«Нас ничто не остановит…Все в порядке, командирский голос еще не потерян», - самодовольно улыбался Владимир Путин, стоя за треугольной трибуной на фоне экрана с развевающимся российским флагом, где за несколько минут до него Дмитрий Медведев объявил, что поддерживает бывшего и будущего президента и просит дать ему мандат, на основании которого Путин сможет править страной до 2024 года. Аудитория, состоявшая из делегатов «Единой России», являющейся его монопольной партией власти, захлопала, как на былых партийных съездах, и аплодисменты перешли в бурную овацию.

Чем дальше вы находитесь от Москвы, тем менее неожиданным и важным кажется этот выбор. Но московская элита вот уже год с лишним обсуждает, строит предположения и деятельно анализирует эту тему на страницах газет и в кофейнях. Дошло до того, что неопределенность по поводу Путина-Медведева получила совершенно простое название – «Вопрос». Благодаря смеси из кремлевского балагана лицемерия и реальных, необходимых дебатов казалось, что существует настоящий вопрос – по форме и содержанию, и что в этом вопросе о том, кто будет баллотироваться, многое поставлено на карту. На Путина и Медведева смотрели как на две стороны одной медали. Последний казался каким-то несоветским и раскованным, а его второй президентский срок был важен для нормализации страны. В авторитарном государстве даже такие маленькие отличия имеют большое значение.

Несмотря на многочисленные признаки, свидетельствующие об обратном, малочисленная, но влиятельная либеральная элита России все больше возлагала надежды на то, что Медведев останется, и поддерживала его. Ведущие банкиры, лидеры оппозиции и журналисты – все уверенно заявляли, что важные тенденции требуют сохранения президентской власти в руках Медведева. Они вели речь о необходимости улучшения отношений с Западом для увеличения притока иностранных инвестиций и приобретения жизненно важных технологий.

Зимой 2010 года возникли разговоры о расколе в Кремле. Отставка Юрия Лужкова, разногласия по поводу ливийской интервенции, а также вывод руководителей министерств из состава правлений госкорпораций были истолкованы как сигнал о том, что вариант Медведев 2.0 вполне возможен. Многие российские либералы выпили слишком много вина марки «выдача желаемого за действительное» и поддались иллюзорной идее о реальной гонке. Вот почему, когда в эти выходные из колоды вынули козырь Путин 3.0, возникло такое мощное разочарование. «Да уж, нет повода для радости, - написал в Твиттере экономический советник Медведева Аркадий Дворкович. - Самое время переключиться на спортивный канал!» Это решение стало явным поражением для российских либералов (которые не являются демократами), а также для политики ЕС, заключающейся в молчаливой поддержке Медведева и его советников.

Ближайшая перспектива – нейтральная

В ближайшей перспективе выборы в политическом плане никак не отразятся на отношениях между Россией и ЕС. Путин одобрил все основные политические решения, принятые во время медведевской интермедии, и нынешнее сближение мало чем отличается от первоначальной Westpolitik, которую Путин проводил с 1999 по 2003 год. Дело в том, что за этим геополитическим потеплением скрываются новые экономические потребности России. Хотя лозунги модернизации провозглашал Медведев, она всегда была совместным проектом, хотя и с разными акцентами. Надо ждать новых мегапроектов, в которых будет меньше Твиттера, но генеральная линия останется прежней. Чиновники парализованы неопределенностью по поводу кандидата, а это значит, что в будущем году можно также ждать всплеска бюрократической активности.

К счастью для ЕС, российское правительство больше озабочено экономическими проблемами после кризиса (и докризисными тоже), чем демонстрацией своего влияния на международной арене. Москву тревожит незначительный приток иностранных инвестиций и долгосрочных капиталовложений, отток капитала, достигший в 2010 году 70 миллиардов долларов, низкие темпы роста и десятилетняя перспектива стагнации в области нефтедобычи. Доходы от продажи углеводородов обеспечивают 44% поступлений в российский бюджет, который может стать бездефицитным только при цене в 110 долларов за баррель. Поэтому Москве крайне важно начать освоение новых запасов. У России в настоящее время нет современной техники и технологий бурения, чтобы обеспечить достижение этой цели. Поэтому Москва пытается создавать партнерства и осуществляет закупки в западных странах. «Эти новые технологии могут прийти только из одного места – с Запада, - заявил бывший министр иностранных дел Игорь Иванов во время состоявшейся на этой неделе дискуссии в Европейском совете по международным отношениям (European Council on Foreign Relations). – И все в правительстве с этим согласны». Путина также должна сдерживать необходимость успешно организовать и провести зимнюю Олимпиаду в Сочи в 2014 году, чемпионат мира по хоккею в 2016-м и чемпионат мира по футболу в 2018 году.

