На следующий день после теракта в редакции «Шарли Эбдо» в январе 2015, помимо главной новости, журналисты также обсуждали в своих эфирах, как их коллеги отреагировали на расстрел редакции юмористического еженедельника. В эфире France Info тогда говорили о слишком напряженном тоне журналистов телеканала BFMTV и том, что когда теракт освещается в режиме нон-стоп, напряжение и стресс зрителей нарастают еще больше.

«Редакторский провал»

Однако 7 января 2015 года не все французские телеканалы вышли с экстренными выпусками новостей. События в редакции «Шарли Эбдо» разворачивались до полудня; в 12-часовом выпуске France 3 были парижские распродажи, дебаты по эвтаназии, мошенничество при получении соцпомощи, зимнее купание и метеосводка. Телеканал France 3 не стал менять сетку новостей. После этих событий несколько профсоюзов уведомили руководство, что будут готовить забастовку из-за «редакционного провала». В конце января был сменен главный редактор дневного выпуска новостей на телеканале France 3 Режис Пуллан. Дирекция France 3 тогда признала ошибку.

После январских терактов в Париже («Шарли Эбдо» и захват заложников в кошерном магазине) надзорный орган для СМИ — Высший аудиовизуальный совет — направил официальные уведомления 16 телеканалам и радиостанциям. В нем сказано, что журналисты сообщили о спрятанных заложниках и об операциях, которые еще не завершились. «Все это могло повести за собой драматические последствия для заложников в кошерном магазине», — критиковал действия журналистов надзорный орган. Сами журналисты эти уведомления назвали «цензурой».

Саморегуляция в эфире


Если российским СМИ о том, как упоминать в тексте террористическую организацию «Исламское государство», указание дает Роскомнадзор, то во Франции главные редакторы сами принимали решение на этот счет. В России пишут «запрещенное в России “Исламское государство”», во Франции достаточно закавычить название и обозначить, что это террористическая организация.

Примечательно, что французские журналисты практически сразу отказались называть «ИГ» так, как это делает президент Франции Франсуа Олланд и его министры — «Daech / Daesh (داعش)» (арабский анахронизм, используемый противниками «ИГ»). Таким образом журналисты постоянно напоминают, что «ИГ» — террористы.

В 2014 году министр иностранных дел Лоран Фабиус отметил, что лучше не говорить «Исламское государство», потому как «они хотят быть государством, и мы не должны им делать такой подарок».

Во время освещения событий минувшей пятницы французские журналисты «действовали осторожно», — заявил Франс-Пресс официальный представитель Высшего аудиовизуального совета. Он также отметил, что новостные каналы в эти дни действовали так: «У нас есть информация, но мы ее не выдаем в эфир».

Телеканалы BFMTV и i-Tele в течение нескольких часов не выдавали в эфир имя первого опознанного камикадзе, потому как в доме его близких в тот момент проводились обыски.

На следующий день после терактов (т. е. после объявления Чрезвычайного положения) Высший аудиовизуальный совет призвал редакции французских СМИ «не давать никакой информации, которая могла бы помешать следствию». Полиция в свою очередь напомнила журналистам о соблюдении правила маскировки лиц полицейских, ведущих следствие, и также попросила их не выдавать детали, которые могли бы навредить следствию.

«В этот раз обстоятельства были другими, — подчеркивает директор информации BFMTV Эрве Беру. — В январе события растянулись на три дня с погонями, взятием заложников, облавами. Все это было гораздо сложнее и тяжелее с этим разбираться».

Социолог и специалист по медиа Джамиль Дахила также отметил, что журналисты «проявили больше осторожности», чем в 2012 году во время штурма здания, в котором скрывался террорист Мухаммеда Мера, совершивший нападения на еврейскую школу и французских военных.

Во время матча Франция—Германия на стадионе «Стад де Франс», неподалеку от которого французские джихадисты подорвали себя, телеканал TF1, который вел трансляцию, принял решение выдавать в эфир это сообщения только за 12 минут до конца встречи. TF1 опасались, что создадут панику.

Французские журналисты, в том числе и Франс-Пресс, воздержались от распространения фотографии, сделанной внутри концертного зала «Батаклан» после того, как террористы открыли огонь по зрителям. Ее опубликовали британские медиа, во Франции она фигурировала только в социальных сетях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.