самое серьезное, что может позволить себе Россия, чтобы «наказать» Турцию. К тому же, как можно заключить сейчас, это «наказание» не столько за сбитый российский самолет, а за то, что президент Турции, видите ли, не хочет «извиняться» перед российским силачом.

Пакет санкций выглядит мелким не только в сравнении с ядерным оружием, но и с первоначальными угрозами российских должностных лиц о возможности ограничения поставок газа в Турцию и о прекращении работы по таким совместным проектам, как строительство газопровода «Турецкий поток» и атомной электростанции в Турции. Ничто из этого не упомянуто в подписанном Путиным документе, в котором речь идет лишь об ограничении импорта «определенных товаров» (в опубликованном правительством России списке запрещенных товаров в основном сельскохозяйственная продукция) и оказания турецкими фирмами на российской территории «определенного вида услуг» (главным образом — в сфере строительства и туризма). Получается что-то вроде «войны против помидоров», как эти санкции уже называют в устном фольклоре.

Торговые ограничения в отношении одного из крупнейших партнеров России — Турции — повлияют на экономику обеих стран и, очевидно, сильнее повредят становящейся все более изолированной России, чем интегрированной в глобальный рынок Турции. Но политические последствия конфликта обещают быть серьезнее экономических.

Заявление Путина в Париже о том, что Турция сбила Су-24, чтобы защитить осуществляемые террористической группировкой «Исламское государство» поставки нефти в Турцию, — это в равной степени скандальное и бездоказательное обвинение, которое вписывается в попытку российских пропагандистов отвлечь внимание от главного вопроса: почему Россия нарушила границы турецкого воздушного пространства? Вместо этого рупоры Кремля предпочитают дискутировать о тайных мотивах турок, обязательно приплетая Украину, которая тоже, как сообщают эти рупоры, будто бы покупает нефть у террористов. Возможно, это также попытка прикрытия давних и тесных связей российских спецслужб с чеченскими боевиками, которые дружат с воинствующими группировками фундаменталистов.

В любом случае, неожиданный конфликт между Россией и Турцией осложнит создание единого фронта против террористов «Исламского государства» в Сирии и Ираке, которые представляют серьезную угрозу для международной безопасности и являются одной из главных причин потрясшего Европу кризиса с беженцами. Можно предположить, что не во всех западных столицах рады решительным действиям Анкары против России, для которой было предусмотрено место в международной антитеррористической коалиции. Некоторые не рады также тому, что приоритетом Турции в войне против террористов является борьба с курдскими боевиками, которые, на взгляд США и других западных стран, являются умеренной вооруженной оппозицией сирийскому диктатору Асаду.

Впрочем, реалии зачастую бывают сложнее и жестче, чем их политические конструкции. Какими бы добрыми ни были намерения политиков Запада, цели Путина всегда оказывались противоположными их надеждам. А Турция — не простое государство, она была и останется стратегическим союзником Запада. Нынешнее обострение турецко-российских отношений, по меньшей мере, помогает уточнить эти основополагающие установки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.