Однако возвращение Путина не обеспечит тот позитивный политический разворот на 180 градусов, который нужен инвесторам. Он вряд ли вернется к консервативному бюджетному курсу  своего первого правительства, который помог обеспечить экономический успех в 2000-х годах. Сегодняшняя тенденция увеличения государственных расходов скорее всего сохранится. За последние 10 лет число чиновников увеличилось на 66 процентов, а расходы государства в настоящее время составляют около 40% ВВП.

Ключевым событием стала вчерашняя отставка пользующегося большим авторитетом министра финансов Алексея Кудрина, который отказался работать в кабинете под руководством Медведева. Это напугало инвесторов даже больше, чем понижение в должности Медведева. В такой ситуации возможны и другие отставки. Кудрин проработал на посту министра финансов 11 лет, и ему ставят в заслугу сокращение российского долга и умелое руководство финансами страны в разгар кризиса. Кудрина любят иностранные инвесторы и Запад. Многие считают его гарантом макроэкономической стабильности. Его уход (правда, многие официальные лица, в том числе, олигарх-миллиардер Александр Лебедев, полагают, что он может еще вернуться, скажем, на пост главы центробанка) многие рассматривают как открытие шлюзов той политики, против которой выступал Кудрин. Это превышение расходов над доходами, увеличение иностранных займов, рост расходов на оборону и социальные нужды в рамках дальнейшего расширения «государственного путинизма». Кремль хочет проводить модернизацию, однако структурное сползание в сторону замедленного роста и налогово-бюджетной неустойчивости продолжается, что ведет к уменьшению ресурсов на нужды внешней политики. «Мы находимся в критической точке нашей модернизации, - сказал Иванов. – Если мы и дальше будем говорить, ничего не делая, мы потерпим провал как государство».

Возвращение Путина демонстрирует ослабление «мягкой силы» Запада. Хорошо известно, что Запад отдает предпочтение Медведеву, который сумел наладить отличные отношения с Обамой. В России по этому поводу шли открытые дебаты. Опасения должно вызвать то обстоятельство, что этот факт проигнорировали люди, принимавшие решение о кандидате на 2012 год. Отчасти это объясняется точкой зрения российских ученых, которые полагают, что Москва «нанесла поражение расширению НАТО» своими действиями в Южной Осетии. А интеллектуалы в ходе дебатов активно говорят об упадке Запада и о кризисе в ЕС. Стоит заметить, что китайские ставленники в России непреклонны в своем враждебном отношении ко второму президентскому сроку Медведева из-за российско-американской перезагрузки, которая воспринимается ими как личный проект действующего президента.

Долгосрочная перспектива - негативная

В долгосрочной перспективе возвращение Путина это плохая новость для России и для Европы. Оптимисты надеялись, что Медведев, оставшись на посту президента, усилит разделение полномочий между президентом и премьер-министром, а также укрепит свою политическую платформу и добьется постепенного ухода Путина. Но сейчас получается прямо противоположное. Третий срок Путина приведет к усилению режима личной власти в России и к персонализации процесса принятия решений в ущерб действующим институтам. Это усугубит кризис государственного управления в стране, который уже вызывает рост коррупции и необходимость в «ручном управлении», когда руководителям приходится лично инспектировать проекты, обеспечивая их реализацию.

«Эта система больше не работает ни на кого», - заявил на этой неделе Алексей Навальный, выразив мнение, которое быстро превращается в господствующее. Проекты модернизации и действия по борьбе с коррупцией будут осуществляться с таким же напором и активностью, как и в прошлом – то есть, вяло и апатично. Дружков-олигархов Путина, чье алчное поведение в последнее время становится все более заметным, ничто и никто не будет сдерживать. Созданы все условия для грядущего разочарования, и нынешнее беспокойство по поводу «застоя» может обрести постоянный характер. «Возвращение Путина это самый худший из всех возможных и вероятных сценариев», - заявил работающий в России британский инвестор.

