Предстоящий визит в Россию индийского премьера Нарендры Моди может придать необходимый импульс отношениям между странами.

На протяжении последних шести месяцев Россия с упоением демонстрирует свое присутствие на сцене глобальной реальной политики. Военное вмешательство Кремля в Сирии, заявленные бомбардировки ИГ, а на самом деле защита режима Башара Асада в Дамаске, одновременно с этим жонглирование пока нерешенным кризисом на Украине и противостояние западным санкциям… нынче у Москвы дел полно.

Большинство аспектов российско-индийских двусторонних связей носят достаточно регулярный характер и работают в автоматическом режиме независимо от того, кто находится у власти в Нью-Дели или Москве. Россию, вероятно, можно рассматривать как единственного подлинного «стратегического» партнера Индии, и строились эти уникальные отношения на протяжении десятилетий.

Однако за прошедший год динамика на оси Москва-Дели, как кажется, отчасти утратила свой импульс. Возможно, с намеченным на начало следующего месяца первым визитом премьер-министра Нарендры Моди в Москву эта ситуация изменится.

Из-за цен на нефть, упавших ниже 50 долларов за баррель, российская экономика переживает кризис, между тем, президент Владимир Путин пускает в ход российскую военную мощь на мировой политической арене. Как на Украине, так и в Сирии Москва участвует во внешних военных операциях, которые аналитики в долгосрочной перспективе склонны рассматривать как неустойчивые, учитывая сложившиеся сегодня в России экономические условия.

Когда Путин приезжал в Индию в декабре 2014 года, через несколько месяцев после победы Нарендры Моди в исторических выборах и вступления его в должность премьер-министра, пребывание российского президента вместо запланированных трех дней было урезано до 23 часов. Это во многом было обусловлено украинским кризисом, достигшим на тот момент своего пика. После этого визита вокруг России еще туже стянулась петля западных санкций, а Москва все чаще стала обращаться к Индии и Китаю, чтобы обеспечить поддержку отечественной финансовой системе.

Попытки Москвы компенсировать потери для казны нефтяных доходов доходами с обороны представляют собой нелегкую задачу. Реакцией России на потерю индийских сделок по вертолетам и реактивным истребителям MMRCA, в пользу США и Франции соответственно, стало внезапное сближение России с Пакистаном, явно свидетельствующее о российском недовольстве сложившейся ситуацией. Ничем иным, как проявлением высокомерия в адрес Дели, стал визит министра обороны России Сергея Шойгу, одного из приближенных Путина, в Исламабад в августе этого года, по результатам которого обе страны подписали ряд оборонных соглашений, в том числе по продаже боевых вертолетов Ми-35 «Hind E» — один из вариантов этой модели также эксплуатируется в Индии. Чтобы подлить масла в огонь, в прошлом месяце появились сообщения о том, что Москва и Исламабад ведут переговоры по продаже Пакистану линейки истребителей Су-35 (Индия работает с модификацией Су-30МКИ). Оба события, естественным образом, внесли коррективы в стратегический и оборонный дискурс Индии.

Тем не менее, предпринимаемые Россией маневры в духе realpolitik главным образом являются намеком на формирующуюся в последнее время близость между Нью-Дели и Вашингтоном. Москва не привыкла проигрывать с индийскими оборонными контрактами, которые составляют значительную часть ее экспорта вооружений. Конечно, долгое время у Индии помимо России было не так уж много вариантов, удовлетворяющих ее оборонным нуждам. Недавно завершившаяся сага с авианосцем, в результате которой Индия получила «Викрамадитья» (модернизированный крейсер ВМФ России"Адмирал Горшков«), мог восприниматься в качестве поворотного момента, когда проект обошелся Индии гораздо дороже, чем ожидалось, а Россия проявила заносчивость в вопросах цен и сроков поставок. Пока аналитики уверены, что на самом деле Россия не собирается продавать Су-35s Пакистану.

Несмотря на вышеуказанные аргументы, Индия продолжает инвестировать в Россию и помогать Москве — даже в большей степени, чем Кремль, возможно, хотел бы публично признать. Позиция Нью-Дели все это время была самой что ни на есть расплывчатой: Индия заигрывала с поддержкой аннексии Крыма, а позднее оказала своего рода помощь российским бомбардировкам в Сирии. На экономическом фронте, индийская ONGC Videsh продолжает инвестировать в российскую энергетику, только в прошлом месяце приобретя 15 процентов акций второго по величине месторождения нефти в России по сделке на сумму около 1,27 млрд долларов. Помимо того, Индия проявляет интерес к совместной с Россией работе в арктических регионах по разведке и добыче нефти и природного газа, тем самым укрепляя свои позиции долгосрочного игрока в энергетическом секторе страны.

Чтобы несколько облегчить спровоцированное санкциями экономическое давление на Москву, индийские молочные компании намерены выйти на российский рынок, что позволит России справиться с набирающим обороты продовольственным кризисом, в частности, в молочном секторе. В настоящее время Россия использует свои отношения с Белоруссией, чтобы действовать в обход Евросоюзу, Минск выступает ее посредником в процессе заполнения продовольственных брешей. В такой небольшой стране, как Белоруссия, импорт молока из ЕС, как сообщается, в прошлом году достиг коэффициента 573, излишки, чего и следовало ожидать, передаются Москве. Белоруссия также превратилась в нетто-экспортера рыбы — поразительное достижение для страны, у которой нет выхода к морю.

Верно, однако, что в течение прошедшего года Россия странным образом оказалась за рамками глобальной кампании Моди. За тот же период экономика России серьезно пострадала на двух основных фронтах: из-за цен на нефть и санкций. В преддверии встречи Моди с Путиным, министр обороны Индии Манохар Паррикар во время визита в Москву договорился о покупке зенитного ракетного комплекса «Триумф» (С-400) за колоссальные 10 миллиардов долларов.

Как раз этого Москва и добивается от Нью-Дели — непрекращающегося доминирования своего партнерства с Индией в оборонной сфере. Тем не менее, Путин должен понимать, что за последние годы Индия приобрела значительный политический опыт на мировой арене. Теперь она может позволить себе приобретать лучшее по качеству и более надежное вооружение, даже если его стоимость выше той, что предлагает Россия, особенно если то, что предлагается, в итоге не оправдывает ожиданий.

Динамика российско-индийских отношений не знает серьезных сбоев, однако визит Моди должен впрыснуть столь необходимое масло в политический механизм взаимодействия двух государств. Необходимость этого визита в течение последних нескольких месяцев стала для Моди более чем очевидной, и как Моди, так и Путин постараются не упустить эту возможность для коррекции курса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.