Многие западные политики с большим подозрением относились к российскому премьер-министру Владимиру Владимировичу Путину с того момента, как он впервые появился на российской политической сцене в 1999 году.

Это не удивительно, учитывая его прошлое в КГБ, хотя те, кто обладают лучшей памятью, вспомнят, что Юрий Андропов был выходцем из той же организации, и что Запад, хоть и неохотно, но нашел способ работы с ним.

В то время как худшие стороны холодной войны ушли в прошлое с мирным распадом СССР в 1991 году, 20 лет спустя попытки вычислить кремлевскую политику остаются по-прежнему жизненно необходимыми, а «эпоха Путина» предоставила корм вашингтонскими аналитикам, столь отчаянно старавшимся сохранить свои рабочие места.

Является ли Путин демократом?

Сталинистом?

Или что-то среднее между ними?

Делайте ваши ставки.

Абсолютно точно то, что, после недавнего объявления о том, что нынешний президент Дмитрий Медведев не будет участвовать в следующих президентских выборах, Путин является наиболее вероятным кандидатом на пост президента РФ, и, так как президентский срок увеличен до шести лет, западным правительствам, скорее всего, придется научиться жить с ним в качестве лидера российского государства до 2026 года.

Но один аспект, ускользавший от многих вашингтонских мужей с 1991 года, заключается в том, что: 1) в России появилась какая-никакая свободная  - особенно по сравнению с плохими прошлыми временами Советского Союза – пресса; 2) Путин действительно популярен среди большинства россиян, что для многих западных либералов более чем немного раздражительно.

Но если вернуться к основам, то Путин олицетворяет сознание того, что стало слишком поздно понятно в СССР, лишь с приходом Горбачева – силу СМИ.

В странной перестановке восприятий, в то время как Горбачев, в целом, игнорировал общественное мнение  в стране, культивируя на Западе имидж человека, «с которым можно вести дела», цитируя Маргарет Тэтчер, Путин перевернул аспект СМИ, обращаясь к своим избирателям и в основном игнорируя отношение западных стран.

Соответсвенно оскорбленные, западные СМИ нападают на Путина, высмеивая его попытки выстроить образ мачо а-ля Индиана Джонс, катающегося на лошади с голым торсом сквозь сибирские реки, занимающегося карате и прочее, прочее, прочее.

Но существует другая аудитория для путинской бравады, о которой Запад в лучшем случае имеет смутное представление - постсоветское пространство. И именно в этом пространстве его попытки имеют больший резонанс, чем большая часть западных наблюдателей может понять.

В мае 2005 года президент Путин заявил россиянам, что распад СССР «является величайшей геополитической катастрофой века», оставив жителей остальных 14 стран, которые образовались из руин союза, гадать, что же он имел в виду.

Четвертого октября Путин предложил бывшим республикам СССР создать Евразийский Союз, в статье, которая обозначила его первую позицию в области внешней политики по мере того, как он готовится вернуться в президентское кресло. Организация должна быть основана на нынешнем Таможенном союзе с Белоруссией и Казахстаном, согласно которому с 2012 года начнут отменяться все преграды для свободного передвижения рабочей силы, капитала и торговли между тремя странами.

Не стоит говорит, что предложение Путина всколыхнуло консерваторов по всему миру, верящих в то, что он пытается тихо воссоздать СССР.

Менее эмоциональный взгляд на предложение Путина покажет, что его предложение содержит больше, чем просто толику здравого смысла.

Во-первых, исключая экономистов советского времени, мало кто понимает, что распад СССР разделил страну, где экономическое развитие было завязано на союзе целиком, а не на составляющих его республиках. Для примера: все электрические счетчики производились в Литве, потому, после 1991 года, казаху, россиянину, азербайджанцу  или киргизу, строящему здание и желающему узнать расход электричества, пришлось иметь дело с Литвой.

Учитывая, как ресурсы, природные и произведенные человеком, распределялись по СССР, распад страны привел к последствиям, с которыми до сих пор приходится иметь дело.

Во-вторых, довольно странно, что западные капиталисты, ярые защитники «свободной торговли», видят темный замысел в предложении Путина, ведь Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА)и Европейский Союз устроены по похожему принципу. В НАФТА Соединенные Штаты являются доминирующей силой, а Германия занимает похожее положение в ЕС, хотя никто не говорит, что они стремятся доминировать над остальными странами.

Последнее, но не менее важное,состоит в том, что для большинства стран постсоветского пространства, включая территории бывшего советского влияния в Восточной Европе, исключая Азербайджан, Казахстан и Туркмению, Российская Федерация остается доминирующей энергетической сверхдержавой в Евразии. Только Азербайджан смог выкрутится из тесных объятий Москвы из-за экспорта энергии на Запад.

И даже эти страны подвергаются давлению со стороны России, как показала короткая российско-грузинская война в августе 2008 года.

Экономическая интеграция ЕС вряд ли привела к росту военного напряжения между странами ЕС, согласно этому, западные наблюдатели должны, по крайней мере, применить выжидательное отношение к предложению Путина, так как более тесная экономическая интеграция может быть выгодна для многих бывших республик СССР, которые поддержат его предложение.

Но, в конце концов, западное негативное отношение к предложению может основываться на опасениях, что западные инвесторы могут увидеть изменения в динамике игрового поля постсоветского пространства. Показательным примером станет Казахстан, чей бурно развивающийся в последние 20 лет энергетический сектор привлек более 120 миллиардов долларов иностранных инвестиций, и чей президент Нурсултан Назарбаев выразил поддержку «союзу».

Одно из самых разительных изменений на постсоветском пространстве – рост национализма, и в словах Путина мало что указывает на то, что он стремится послать российские танки для подтверждения контроля Кремля.

Иногда, цитируя Зигмунда Фрейда, сигара это просто сигара, а таможенный союз - это просто таможенный союз. У Москвы помимо западного капитализма есть другие незваные гости, о которых стоит беспокоиться,  например, Китай, с которым даже кремлевский ковбой не придумал, как совладать.

Если последние 20 лет и показали что-то, то это факт, что новые страны, возникшие из остатков СССР, предпочитают сотрудничать с ЕС или, что лучше, с США, но ЕС заинтересован исключительно в их энергетических запасах, а США заинтересованы в покупке всего, что  можно,  к тому же ведя запугивающие лекции о правах человека.

Ведь Москва, в конце концов, является уже известным им дъяволом, а у Пекина – юани, а не доллары.

Тяжелый выбор.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.