Многие из нынешних российских проблем стали следствием этого кризиса государственной власти. Усиливающийся отток капитала из страны отчасти состоит из личных переводов денежных средств, выводимых за пределы России. Темпы роста капиталовложений низки, так как богатые россияне не хотят вкладывать незащищенные инвестиции в собственную страну. Идет много разговоров о росте эмиграции, особенно среди разочаровавшихся молодых профессионалов, которые просто жизненно необходимы стране для успеха модернизации.

Опросы общественного мнения показывают, что начиная с 2007 года, россияне испытывают все большее разочарование в жизни, в Путине и в его партии. По данным независимого Левада-Центра, большинство  россиян считают, что страна сегодня более коррумпирована, чем в 1990-е годы, а треть постоянно испытывает желание убить кого-нибудь из высокопоставленных чиновников. Тревожит и другое: Путин после столь долгого пребывания у власти постепенно теряет связь с общественным мнением России. Олигархов и чиновников из нового поколения шокирует его поведение с обнажением торса. Молодые дипломаты откровенно жалуются на авторитарное правление. Путин не поспевает за изменениями в обществе, такими как интернет, за нравами и обычаями зарождающегося среднего класса и за более снисходительными точками зрения в постсоветскую эпоху. «Путин это кандидат застоя, а Медведев кандидат модернизации», - подвел итог один российский аналитик.

В такой атмосфере Путин стал олицетворением власти в России. Он гарантировал крах амбиций молодого поколения политиков, пожалуй, до 2024 года. Хорошо известная любовь Путина к лояльности означает, что на российских плакатах в предстоящем десятилетии будут те же самые лица, которые россияне видели в прошедшем десятилетии. В связи с этим многие сторонники Медведева и мягкие реформаторы могут переместиться в стан оппозиции, уехать из страны либо предаться безразличию. Весьма показательным стало сегодняшнее заявление третьего по размерам состояния человека в России Михаила Прохорова, вышедшего недавно из состава ориентированной на рынок партии «Правое дело», которую он возглавлял пять месяцев. Прохоров, обвинивший Кремль во вмешательстве, написал в своем блоге: «Думаю, мы стоим на пороге очень важных – возможно, тектонических – сдвигов в сознании элит. В том числе – властных элит. Происходит их поляризация». В отдаленной перспективе постепенный уход Путина со сцены может гарантировать России общенациональный кризис. Он не укрепил стабильность, а только лишил Россию узаконенных институтов, и теперь страна полностью зависит от его руководства. России в 2024 году угрожает трагическая перспектива. Она может стать страной, где лидеры умирают прямо в кабинете, или где их свергают неконституционным путем. Это опасная перспектива. Неудивительно, что поддерживавший ранее Путина Михаил Горбачев предупредил: России грозят «потерянные годы».

Отношения ЕС и Путина – потеря оборотов

Для Евросоюза приход Путина на должность президента означает, что руководство экономикой станет для него второстепенной задачей, и что он сосредоточится на вопросах внешней политики. Его неподражаемая манера поведения, язвительные замечания и частные вспышки гнева придут на смену той более спокойной рабочей обстановке, которая существовала при президенте Медведеве. А это будет препятствовать развитию отношений. Хорошо известное предвзятое отношение Путина к Грузии и Эстонии останется важным камнем преткновения, а прозвучавшие этим летом заявления премьера о том, что «Белоруссия и Южная Осетия могут в будущем стать частью России», встревожили очень многих. Личная привязанность Путина к проекту Таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном, а также его более прокитайские, чем у Медведева, позиции, могут выйти на передний план. Его постепенный дрейф в сторону агрессивности и напористости в период с 2004 по 2008 год охладит энтузиазм сторонников американской перезагрузки и европейского «партнерства для модернизации», но не остановит и не свернет эти инициативы. Но его возвращение гарантирует, что сталкивающийся с кризисом у себя дома и в арабском мире Евросоюз вряд ли будет уделять повышенное внимание России. За последние 10 лет отношений ЕС и Путина Брюссель стал с большей опаской относиться к выделению ресурсов Москве, поскольку та не уступает ни пяди в вопросах замороженных конфликтов и власти закона. Эти факторы будут и впредь препятствовать прорыву в отношениях с самым большим рынком и самой большой страной в мире. Связям России и ЕС грозят свои «потерянные годы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.