«Вы предпочитаете нынешнюю систему или социалистический строй советского образца, при котором выросли?» Этот вопрос я задала несколько месяцев тому назад представительнице творческой интеллигенции, проживающей в настоящее время в воссоединенной Германии. «Я предпочитаю нынешнюю систему всего лишь из-за одного: свободы. Но капитализм – это нечто жестокое. Это закон сильнейшего, и тот, кто не в состоянии выжить, обречен».

Эти слова в наиболее общем виде отражают ощущения тех, кто пережил социализм, затем перестройку, которая 20 лет назад закончилась распадом СССР. Но причиной этого стал не сам процесс обновления, а ненависть и предательство по отношению к тому, кто его возглавлял: Михаилу Горбачеву. А также, считают другие, отсутствие у него (Горбачева) необходимой изворотливости и хитрости, чтобы действовать в столь грозовые времена.



Но все же, как мне представляется, те, кто изучал дела и инициативы этого лидера-реформатора, а также знает, в каком бедственном состоянии находилась экономика СССР 20 лет тому назад, должны согласиться с тем, что Горбачев был и остается демократом-революционером и сторонником ненасильственных действий. Если бы он остался у власти, то СССР пошел бы по иному пути развития. Страну привели к краю пропасти жажда власти отдельных лиц, таких как Борис Ельцин. Что же мы в итоге имеем? 20 лет прошли впустую или с пользой?


Читайте еще: Гибридные демократии

В России я столкнулась с действительностью, которая бросается в глаза. Крайности, которые порождает капитализм со своим законом сильнейшего, а именно огромное количество бедных и пенсионеров, влачащих нищенское существование (22 миллиона человек) и слой нуворишей, многие из которых весьма уютно ощущали себя в прежней системе, занимали номенклатурные должности и с наступлением эру капитализма воспользовались возможностью приобрести по смехотворной цене предприятия и иную собственность (в России 79 мультимиллионеров; в Нью-Йорке – 58). Ввиду незавидного экономического положения не стоит удивляться тому, что у себя на родине Горбачев отнюдь не пользуется популярностью, особенно среди людей старшего возраста и пенсионеров, которые заявляют, как сказал мне один водитель автобуса: «Уважаемая, здесь нет будущего, есть лишь нищета для большинства и богатство для немногих».

Его слова заставили меня вспомнить одну картину, картину, которая навсегда останется в моей памяти. Только что пала Берлинская стена. На одной из железнодорожных станций по маршруту Берлин-Прага в витрине бара, на ткани небесно-голубого цвета, которыми обычно украшают алтари в мае в честь Девы Марии, стояла бутылка Кока-Колы. Наверняка она оказалась здесь впервые. Это был своего рода символ, надежда, ожидание…  А по улицам, между тем, все еще расхаживали полицейские с овчарками, вселяя ужас в прохожих. Они проверяли паспорта.

Еще по теме: Право России на демократию


К концу декабря 2011 года, 20 лет спустя, во что вылились надежды? Та же самая маска, что и на лицах «возмущенных» в Европе и Америке. Российское население испытывает те же самые чувства в связи с тем, что капитализм не решил их проблем. Но, что особенно ужасно, демократия, ради которой и затевалась вся эта возня, оказалась под угрозой. Премьер-министра Владимира Путина обвиняют в том, что он не дает стране двигаться в сторону современно демократии.

Россия теперь открытая страна. Колумбийцы, например, могут въезжать в  нее без визы. Но все равно вести здесь себя надо осторожно, потому что прошлое все еще дает о себе знать. Особенно боятся люди говорить, когда в ресторане к ним подсаживается журналист и начинает расспрашивать о существующей действительности. Тогда они переходят на шепот или вообще молчат. «Здесь Вам Россия, а не Европа или Америка. И меня не интересует, что по Вашим визам в США, Великобританию и Евросоюз, вклеенным в Ваш старый паспорт, Вы въезжали в эти страны. Здесь российская виза должна стоять в новом паспорте, и все», сказал мне год назад один государственный служащий, продержавший меня более 6 часов в холодной комнате и уже собиравшийся меня выдворить из страны, поскольку моя въездная виза в Россию (в полном порядке и действительная) была вклеена в другой паспорт, который я только что обменяла, поскольку срок его действия истекал.

Читайте еще: Постсоветский реликт и его демократический шанс


В связи с экономическим кризисом в России, защитники социализма по Чавесу бойко заявляют о том, что они правы в своем стремлении насадить в Латинской Америке псевдокоммунистический режим, при котором экспроприация, отсутствие свободы прессы и запрет на частное предпринимательство и, что еще хуже, на право решать, где учиться, жить, как жить и как умирать – являются чем-то само собой разумеющимся. Какой смысл было выслушивать им свидетельства тех, кто жил за железным занавесом, чтобы узнать, что такое гнет системы и всеобщая бедность, смотреть на обшарпанные постройки, видеть тоску и безнадежность в глазах молодежи и спивающихся представителей старшего поколения? Я наблюдала все это, когда произошла бархатная революция.

Решение состояло не в насаждении коммунизма, когда власти предержащие подавляли все и делали то, что им приходило в голову. Выход из создавшегося положения заключался в построении истинной демократии и создании такой справедливой экономической модели, которой, к сожалению, не было создано ни в России, ни в Америке, ни в Колумбии.


Давайте же мы, латиноамериканцы, не будем обманывать себя: распад СССР, при всех нынешних разочарованиях, произошел не напрасно. Он доказал, что без свободы мир не может двигаться вперед и что –как при коммунизме, так и при капитализме- экономическая власть, не уважающая нормы закона этические принципы, всегда несла беды человечеству, так и нашедшему своего пути.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.