Воспоминания российского премьер-министра Владимира Путина об общественных акциях протеста против устоявшегося порядка стары и, скорее всего, неприятны.

В 1989 году Путин работал в Комитете государственной безопасности в Дрездене, в Восточной Германии. Он занимался вербовкой агентов. Вскоре после падения Берлинской стены, разъяренная толпа немцев осадила офис КГБ, который располагался рядом с офисом Штази, восточногерманской секретной полиции. Люди хотели получить данные об информаторах. Путин вышел к ним, заявил, что их офис не относится к Штази, а к Советскому Союзу, и что вооруженный человек будет защищать его. Некоторые отчеты говорят о том, что именно Путин располагал оружием. Когда кто-то из толпы с подозрением спросил у него про отсутствие акцента при разговоре на  немецком языке, Путин ответил, что работает переводчиком.



Путин сумел успокоить всех, толпа разошлась. Но Путин, который в начале дня позвонил в расположенную неподалеку советскую дивизию и получил ответ, что они не могут никак вмешаться, понимал, что развязка близка. Западная и Восточная Германии объединились в течение года, а сам Советский Союз распался вскоре после этого. Казавшийся вечным политический строй исчез, по большей части благодаря обычным гражданам, которые заполнили улицы и площади, требуя его исчезновения.

Сегодня, двадцать лет спустя, Путин столкнулся с меньшим по количеству, но таким же решительным движением за изменение России.

24 декабря десятки тысяч россиян вышли на московские улицы, протестуя против результатов парламентских выборов четвертого декабря, а бывший президент СССР Михаил Горбачев призывал Путина уйти в отставку, как он сам сделал когда-то. Та акция протеста последовала после первой демонстрации в начале месяца, на которой собралось около 50 тысяч человек, возмущенных выборами в Госдуму, в ходе которых международные наблюдатели отметили масштабные вбросы бюллетеней и другие нарушения.

Читайте также: Новый путинский вебсайт игнорирует протесты в России

Многие россияне опубликовали в сети видео зафиксированных инцидентов вбросов бюллетеней еще до начала голосования. Социолог центра «Левада», проводящий социологические опросы и исследования, Денис Волков заявил, что опросы центра зафиксировали «высокий уровень фальсификаций» в Москве. Видимо, в остальных регионах 99% избирателей проголосовали за путинскую партию «Единая Россия».

Но несмотря на обвинения в фальсификациях, «Единая Россия» пострадала от существенного сокращения поддержки, официально получив 49,6% голосов избирателей, что почти на 15% меньше, чем на выборах в 2007 году. Это стало сильным ударом для Путина, который выставил свою кандидатуру для участия в мартовских президентских выборах. Путин уже занимал пост президента с 2000 года по 2008 год. По данным Волкова, он продолжает оставаться самым популярным политиком в России, но уровень поддержки сокращается.

Результаты голосования и протесты являются не единственными признаками недовольства. Опубликованные в сети видео, насмехающиеся над Путиным и его партией, крайне популярны.  В ноябре Путин вышел на ринг в Москве, чтобы поздравить победителя боя,  и был громко освистан. Ничего подобного невозможно было себе представить еще несколько лет назад.

По мнению Дмитрия Тренина, директора Московского Центра Карнеги, российское население проснулось. «Последние 20 лет, с момента распада Советского Союза, внимание большей части россиян было направлено на частную жизнь. Они пытались выжить, они пытались начать жить лучше, или пытались эмигрировать. Что касается общественного, то эта сфера жизни была оставлена тем, кто был заинтересован в управлении при условии, что их правление предоставляло толику стабильности. Именно такой социальный договор характеризует путинское время».

Еще по теме: Протестующие в России не планируют останавливаться


Но теперь, этот социальный договор распадается. «Все больше и больше людей растущего среднего класса выходят из области личных интересов на площади. Вот какой процесс изменений мы наблюдаем в России», - считает Тренин.

Данное недовольство имеет несколько причин. Многие россияне разозлились, когда Путин и нынешний президент Дмитрий Медведев объявили, что Путин выставит свою кандидатуру для участия в мартовских президентских выборах, а Медведев займет кресло премьера. Для многих сложилось впечатление, что они между собой решили, кто будет управлять 140 миллионами человек. Но причины для возмущения кроются еще глубже.

«Это никогда не было бесконечным договором», - считает Клиффорд Гэдди, главный специалист в Brookings Institution, говоря о российском подразумеваемом соглашении предоставить Путину свободу действий для восстановления стабильности в России. «Они ожидали, что он добьется определенных вещей и создаст систему, которая будет предполагать альтернативу после него».

Россия является более безопасной и богатой страной, чем 15 лет назад. Высокие цены на нефть и газ в течение 2000-ых годов сильно способствовали этому. Популярность Путина сильно повысилась в результате короткой войны 2008 года с соседней Грузией. Помимо этого, при Путине развилась беспрецедентная коррупция. Он замедлил развитие российской демократии, стремясь усилить контроль над или вовсе уничтожить независимые СМИ и другие формы политического инакомыслия.

Россиян достали. На все меньшее число людей оказывают влияния заявления, что положение вещей сейчас лучше, чем было раньше. «Мы наблюдаем зарождение абсолютно нового поколения, поколения, рожденного после распада Советского Союза или хотя бы не имеющего воспоминаний о нем», - считает Николай Петров, сотрудник Московского Центра Карнеги.

Еще по теме: А что после протестов?

«Это ставит Путина в довольно сложное положение, потому что его послание в настоящий момент: «голосуй за меня, если не хочешь возвращения лихих и неспокойных 80-ых и 90-ых годов», - считает Петров. «Это может сработать с пенсионерами, но не работает со студентами или молодежью, так как они хотят чего-то в будущем и не желают боятся прошлого».

Лукан Уэй (Lucan Way), профессор политических наук университета Торонто, уверен, что политическая сила Путина гораздо более хрупкая, чем кажется. «Нет идеологии или жесткой организации, которая бы удерживала все», - считает он. «Режимы, существующие исключительно за счет покровительства, не базирующиеся на разделении по этническому принципу или идеологии, или революционной традиции, крайне подвержены неожиданным дезертирствам элит, что серьезно им угрожает».  Но оппозиция режиму не организована и не обладает лидером. «Оппозиция не объединилась вокруг оппозиционной фигуры. Оппозиция настолько разрознена, что это даже может сыграть Путину на руку», - считает Стивен Пайфер, старший сотрудник Brookings Institution.

Николай Петров обеспокоен тем, что без крепкой и хорошо функционирующей политической системы, которая бы позволяла законно протестовать, без жизнеспособных политических партий, которые бы выступали против Путина, разочарованные россияне могут превратить свою ярость в растущие протесты и социальные беспорядки. Он надеется, что вместо этого, люди направят свою энергию в строительство действительно демократического движения, которое вынудит российскую политику измениться. «Проблема не в том, чтобы заменить плохого царя на кого-то получше», - считает он. «Проблема в том, чтобы изменить всю систему, и не примерять на себя демократию раз в 10 лет, чтобы заменить царя, а на ежедневной основе».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.