О Владимире Путине можно сказать многое, кроме того, что он скрывает свои мысли и намерения. В прошлую пятницу  более ста тысяч человек вышли на демонстрацию, и единственное, что ему пришло в голову, было заявление о том, что они «бандерлоги и шарлатаны, оплачиваемые из-за границы». Случайность? Не думаю. Это единственное, чему его научили учителя из КГБ. Научили его там и многому другому, но эти «навыки» к языку  уже не имеют никакого отношения. Вот уже двенадцать лет Путин является главным человеком в России и, судя по его действиям, намерен таковым оставаться еще как минимум двенадцать лет. Он знает, как вершить власть, и хладнокровно принимает самые жестокие решения. Но все же ошибаются те, кто думает, что этой бесцеремонности, самоуверенности, граничащей с безжалостным цинизмом, он обучился за последние годы.

Политическое становление Путина происходила в одном из самых зловещих и жестоких учреждений Советской власти. Как и большинства его сподвижников и помощников, а также основных политических и хозяйственных руководителей бандитского российского капитализма, одним из самых убежденных защитников которого он является.

Читайте еще: "Ни шагу назад"? СМИ о том, как Путин ответил на протесты

Путин научился всему, что умеет, при советской власти. Это она научила его плести интриги, искусству организации заговоров. Советская власть наделила его параноидальными личностными качествами, она же подготовила его к тому, чтобы убивать от имени истории, дела или исходя из своего исключительно личного интереса. Он и его сподвижники – отнюдь не могильщики коммунистического режима, а те, кто его пережил. Как сказал Александр Солженицын, «Часы коммунизма остановились. Но сама его конструкция еще не упала, поэтому мы должны попытаться спастись, чтобы не быть погребенными под ее обломками». Возможно, когда-то коммунизм был в России неким высоким идеалом или добродетельным вдохновением. Именно когда-то и очень давно. потому что со времени прихода к власти Сталина коммунистический режим в СССР превратился в жестокую машину смерти, эксплуатации и гнета. Этот жуткий кошмар не дал истории XX века ничего. Его вклад в развитие личностных качеств человека и человечества можно считать равным нулю. Он не дал миру ни поэтов, ни художников, ни музыкантов, ни ученых. Те, кто обладал какими-то способностями, вскоре пополнили ряды диссидентов, отправились в лагеря на принудительные работы или оказались в психлечебницах.

В этой обстановке, насквозь пропитанной духом тоталитаризма, единственное, что расцвело пышным цветом, была шпиономания, доносы и разработка новейших видов вооружений. Не случайно поэтому, что те люди, которые способствовали либерализации системы или ускорили ее крах, вышли из недр спецслужб. К этой категории относятся Горбачев, Ельцин и Путин. Они не единственные, но их больше всего знают.



Может, кто-то скажет, что несправедливо называть Путина коммунистом, потому что сейчас он придерживается совершенно противоположных взглядов. Я с этим не согласен. Если рассматривать коммунизм как идеал солидарности, социально-историческую теорию и практику, направленную на освобождение человечества, то становится ясно, что Путин не имеет с этим ничего общего, но тогда возникает следующий вопрос: Соответствовал ли этому коммунистическому идеалу СССР времен Сталина и Брежнева? Ответ будет отрицательным. Опыт СССР был не более, чем опытом тоталитарного государства, принесшим в жертву ХХ веку около ста миллионов человеческих жизней ради набора демагогических фраз, в которые в последние десятилетия его существования в первую очередь не верили его же руководители.

Горбачев начал перестройку не от хорошей жизни. У него просто не было иного выхода. Перестройка была одним из возможных выходов из положения для приговоренного к смерти режима. В самом деле, к 1990 году СССР проиграл соревнование с капитализмом не только в военной и экономической областях, но проиграл также и соревнование в сфере культуры. А это уже было моральное поражение. Капитализм нанес поражение коммунизму в полном смысле этого слова, однако главное поражение произошло, когда руководители советского государства перестали верить в те ценности, которые они провозглашали. Когда это произошло? Точную дату этого установить непросто, потому что это был целый исторический процесс. Но очевидно одно: со второй половины двадцатого века кремлевские властители верили только в силу власти, причем власти в ее самых грубых и бесчеловечных формах.

