В российско-турецких отношениях продолжается эскалация напряженности, вызванная инцидентом со сбитым самолетом. Президент России Владимир Путин подписал в субботу указ о введении серьезных экономических санкций против Турции. Как объяснил Кремль, речь идет о мерах «по обеспечению национальной безопасности России и безопасности граждан Российской Федерации от преступлений и других противоправных действий».

Среди прочего санкции Путина включали запрет на импорт определенных товаров из Турции и ограничение на деятельность турецких организаций в России. Но это не все. Согласно подписанному Путиным указу, с 1 января российские компании не могут больше нанимать граждан Турции (уже работающие в России турецкие граждане уволены не будут). К тому же, российским туроператорам велели не продавать путевки на курорты Турции, а российским авиакомпаниям приказано прекратить чартерные рейсы в эту страну. Наконец, если сейчас турецким гражданам не требуется виза для посещения России, то с января 2016 года безвизовому режиму придет конец.

Доктор Алон Лиэль (ליאל אלון), бывший генеральный директор МИД Израиля и министерства экономики, бывший посол в Турции, в беседе с Bizportal обсудил ухудшение российско-турецких отношений.

Bizportal: Эрдоган вчера опубликовал некое извинение, почему это не помогло?

Алон Лиэль:
Если бы это было извинением, дело было бы закрыто. Но Эрдоган не извинился, и Путин не воспринял его слова как извинение. Поэтому эскалация продолжается. Я также не уверен в том, что, если Путин продолжит настаивать на извинениях, он их получит. Этот кризис намного серьезнее, чем то, чего ожидали эксперты.

— Дело только в достоинстве России, или проблема серьезнее?


— Дело далеко не только в оскорбленном достоинстве. Это обращение к Турции и всему региону: тут появился новый хозяин, с которым не стоит связываться. Это обращено ко всем странам региона. Я слышал, как министр обороны Моше Яалон (יעלון משה) сказал, что недавно российский самолет нарушил наши границы, и мы ничего не сделали, хотя обычно Израиль ведет себя иначе при появлении чужого самолета. Путин хочет установить новый стандарт. В регион пришла новая держава, у нее свои цели и задачи, и она требует, чтобы все держались в стороне и не мешали. Это говорит скорее о том, что будет, а не об инциденте с самолетом.

— Эрдоган совершил ошибку?

— Я не думаю, что Эрдоган ожидал такой реакции со стороны России. Не стоит забывать, что перед этим были четыре случая столкновений в воздухе, и русские молчали. Хотя, конечно, масштаб был не такой, как в последний раз. Эрдоган не стал бы сбивать самолет, если бы знал, что ответ будет таким. Дело не только в самолюбии двух очень властных людей. Путин понял, что Турция пытается помешать ему стабилизировать режим Асада, поддерживая оппозицию, а турки поняли, что российская интервенция в Сирии угрожает их интересам, поскольку усиливает Иран. Спустя несколько месяцев обе стороны сообразили, что у них возник конфликт интересов.

— Принесет ли Эрдоган извинения в связи с инцидентом?

— Эрдоган уже 13 лет у власти, он демонстрирует силу и самоуверенность как внутри страны, так и в регионе. Настоящей оппозиции у него нет. Вряд ли он извинится.

— Главный вопрос — возникла ли угроза поставкам российского газа в Турцию?

— По имеющимся данным, примерно 60% импортируемого Турцией газа приходится на российские поставки, это огромное количество, и вряд ли русские прекратят поставлять газ. Надо помнить, что, прекратив поставлять газ, русские лишатся большого контракта на строительство атомной электростанции в Турции. Это причинит серьезный экономический ущерб обеим сторонам. Я не думаю, что газ прекратит поступать. Но возможны ответные турецкие шаги, ведущие к новой эскалации. Турки могут принять зеркальные меры, торговый оборот между двумя странами составляет 32 миллиарда долларов, и деньги идут в обоих направлениях. Если Россия ограничивает импорт турецкой продукции, Турция может ограничить импорт российской продукции. Для России это большой рынок, и будет жаль потерять его.

— Возможна ли война между НАТО и Россией?

— Если турецкая территория подвергнется нападению, это приведет в действие договор между Турцией и НАТО, и они будут обязаны действовать, у них есть защитный зонтик. Если эскалация напряженности продолжится, Турция будет все сильнее коситься в сторону Европы, будет укреплять связи с НАТО, а если учесть ситуацию на Украине и Крым, это приведет Турцию в объятия Европы, и русско-турецкий конфликт станет противостоянием России и Запада. Все зависит от газа, от энергетики. Если Путин примет решительные меры в этой сфере, значит, дело почти дошло до войны.

Для Турции головная боль — это Иран, турки понимают, что успех России в Сирии означает, что этой страной будут управлять иранцы, а Анкаре это очень не нравится. Раньше Турция помогала ИГИЛ, но это прекратилось три месяца назад, и Эрдоган открыл на юге Турции базу для ударов по ИГИЛ.

— Вы утверждали в прошлом, что Турция, помогавшая Пакистану разработать ядерное оружие, сама может легко обзавестись такими вооружениями. Как вы думаете, Эрдоган готов вступить в ядерный клуб из-за этого конфликта?

— Если ситуация продолжит ухудшаться, то Эрдоган заговорит и о ядерном оружии. Я надеюсь, что до этого не дойдет, обстановка и так порядочно накалилась.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.