Его волосы поседели, но сам он остался прежним. Внешность Гарри Каспарова не изменилась и в 49 лет. Движения этого приземистого человека с тяжелой челюстью все так же порывисты, тело словно рвется наружу из тесной рубашки, а пронизывающий взгляд словно просчитывает соперника на два-три хода вперед. Семь лет назад бывший чемпион мира (1985-2000) ушел из шахмат. Но его жизнь до сих пор вертится вокруг шахматной доски. Он пишет книги об этой игре и полностью посвящает себя достижению новой цели: продвижению шахмат в школьных учреждениях. В мае Каспаров побывал в Париже как приглашенная звезда на семинаре ЮНЕСКО по инновациям. После конференции мы встречаемся с ним на выходе из зала.

«Шахматы - это прекрасный способ развития у детей логики и творческих способностей, умения принимать решения. Великолепное упражнение для ума». Его ум по-прежнему молниеносен – чтобы убедиться в этом, достаточно спросить его о Владимире Путине и напомнить, что тот одержал победу на президентских выборах 4 марта. «Так ведь никаких президентских выборов на самом деле и не было! - отвечает Каспаров. - Для выборов нужен демократический процесс, доступ к СМИ, финансированию, возможность свободно вести кампанию… Ничего из этого в России не было».

Эфемерный кандидат в президенты


Гарри Каспаров, сын еврея и армянки, чей шахматный гений проявился в самом юном возрасте, всю свою жизнь боролся против системы. Против советской номенклатуры, которая предпочла ему бывшего чемпиона мира Анатолия Карпова. Против Международной шахматной федерации, руководство которой подчиняется Кремлю. Против Путина и его подручных. Этот член оппозиционной партии «Другая Россия» никуда не ездит без когорты верных телохранителей. Четыре года назад он пытался выставить свою кандидатуру на президентских выборах, но власть ставила ему палки в колеса. Он не мог ни сделать заказ в типографии, ни найти помещение для собрания своих сторонников. В ноябре 2007 года его задержали после «нелегальной» демонстрации и на пять дней отправили за решетку. Гроссмейстер увидел, чего ему стоит открытое противодействие Кремлю. Две недели спустя он отказался от борьбы.

Потом в России избрали Дмитрия Медведева, а недавно ему на смену снова пришел Путин. Бывший агент КГБ останется в Кремле до 2018 или даже 2024 года. Еще 12 лет под путинским ярмом? Гарри Каспаров в это не верит. «Путину стоит подумать о том, что произойдет в ближайшие 12 месяцев, а не 12 лет, - говорит он. - Высокие цены на нефть позволяют ему держаться на плаву. Но выйдите в интернет и почитайте блоги. Средний класс устал от него. Он коррумпирован и неэффективен. Да, за ним стоят армия и полиция. Но то же самое было с Каддафи и Мубараком, и мы видели, чем все кончилось. Если на улицы Москвы выйдут полмиллиона человек, о полиции и армии можно забыть».

Родина – это Россия

Затем мы спрашиваем его, не стоит ли Западу изменить отношение к России, перекрыть кислород олигархам. «Нет, европейские банки очень довольны тем, что олигархи вкладывают деньги в Европе, а не в России. Мы всего лишь просим наказать причастных к преступной деятельности людей, конфисковать их визы и заморозить активы. С Россией можно делать бизнес, но не говорите, что Путин – демократ».

Кроме того, бывший чемпион мира нисколько не потерял своей способности бурно возмущаться. Когда мы замечаем, что его положение на российской политической сцене малозаметно, особенно с учетом того, что сейчас он проживает в Нью-Йорке, Каспаров буквально взрывается: «Что? Вы считаете меня настолько циничным, что я могу говорить о России и при этом не жить в ней? По большей части я нахожусь именно в России. Я много путешествую за границей. И если я живу в Нью-Йорке, то потому, что мои дети ходят там в школу». Что бы ни говорили, его родина, единственная родина - это Россия. Россия, которую он 25 лет представлял на всех шахматных турнирах планеты. До 31 мая в Москве будет проходить финал чемпионата мира между действующим чемпионом индийцем Вишванатаном Анандом и израильтянином Борисом Гельфандом. Тем не менее, Каспаров на нем не присутствует

«Они - не лучшие игроки», - говорит он с презрительной миной. Но возвращаться в спорт он не собирается. Единственный человек, с которым он еще садится за шахматную доску, это - его пятилетняя дочь Аида. Вместе с ней он пойдет в парижский «Диснейленд». «Я обещал», - говорит он вполголоса, словно извиняясь. Впервые за весь разговор он расслабляется, его взгляд становится мягче. Гнев уступает место меланхолии. На несколько мгновений Гарри забывает о Путине и о посредственностях, которые унаследовали после него чемпионские лавры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.