После того, как появилось сообщение о сбитом турецкими Военно-воздушными силами на границе Сирии и Турции российском военном самолете, председатель Европейского парламента Дональд Туск разумно рекомендовал: «Мы все должны сохранять хладнокровие и спокойствие». Однако вряд ли европейцам следует сохранять надежды на всеобъемлющую — от Путина и Асада до Эрдогана — коалицию против (запрещенной в России — прим. ред.) группировки «Исламское государство». Такая коалиция не является главной целью автократов — скорее, это лишь благоприятный фон для реализации других планов.

Известие о том, что атакован российский самолет нельзя называть ударом молнии среди ясного неба. Анкара многократно высказывала недовольство и предупреждения в связи с нарушением турецкого воздушного пространства, Более того, в октябре турки сбили «заблудившийся» беспилотный летательный аппарат российского производства. (Москва утверждала, что он не имеет никакого отношения к российским военным). Разумеется, действия Турции в Сирии до сих пор были двусмысленными, направленными главным образом на ослабление сил курдов. Анкара полагается на то, что западные союзники не будут особо возражать против этого. Региональная роль и позиция члена НАТО Турции крайне важна и для Североатлантического альянса, и для Европейского союза — в урегулировании кризиса с беженцами.

Провоцирование Турции со стороны России — по меньшей мере, частично — можно объяснить выступлением дипломатии этой страны за права крымских татар. Если технические средства позволяют и не нужно считаться с затратами, то воздушное пространство лучше подходит для постоянных провокаций, чем суша. К примеру, российские истребители в Европе могут безнаказанно создавать опасные ситуации для гражданских авиарейсов, а стратегические бомбардировщики отправляются в «учебные полеты» к Соединенному Королевству. Однако беспрестанное раздражение Турции осуществлялось в условиях охвативших весь регион боевых действий, и сомнительно, что Москва не осознавала последствия этого.

Одна из причин решения Путина вмешаться в конфликт в Сирии — желание снова стать партнером Запада, которого невозможно отвергнуть. Первоначально Россия в основном бомбила не «Исламское государство», а позиции и населенные пункты других противников режима Дамаска, что умножило количество беженцев, которые широким потоком стремятся в Европу. Тем не менее, ошибочными оказались расчеты Кремля на то, что за оказанную Путиным «услугу» Запад (прежде всего, ЕС) отменит санкции против Москвы за агрессию на Украине и каким-то образом «заметет под ковер» дело о сбитом в июле 2014 года лайнере малайзийской авиакомпании. Безусловно, недавние теракты в Париже, организованные «Исламским государством», в очередной раз подтвердили, что эта группировка фанатиков — враг и угроза для всего цивилизованного мира. Но, выражаясь цинично: вклад «Исламского государства» в убийство мирных жителей еще не достиг уровня клана Асада. Уничтожение преступников при помощи других преступников, как показывает история, приводит только к новым преступлениям.

Защита Асада дает Путину повод выдавать себя за знаменосца борцов против терроризма и сравнивать атаку на Су-24 с ударом в спину, который нанесли, как заявил российский президент на пресс-конференции, «пособники террористов», то есть Турция, что «выходит за рамки всех норм». Ссылка на «нормы», если речь идет о международном праве, невольно заставляет вспомнить вторжение «зеленых человечков» в Крым, а также отправку российских военных и оружия в терроризирующие Украину «народные республики» Донбасса. А нормы бывают разными, и политика Кремля все больше напоминает популярные в последние время бои без правил, хотя в них определенные правила все-таки существуют. В свою очередь, Запад, в том числе и мы, должны быть готовы к тому, что не будут соблюдаться никакие правила.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.