Читайте еще: Путин меняет команду

Переход от коммунизма к капитализму не стал большой личной трагедией для людей, подобных Путину, Суркову или Петрошенко. Деятели партийной номенклатуры не чувствовали, что предают какие-либо идеалы, когда захватывали государственные предприятия и в одночасье становились мультимиллионерами. Так называемая русская мафия зародилась в недрах Советской власти. Именно находясь в рядах КПСС они научились всем гангстерским замашкам.



Именно в эти дни исполняются двадцать лет со дня крушения советского строя, самого важного исторического события двадцатого века. Для многих историков оно знаменовало собой окончание двадцатого века. Именно в связи с состоявшимися в декабре массовыми акциями протеста против подтасовок результатов думских выборов нынешней властью восьмидесятилетний Горбачев заявил, что посоветовал бы Путину «уйти сейчас; два срока в качестве президента и один в премьерском кресле вполне достаточны. Пора уйти и дать место другим».

Заявить подобное аппаратчику, воспитанному в духе сталинских традиций – приблизительно то же самое, что нажить себе смертельного врага. За гораздо менее жесткие заявления была убита журналистка Анна Политковская, убийцы которой до сих пор не найдены. Подобная судьба постигла и Александра Литвиненко, посмевшего выступить с критикой власти. Даже такому монстру как Путин будет непросто свести счеты с Горбачевым, но заявления его главного советника не оставляют ни малейшей тени сомнения относительного того, что думают эти господа. «Бывший лидер огромной страны, которую он, по сути, и привел к краху, предлагает уйти другому человеку, который как раз избавил Россию от подобной участи».

Яснее, как говорится, не скажешь. Путин и его подручные готовы идти до конца. Опять ставится извечный вопрос о защите имперской России. России Петра Первого, династии Романовых и Сталина. А коммунизм? А капитализм?, спрашивают идеологи. По всей видимости, ответ прозвучит так: «Господа, только не спрашивайте глупостей, ради Бога, у нас ведь тут серьезный разговор».

Еще по теме: У Владимира Путина прямо по курсу шторм


Выборы президента России назначены на 4 марта, и нет признаков того, что они пройдут нормально. Большое количество граждан участвует в демонстрациях и митингах протеста, требуя отмены результатов думских выборов, состоявшихся 4 декабря, демократизации государства и ухода со своих постов тех, кто  должен уйти. И кто же они, участники этих уличных шествий? Студенты, представители интеллигенции, политические диссиденты, вялый средний класс. Путин наблюдает за этим уличным действом, выжидая, что демонстранты потеряют чувство здравого смысла и перейдут в наступление. На этом этапе игры его уже ничто не удивляет и не волнует. Он объявляет выборы, но не верит в них. Он никогда в них не верил. Время от времени у него прорывается слово демократия, но его убеждения в этой области такие же, какие у него были по отношению к Советской власти. Он не верит в демократию, но при этом знает, что население страны составляет 140 миллионов человек, и глубинная Россия его поддерживает. Это та самая Россия, которая поддержала Брежневу и в течение десятилетий терпела Сталина. Тех, кто его поддерживает, мало интересует, что их предки терпели голод и лишения, подвергались репрессиям и использовались как  рабская рабочая сила. Им все равно. Они обожают посвист хлыста. Того самого хлыста, которым их стегали цари, Сталин и вот теперь Путин.

А что, среди них нет никаких различий? Конечно, есть и даже очень много. Но ведь общеизвестно, что в России всегда соседствовали свет просвещения и мрак азиатского варварства. Лев Толстой описал это противоречие в своих волнующих и прекрасных произведениях. Нечто подобное, но уже в ином свете описал Александр Солженицын: «Для нас коммунизм это сдохший пес, но на Западе это пес, который еще жив». Дело в том, что Россия была загадкой в прошлом и остается ей сейчас. «Все возможно, но только не то, что Россия изменится», - сказал более ста лет тому назад Оскар Уайльд. «Россия — это загадка, упакованная в тайну, спрятанную в непостижимость», - сказал со свойственной ему проницательностью Уинстон Черчилль.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.