Владимир Путин и Дмитрий Медведев обменяются должностями после будущих президентских выборов в марте 2012 года. Первый в очередной раз станет президентом, тогда как второму достанется кресло премьер-министра. Несмотря на бесспорную популярность в России, эта парочка выглядит по меньшей мере странно в глазах западного человека...

Atlantico: Владимир Путин вновь станет главой президентом России, тогда как нынешний глава государства Дмитрий Медведев будет назначен премьер-министром. В чем политический смысл этой договоренности?


Жан-Сильвестр Монгренье (Jean-Sylvestre Mongrenier): Это соглашение представляет собой реальное отражение этого политического режима, который можно определить как наследственный авторитаризм, и ограниченности переходного периода (то есть политической либерализации постсоветских времен). Речь по сути идет об обратном сценарии по сравнению с событиями 2008 года, когда Медведев заменил Путина на посту президента, а сам Путин вновь стал главой правительства (он уже был им в конце ельцинской эры в 1999 году). Медведев же хоть в глубине души и надеялся выставить свою кандидатуру, прекрасно понимает, что Путин - это «альфа-самец» в тандеме.

Искушенные в российской политической жизни наблюдатели уже не первый год утверждают, что главная задача Медведева - это позволить Путину удержать в руках власть. Разумеется, у него должно быть возникло желание заявить о себе, однако существующее соотношение сил на уроне состоящего из силовиков и олигархов российского руководства складывается в пользу Путина.

Таким образом, возвращение Путина в Кремль было ожидаемым, и удивительно в первую очередь то, что Путин запланировал простую смену ролей, когда Медведев вновь становится премьер-министром. В результате на вооружение был принят самый «грубый» сценарий. Действительность пошла дальше фантазий. Все это - серьезное отступление от норм конституционно-плюралистических западных режимов.

- Как объяснить такую ситуацию?

- Это прямое проявление наследственного авторитаризма. В такой авторитарной системе существует определенная доза личностных свобод. Если человек соглашается ограничиться своей личной жизнью и отказаться от противоречащей линии власти гражданской позиции, эти свободы работают. Все это до мелочей напоминает советскую эпоху.

Тем не менее, когда речь заходит о свободном участии во власти и выборе руководства, свобода действий гражданина очень сильно ограничена (мягко говоря). Несколько завороженных таким типом власти наблюдателей утверждают, что россияне сами этого хотят. Но что вообще нам об этом известно? С учетом всех игр власти, давления на СМИ и невысокой достоверности опросов мы не можем с уверенностью утверждать, чего хотят россияне. Кроме того, свобода - это не то, что можно измерить исследованиями и опросами.

Несмотря ни на что, возможность возникновения протестного движения в России исключать нельзя. Не стоит чересчур увлекаться эссенциалистскими или культуралистскими схемами и утверждать, что Россия неизбежно на долгие годы или даже навечно обречена на авторитаризм. В истории нас нередко поджидают сюрпризы (стратегические или какие-либо еще). События в арабском мире служат отличным тому подтверждением, даже если в итоге все выйдет не так, как мы надеемся (но это уже другая история).

- То есть Владимир Путин сможет управлять страной до 2024 года...

- После прихода Медведева на пост президента Конституция была изменена, чтобы, как тогда поговаривали (и оказались правы), подготовить возвращение Путина. Два первых мандата Путина были четырехлетними (2000-2004 и 2004-2008). После внесенных в 2008 году поправок в конституцию с 2012 года страна переходит на шестилетние президентские сроки. Таким образом, можно предположить, что Путин получит третий, а затем и четвертый мандаты по шесть лет. То есть 2024 год - это вполне вероятный отрезок с учетом установленных сроков.   

- Медведев не является членом путинской партии «Единая Россия». Может ли это помешать ему в роли премьер-министра?

- В целом система крайне непрозрачна и в основном опирается на подковерные игры сторонников и равновесие олигархических кланов, о которых нам практически ничего не известно. Таким образом, не стоит считать, что Медведев автоматически станет премьер-министром при Путине, пусть даже это и наиболее вероятный сценарий. В конечном итоге все зависит от доброй воли Путина, а не депутатов «Единой России», пусть даже ему и приходится принимать во внимание вышеупомянутые «игры».

Подчеркну, речь не идет о неком эквиваленте британской парламентской системы. Медведев не окажется во главе правительства по добровольному решению парламентского большинства, как это происходит в Англии. Партия «Единая Россия» подчиняется приказам Путина, и ее депутаты исполнят его волю. Наконец, не забывайте, что и сам Путин не входит в «Единую Россию».

- Владимир Путин популярен в России, но непопулярен на Западе. Как это объяснить?    

- Нам говорят, что он пользуется популярностью в России, но как можно интерпретировать эту информацию, зная, что СМИ находятся либо под контролем, либо давлением власти? В таких условиях нельзя исключать, что идеальный тип homo sovieticus снова станет частью российской действительности. 

- Homo sovieticus?

- Александр Зиновьев составил социологический потрет коммунистической России своей эпохи и создал в процессе выражение «homo sovieticus». Тем самым он намеревался показать ошибочность чересчур романтического взгляда на советских диссидентов, которых на Западе неизменно воспринимали как глас отчаянно стремящегося избавиться от коммунизма русского народа. Он настаивал на существовании советского конформизма, а также сформировавшихся в СССР социальных патологий.

Вполне вероятно, что коммунистическая идеология и принятая в советскую эпоху модель власти сформировали менталитет некоторых россиян: часть населения стремится к так называемой сильной и стабильной системе, за которую выступает Владимир Путин («управляемая демократия» и «вертикаль власти»). Но опять-таки давайте избегать обобщений. Немало россиян контактируют с Западом и обеспокоены таким не слишком удачным «ремейком» брежневской системы. Что касается западных лидеров, им пора прекратить говорить о «перезагрузке» и «партнерстве» и начать называть вещи своими именами. Все очень просто. По аналогии с религией, в политике правда - сильнейшее оружие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.