Российский военный самолет сбивают ракетой с турецкого истребителя. Представители НАТО обсуждают это на «экстренном совещании». Все это напоминает 1950-е, холодную войну и т.д. — однако внешнее сходство бывает обманчивым.

Пока это еще не кризис, но если ситуации позволить усугубляться, выиграет в итоге только ИГИЛ. Разумеется, Турция вряд ли поссорится с Россией, от поставок газа из которой она зависит. Однако эта история может свести на нет начатые после парижских терактов попытки дать скоординированный международный ответ воинствующим исламистам.

Сейчас Россия вдвое меньше Советского Союза. Ее экономика сокращается и сильно зависит от нефтяного экспорта. В ее политике идеологию с глобальными притязаниями, заменили национализм и амбиции президента Владимира Путина. Российскую агрессию в Крыму и на Восточной Украине связывает с событиями на Ближнем Востоке только одно — стремление г-на Путина увеличить российское влияние, а также собственную популярность внутри страны. Если смотреть на положение дел в перспективе, становится понятно, что Россия — не сверхдержава. Временами она представляет для западных интересов угрозу, и на это необходимо реагировать, однако преувеличивать ее опасность не стоит.

Впрочем, и Турция — больше не тот надежный партнер по Североатлантическому альянсу, каким она была когда-то. Сейчас она остается нашим союзником, скорее, на словах, чем на деле. Ирония ситуации заключается в том, что для турецкого президента и для его российского коллеги характерны общие деспотические тенденции. Что еще важнее, Турция Реджепа Тайипа Эрдогана не разделяет целей США и Запада на Ближнем Востоке. Хотя турки разрешили американской авиации использовать свою авиабазу Инджирлик для ударов по ИГИЛ, борьба с «Исламским государством» не выглядит для Турции приоритетным направлением. Ее правительство враждует с курдскими националистами и делает все возможное, чтобы ослабить курдов. Между тем курды остаются единственной силой в Ираке и Сирии, которую США и их союзники могут считать чем-то вроде своего партнера по войне с ИГИЛ. Турция также не старается ограничить приток иностранных рекрутов к ИГИЛ через свою территорию.

Что же делать в такой ситуации США и европейским членам НАТО? Им не следует чересчур остро реагировать на происходящее или воспринимать Россию как непримиримого врага. Разумеется, российская политика в Сирии совсем не безупречна. Россия безоговорочно поддерживает президента Башара Асада и наносит удары по противникам режима, не связанным с ИГИЛ. Однако усилия России по поддержке режима нельзя считать полностью контрпродуктивными. Свержение режима Асада, пока ему нет надежной альтернативы, не в интересах Запада. Пока режим держится, ИГИЛ не может захватить Дамаск и создать халифат не только на словах, но и на деле — что вредно для его грозной репутации, от которой «Исламское государство» сильно зависит.

Кроме того российская политика может измениться. Г-н Путин и Россия уже дорого заплатили за оказанную г-ну Асаду поддержку, когда ИГИЛ взорвало над Египтом российский пассажирский самолет. Возможно, Москве также угрожает нечто подобное парижским терактам. Для г-на Путина это было бы невыносимо, и такая перспектива может заставить его поменять политику.

Таким образом, США, Европе и противостоящим ИГИЛ арабским странам следует воспринимать инцидент с российским бомбардировщиком как шанс повлиять на Россию, а не как повод загнать ее в изоляцию или унизить. Первоочередное значение должны иметь два вопроса. Во-первых, необходимо активнее вести с Россией переговоры о координации военных усилий. Главной целью должно быть ослабление ИГИЛ. Если для этого нужно фактически принять Россию в сколачиваемую французским президентом Франсуа Олландом коалицию, значит, пусть будет так. Не обязательно соглашаться друг с другом во всем, чтобы сходиться в некоторых вопросах.

Во-вторых, дипломатам следует сфокусироваться на разработке плана по смене правительства в Дамаске. Бороться с ИГИЛ вполне можно и при наличии г-на Асада у власти, однако он — серьезная обуза, исключающая военное сотрудничество с правительственными силами и помогающая ИГИЛ вербовать новых сторонников. Дипломатические усилия с Россией в ключевой роли имеет смысл поддерживать, если итогом их будет переезд г-на Асада на подмосковную дачу.

Ричард Хаас — президент Совета по международным отношениям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.