Доброжелатели Обамы, которые теперь мечтают о том, чтобы он стал более жестким лидером, могут получить ценный урок из сегодняшней годовщины.

20 лет назад провалившийся военный переворот в Москве ознаменовал начало распада Советского Союза. И вместе с ним начался длительный спор российского народа о том, лучше ли ценности свободного общества выражаются самим обществом, или же эту задачу нужно оставить «сильному» лидеру.

Основы демократии – врожденные права каждого человека, равенство перед законом, свобода самовыражения – универсальны. Они не могут быть олицетворены одним человеком или группой людей. Но в России, которая слишком долго управлялась царями и коммунистической верхушкой, большинство населения продолжает выбирать лидеров, которые могут публично поиграть мышцами в восточных единоборствах, как Владимир Путин, и не терпят никакой оппозиции.

Подобное мышление является причиной провалов некоторых демократических революций, и именно это делает страны «арабской весны», по крайней мере, Тунис и Египет, столь достойными поддержки.

Арабы выходили на почти ежедневные протесты, в основном, без каких-либо лидеров, противостоя пулям и объединяясь под идеалами свободы. Скорее всего, именно они будут нести внутреннюю ответственность за поддержание этих новых ценностей даже после выбора лидеров.

Обама признает это. Во время его недавнего автобусного тура по Среднему Западу он признал, что настоящая сила демократии находится не в его руках, а в руках народа. В своей речи в штате Иллинойс он попросил собравшихся требовать действий от Конгресса: «Если вы отправляете это послание, то оно гораздо сильнее моего голоса, потому что именно вы – это люди, которые садят тех членов Конгресса в общественный офис. Договорились?»

«Договорились?»  стало напоминанием того, что нельзя забывать о своих обязанностях активного гражданина,  лишь расписываясь в избирательном бюллетене раз в пару лет.

Лидеры от Иисуса до Мохандаса Ганди понимали подобный тип лидерства, при  котором каждый индивидуум представлен как способный на самоуправление, руководимый высшими идеями.

«Вот идет мой народ», - предположительно сказал Ганди. «Я должен последовать за ним, так как я его лидер».

У россиян было мало времени, чтобы впитать короткий выплеск демократических ценностей, начиная с того момента, когда Борис Ельцин встал на танк 19 августа 1991 года и привел несколько тысяч людей к противостоянию консервативным коммунистам. Позже он стал первым российским свободно избранным президентом.

Тем не менее, недостаточно россиян последовали делу или поняли свою собственную ответственность, что привело к двадцати годам коррупции и ичезающей свободы.

Теперь ностальгия по ложному комфорту и строгому порядку в Советском Союзе занимает большую часть российского мышления.

Однако угли гражданской деятельности еще можно найти в России. В статье в газете Washington Post Леон Арон (Leon Aron) из Американского института предпринимательства сообщил о том, что ездил в Россию летом и встретил группы, которые ведут работу по оживлению политической жизни «со столь необходимой социальной чувствительностью, которой так не хватало в 1991 году». Эти группы «считают общество равным государству», и являются прагматичными и морально бескомпромиссными.

Семена демократических идей могут взойти быстро или медленно. Но когда они уже посеяны, они не умрут, и их очень тяжело подавить.

Путин опасается этого, в то время как Обама приветствует.
 
Так кто из них «сильный лидер»?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.