Семь лет назад в одном из отелей Москвы десяток сотрудников секретных служб подняли с кровати канадского адвоката Роберта Амстердама (Robert Amsterdam) и угрожали ему неминуемым арестом.

Его преступление заключалось в том, что он защищал врага номер один Владимира Путина – миллиардера-диссидента Михаила Ходорковского.

В настоящее время Ходорковский отбывает 13-летний тюремный срок после двух изнурительных – и широко критикуемых – судебных процессов по обвинению в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. А Путин в это время вступает в должность президента в третий раз, в то время как десятки тысяч протестующих требуют его ухода.

По словам Амстердама, судьба этих двоих символически отражает то, насколько Россия изменилась или не изменилась.

Он отмечает, что положительной стороной стала нарастающая волна протестов.

«Я действительно считаю, что мы наблюдаем сейчас то, как трескается лед, потому что люди начали открыто высказывать свое мнение, - заявил Амстердам, приехавший в Оттаву на этой неделе. - Произошли коренные перемены в тоне дискуссии».

А как насчет отрицательной стороны? «Никаких надежд» на перемены, пока Путин у власти.

С момента официального объявления о победе Путина на воскресных президентских выборах с результатом в 63% голосов сигналы, поступающие из Кремля, стали довольно мрачными.

ОМОН разогнал протестную демонстрацию после выборов, и сотни людей были арестованы.

В среду Путин намекнул на то, что бывший офицер КГБ Игорь Сечин – его называют «Дартом Вейдером», поскольку он является главой влиятельной кремлевской фракции бывших агентов разведки – будет играть ведущую роль в новой администрации.

Сечин руководил травлей Ходорковского, который сейчас находится в мрачной типично гулаговской исправительной колонии. Он выступал лично против уходящего президента Дмитрия Медведева, который руководит более либерально настроенными кадрами и который призывал к пересмотру дела заключенного в тюрьму миллиардера.

Медведев поручил комиссии при президенте изучить нарушения закона, имевшие место во время второго суда над Ходорковским. Ее критический доклад на 400 листах не был юридически обязывающим, а предложенные ей реформы вряд ли будут приняты, когда Медведев покинет свой пост.

Амстердам говорит, что ему «жаль» Медведева.

«Его друг Владимир плохо с ним обошелся, - сказал он.- Самой ужасной политической ошибкой целого поколения в России стало то, насколько цинично Путин говорил о передаче эстафеты (работы премьер-министра) Медведеву и своем возвращении на пост президента».

«Это по-настоящему задело многих людей и отчасти стало причиной протестов и того, что они до сих пор продолжаются. Если Путин хотел уничтожить людей вокруг Медведева – а я думаю, он этого хотел – он просчитался, потому что ему также был причинен косвенный ущерб».

Путин официально не объявлял о том, что Медведев займет пост премьер-министра, и некоторые близкие к уходящему президенту люди считают, что, если Сечин останется в составе кабинета, Медведев откажется от этой должности.

В любом случае это может означать еще много лет тюремного заключения для Ходорковского, ставшего героем для диссидентов, несмотря на то, что на заре своей карьеры он извлек огромную выгоду из развала советской системы. Его противостояние путинскому стремительному захвату власти и его состояние стали причиной жгучей ненависти со стороны лидера и многих лет тюремного заключения.

Амстердам, который больше не представляет Ходорковского, хорошо изучил жестокую сторону путинской России в 2005 году, когда он защищал бывшего главу нефтяной империи «Юкос».

«Людей (окружавших Ходорковского) задерживали и допрашивали. Мои друзья присылали мне электронные письма со словами “уезжай из России”… Я ждал, что меня арестуют».

В своем гостиничном номере в 2 часа ночи Амстердаму удалось избежать ареста, сделав звонки в Госдепартамент США и канадское посольство и пригрозив, что он соберет пресс-конференцию. Однако его заставили покинуть страну.

«Они вырвали страницу с визой из моего паспорта, - сказал он. - Мне стало ясно, что я никогда больше сюда не вернусь».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.