Произошедшая на прошлой неделе отставка российского министра финансов Алексея Кудрина была основана на глубоко укоренившихся разногласиях с президентом Дмитрием Медведевым по поводу растущих оборонных расходов Кремля. Однако новый глобальный экономический спад и слабость, которую Владимир Путин испытывает к модернизации стратегического ядерного арсенала России, вероятно приведут к возвращению Кудрина.

Москва хочет провести десятилетнюю программу модернизации вооруженных сил, которая обойдется России около 22 триллионов рублей (683 миллиарда долларов). Целью программы является замена к 2020 году 80% российских вооружений, большинство которых остались с советских времен. В одном лишь этом году на военную реформу было выделено почти два триллиона рублей (62 миллиарда долларов), или около 19% российского бюджета.

Вслед за отставкой Кудрина и в попытке подчеркнуть решимость правящего тандема провести дорогостоящую программу реформ, президент Медведев посетил стратегические военные учения «Центр-2011» в Челябинске и заявил: «Мы не можем обойтись без расходов на оборону. Причем расходов, достойных Российской Федерации. Не какой-то там «банановой республики», а именно Российской Федерации — очень крупной страны, постоянного члена Совета безопасности, обладающей ядерным оружием».

Занимательно, что, привлекая внимание толпы военных к величию России, Медведев, тем не менее, не упомянул обычные вооруженные силы страны в качестве фундамента глобального статуса России. Но это и не удивительно, учитывая тот факт, что ядерные ракеты являются главным столпом реального и кажущегося статуса и безопасности России, и поэтому являются ключевым компонентом продолжающейся реформы.

Прежде всего, Москва планирует закупить межконтинентальные баллистические ракеты РС-24 и до сих пор испытывающие проблемы при запуске с подводных лодок ракеты «Булава». И про те, и про другие много говорится, что они способны противостоять системам противоракетной обороны США и НАТО. В действительности, согласно официальным данным, доля современных вооружений в стратегических ядерных силах России уже составляет около 20%, в то время как в обычных войсках не превышает 10%.

Однако обеспокоенность Кудрина расходами на оборону может оказаться обоснованной. В то время, как российские оборонные расходы резко растут, мировая обеспокоенность новым глобальным экономическим спадом привела к оттоку капитала с развивающихся рынков вроде России. Новая рецессия приведет к снижению цен на нефть, что уменьшит бюджет Москвы и окажет понижающее давление на и без того тонущий рубль. Не обращая внимания на туманные перспективы, Кремль настаивает на проведении своей дорогостоящей программы модернизации вооруженных сил.

Учитывая, что доходы от налогов на продажу энергоресурсов составляют около 50% доходов федерального бюджета, и тот факт, что для бездефицитного российского бюджета требуется, чтобы цена нефти составляла 125 долларов за баррель, падение мировых цен на нефть может охладить страсть Москвы к оборонным расходам. В действительности, если склонность Москвы к расходам никуда не денется, в будущем году Кремлю понадобится еще более высокая цена нефти, чтобы сбалансировать свой бюджет, а возможно, что придется даже воспользоваться созданным Кудриным Стабилизационным фондом, чтобы смягчить неблагоприятные удары глобального кризиса.

Тем не менее, как уже давно делается в России, столкнувшись с бюджетными ограничениями, Путин выберет вариант обороны России «по дешевке», что означает готовность пожертвовать расходами на обычные вооруженные силы страны в пользу модернизации ядерного арсенала.

Однако, не должно удивлять, что Путин держит своего давнего друга Кудрина поблизости, как минимум, для того, чтобы успокоить инвесторов. После того, как в роли министра финансов он 11 лет стабильно и предсказуемо управлял экономикой и заслужил всеобщее уважение за свою позицию по бюджетным расходам, Кудрин останется руководить Национальным банковским советом, консультационным органом Центробанка. В следующем году, когда Путин вновь станет президентом, Кудрин, вероятно, будет повышен до главы Центробанка.

Но по мере того, как шатается глобальная экономика, нужда Путина в уверенной руке Кудрина будет расти. Хотя экономика это не та область, в которой Путин разбирается, или которая ему особо интересна, стабильная экономика и уверенность, которую она подарила за последнее десятилетие россиянам, стали ключом к узакониванию его правления. На самом деле, вполне вероятно, что в попытке стабилизировать российскую экономику так же, как он сделал это после дефолта 1998 года, Кудрин со временем вернется в кресло министра финансов или даже будет назначен Путиным премьер-министром – такой схемы тандема Кудрина добивался давно.

Если Медведев был путинским реформатором, то Кудрин может проявиться как его спаситель, особенно, если новый глобальный спад лишит Путина авторитета в глазах граждан. В свою очередь, в качестве следующего премьер-министра при новом президенте Путине Медведев, вероятно, станет козлом отпущения за непопулярные внутренние реформы, необходимые для того, чтобы удержать Россию наплаву.

Однако возвращение Кудрина вряд ли приведет к значительному сокращению российских оборонных расходов. Если произошедшая на прошлой неделе ссора Кудрина и Медведева свидетельствует о чем-то, так это о том, что Путин, вероятно, будет противостоять попыткам ограничить его дорогостоящую страсть к ядерной модернизации, так как ядерное оружие слишком важно для статуса мировой державы России и для возможности бросать вызов системам ПРО США и НАТО. Если Кудрин сможет с этим примириться, Путин примет его назад с распростертыми объятиями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.